От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Кыргызстан: Июньская трагедия-2010 - в зеркале СМИ
Категория: Киргизия Дата и время публикации: 29.12.2010 21:30

alt

Источник: Фергана.NEWS


К концу 2010 года в Кыргызстане снова зазвучала тема трагических июньских событий: говорили о том, как июнь отражался в средствах массовой информации - местных и зарубежных. Агентство Социальных Технологий при поддержке ОБСЕ опубликовало результаты своего исследования июньских материалов кыргызстанских СМИ (киргизоязычных, узбекоязычных и русскоязычных).

В Бишкекском Пресс-клубе прошел круглый стол на тему «2010: Какие уроки должны быть извлечены журналистами, освещающими политические конфликты?». Вопрос, чем СМИ является во время конфликта: провокатором, кривым зеркалом, объективным источником информации или аккумулятором слухов, - снова встает перед журналистами как одна из болезненных проблем уходящего года.

Вопрос этот не имеет однозначного ответа. Медиа-эксперты призывают репортеров и редакторов к сдержанности, тщательной проверке фактов, просят не употреблять слова, которые могут спровоцировать и поджечь конфликт. Читатели и участники конфликта, в свою очередь, требуют от СМИ «живой картинки»: журналисты должны публиковать то, что видят, что слышат, что чувствуют, и говорить о том, что поняли, что узнали и о чем догадались. А журналисты видят свою миссию в том, чтобы дать честную, но яркую картинку и сделать доказательный вывод - или подвести читателя к этому очевидному выводу.

И здесь сталкиваются интересы самых разных групп и способности самых разных людей увидеть, услышать, написать так, чтобы проняло, и сфотографировать то, что обожжет. Умение освещать конфликт становится серьезным тестом на профессионализм.

Июнь в Кыргызстане стал такой проверкой, которую некоторые СМИ не прошли: бывало, что журналистские тексты напоминали листовки и пропагандистские прокламации. Видимо, это и стало причиной, по которой эксперты решили снова вернуться к проблеме и проговорить ее.

Национальная пресса: «мы» и «они»

Агентство Социальных Технологий презентовало результаты своего исследования, в котором был проведен контент-анализ текстов киргизоязычных, узбекоязычных и русскоязычных СМИ на предмет пропаганды ненависти, насилия и дискриминационных практик. Исследование было проведено при поддержке Центра ОБСЕ в Бишкеке. 12 человек (русских, узбеков и киргизов) под руководством Галины Горборуковой анализировали тексты 12 газет и интернет-изданий, которые вышли с 1 по 30 июня (до и после июньских событий) и с 10 сентября по 10 октября (время перед выборами в парламент Кыргызстана). В исследовании было просмотрено 153 выпуска газет и изучено 620 статей. Изучались киргизоязычные газеты «Кыргыз-Туссу», «Алиби», «Форум», а также веб-сайт «Заман»; узбекоязычные «Ош Саадаси», «Джалалабад-танги» и «Дийдор», сайт Uznews.Net; русскоязычные «Вечерний Бишкек», «Дело №» и «Слово Кыргызстана», сайт «Белый парус».

По мнению аналитиков, журналисты «чаще пытались найти виновных в трагических событиях на юге страны и в локальных точках севера», ключевым вопросом был «кто виноват», и разные СМИ конструировали свою версию и выносили свой приговор. Общим ходом было погружение в историю, журналисты в поисках причин происходящего обращались к событиям 20-летней давности или к еще более давнему прошлому.

Газета «Форум» писала: «Узбеки, откровенно говоря, сели на голову кыргызам, издеваются над кыргызами. Они не принимают кыргызов за людей. К.Батыров по радио «Азаттык» сказал: «Почему все время кыргыз да кыргыз, что, кроме кыргызов, нет другой нации?» Автоматы, снайперы у кого? У узбеков! А у кыргызов нет ничего! С давних пор узбеки обманывают кыргызов, как и двадцать лет тому назад, когда кыргызов сделали виновных, так и сегодня».

Нетерпимость стала главной эмоциональной составляющей в киргизоязычных СМИ. «Конфликт… раскрашивался в самые кровавые краски, преподносился без всяких норм журналистской этики и человеческой морали и нравственности, подливая масла в скандал, провоцируя людей позиционироваться и разделяться в группы «Мы» и «Они». Массмедийное пространство социализировало население в терминах вражды, насилия и противостояния… Язык вражды кыргызстанских журналистов прямолинеен, жесток, безапелляционно требующий бить всех, кто не «Мы».

Газета «Алиби»: «.. Гоняясь за низкими деньгами прошлой власти, узбекские родственники посеяли раздор среди мирных кыргызов, заставили блевать кровью сотни наших кровных родственников… Когда начались столкновения, узбекские родственники с жестокостью начали убивать кыргызов, что говорит о том, что у них, живших среди нас, на душе были гнилые мысли. Это говорит о том, что все было преднамеренно подготовлено. Кыргызы, которым удалось убежать, открыто об этом говорят. Более того, все оружие было у узбеков. Это подтвердят кыргызы, получившие от них пулю. Сейчас узбекские вооруженные села никого не подпускают».

Июньский разрыв граждан Кыргызстана на своих и чужих по крови и языку моментально расколол и национальные СМИ, разделение на «мы» и «они», на «своих» и «чужих» казалось журналистам естественным. В зависимости от того, в каком лагере был журналист, и писались эти «сводки с фронтов», похожие на листовки.

Но и русскоязычная пресса писала о конфликте, обязательно указывая национальности пострадавших и нападающих. Национальность стала в июне важнейшим и неотъемлемым признаком человека. «В Кыргызстане сейчас нет просто людей, есть только носители частной (причем журналистами определенной) этничности; этнические маркеры являются главными нарицательными всего населения Кыргызстана. Заголовки статей, определяющие людей как представителей конкретных групп, встречаются во всех изданиях», отмечается в исследовании.

«Узбекские граждане много лет пользуются пастбищами Кыргызстана». («Форум»).

«К.Батыров два дня подряд по каналам ТВ унижал кыргызов. Именно это задело достоинство кыргызов. В ресторане «Джалал-Абад» собрались авторитетные люди города и задались вопросом, если нет на него управы со стороны государства, то мы с ним разберемся сами». («Кыргыз-Туусу»).
Исследователи отмечают, что «существование в кыргызстанских средствах массовой информации этнической нетерпимости, нарастание деструктивных ксенофобских настроений, разделение людей по полу, территории и языку есть свершившаяся и прочно утвердившая свои позиции реальность».

СМИ делят людей по этническим признакам (узбеки, киргизы, русские), делят на мужчин (спокойных и уравновешенных) и женщин (истеричных «теток»), на истинно верующих и неверных, на жителей Севера и Юга. «Вне зависимости от того, какая классификация используется, правилом является то, что одна из сторон («Мы») снабжается позитивно оцениваемыми качествами, а другая («Они») оценивается негативно. И насилие, вплоть до физического, в этой борьбе – необходимое условие победы», пишут исследователи, уверенные, что такое разделение приводит к «массовому психозу, превращающему любое самое культурное общество в толпу со всеми ее отвратительными рефлексами».

Исследователи убеждены, что «авторы большинства материалов, содержащих в себе очевидный потенциал интолерантности, либо не знают терминов и понятий, с помощью которых обычно описывают подобные ситуации, либо избегают такие понятия употреблять. Например, такие категории, как интолерантность и мультикультурализм, не встретились в анализируемых статьях ни разу. При этом сами явления, обозначаемые этими понятиями, обсуждаются».

С этим трудно спорить.

Но сложность состоит именно в том, что описать межэтнический конфликт без упоминания национальностей невозможно. А неизбежность упоминания национальности, возможно, приводит к дальнейшему провоцированию конфликта.

Но и замалчивание национальности людей во время межэтнического конфликта не приведет к умиротворению сторон, а слова «интолерантность» и «мультикультурализм» не помогут - наоборот, значительно «утяжелят» статью.

И это снова ставит вопрос о влиянии СМИ, которое сильно преувеличивают, и о доверии к журналистам, которые из соображений толерантности вдруг перестанут замечать национальное разделение, произошедшее в стране. Это снова вопрос, отражают СМИ реальность или конструируют ее.

Вопрос, который никогда не имеет простого и однозначного ответа.

«Резня по заказу»

Похожие претензии высказывались медиа-экспертами и к текстам, опубликованным в зарубежных СМИ. В распоряжении «Ферганы» оказалось несколько заключений Комиссии по рассмотрению жалоб на СМИ, вынесенных по поводу статей об июньских событиях.

Мы расскажем только об одном заключении, которое было вынесено по статье В.Соловьева и К.Карабекова «Резня по заказу», опубликованной в российском журнале «Власть» и перепечатанной изданием «Деловой Кыргызстан».

Вот фрагмент из статьи, к которому были высказаны претензии: «Политическая» версия событий на юге Киргизии, согласно которой погромы умело организовала третья сила — люди из окружения экс-президента Курманбека Бакиева и примкнувший к ним криминал,— в народе не очень популярна. Ее придерживаются в основном власти. И еще очень немногие из пострадавших узбеков. Между тем именно она больше всего похожа на правду. Тем более что вражда между киргизами и узбеками скреплена кровью, обильно пролившейся ровно 20 лет назад здесь же, в Оше. Киргизы до сих пор не забыли и не простили узбекам прозвучавшего тогда требования о создании на юге страны узбекской автономии. Кроме того, киргизы не скрывают, что их всегда раздражали успехи узбеков, которые еще с советских времен умудрялись занимать самые хлебные должности».

По мнению комиссии, «заключение о версии события здесь передано как факт, без ссылки на источник информации. Здесь нет ни фактов, подтверждающих убежденность самого автора о том, какая версия событий «больше всего похожа на правду». Голые факты без интерпретации не позволяют читателям понять суть происходящего. (курсив наш - ред.) Материал создает «эффект достоверности» и формирует жесткую «картину» произошедших событий с четким распределением ролей между участниками.

Пытаясь объяснить конфликтное поведение групп, авторы постоянно приписывают участникам некие мотивы «узбеки хотели автономии», «кыргызы хотели поставить узбеков на место» и т.д. Такой тип заранее заданного объяснения также способствует стереотипизации групп и увеличивает недоверие в обществе. При этом выслушать и попытаться понять мотивы друг друга оказывается просто не нужно - все объяснения уже готовы заранее. Зачем разбираться с причинами происходящего, когда все и так ясно: вражда вековая, каждый 20 лет резня будет повторяться, и это естественно…

Такого рода объяснение происходящего через заранее заданные схемы исключает из публичного обсуждения темы, связанные с более глубоким анализом событий и препятствует любым попыткам преодоления последствий кризиса. Политические процессы последних лет, институциональная среда, искажающая отношения между гражданами страны, - все это становится просто неинтересно для читателя, который уже снабжен вполне понятными и доступными аргументами, не требующими критики и дополнительных размышлений. Как показывают предоставленные материалы, эта тенденция ориентирована на формирование заранее заданной позиции даже в среде интеллигенции и среди рационально настроенной части населения. Очевидно, что авторы претендуют не только на «репортажность» своих текстов, но и на аналитическую подачу информации, адресованную читателю (курсив наш - ред.), склонному к анализу и желающему понять, что происходит. Негативные последствия закрепления такого рода установок трудно переоценить», - говорится в заключении комиссии.

То есть, с одной стороны, эксперты упрекают журналистов в использовании «голых фактов без интерпретации», что «не позволяет читателям понять суть происходящего», а с другой - комиссия уверена, что «авторы претендуют на аналитическую подачу информации, адресованную читателю, склонному к анализу и желающему понять, что происходит».

Претензии высказывались и к этому фрагменту: «Резне в Оше, быстро перекинувшейся на Джалал-Абадскую область Киргизии, предшествовали несколько драк между киргизами и узбеками, которые 10 июня почти одновременно произошли в нескольких местах города… В беспорядках в Оше активно участвовала организованно съехавшаяся сюда из разных регионов страны молодежь. Из Бишкека и его окрестностей на воспламенившийся юг на маршрутках и автобусах добирались молодые, воинственно настроенные киргизы, которых здесь называют черными, то есть связанными с преступными группировками».

Комиссия делает заключение: «В перечисленных выше фрагментах отсутствует сослагательное наклонение - утвердительная форма высказывание создает впечатление точно зафиксированной и проверенной информации, которую не стоит подвергать сомнению. Слово «черные» даже не взято в кавычки - просто фиксируется существование такой группы среди кыргызской молодежи».

Делая общие выводы по статье, комиссия приходит к заключению: необходимо «признать, что в опубликованной статье «Резня по заказу» не соблюден пункт 6 Этического кодекса журналиста Кыргызстана, который гласит: «Недопустимо использование журналистом СМИ в ущерб интересам общества, правам человека и гражданина, для пропаганды войны и насилия, расовой, национальной, половой, региональной, религиозной, сексуальной, социальной нетерпимости. При создании материалов журналист должен избегать указаний на соответствующие признаки лица (группы лиц), а также на физические или психические особенности этого лица, за исключением тех случаев, когда эта информация является неотъемлемой составляющей журналистского материала. Статья нагнетает без того напряженную обстановку и, возможно, даже вызывает у кого-то панику».

Кроме того, по мнению комиссии, необходимо «признать, что освещение трагических событий на юге нашей страны оказало травмирующее влияние практически на все население страны. Попытки СМИ усилить чувство вины и осознание содеянного могут вызвать прямо противоположный эффект, усиливая агрессию и идею отмщения. Профессиональная обязанность журналистов добывать информацию повышает уровень личной травматизации. Журналист пересказывает читателям эпизоды, которые травмировали его (ее), и тем самым невольно увеличивает круг вторичных жертв (курсив наш - ред.). Расширение круга опосредованных травмированных лиц - это серьезная психологическая проблема для всего общества».

В статье, которую так подробно разбирала комиссия, были и такие строки: «Массовые убийства со стрельбой начались в городе, чье четвертьмиллионное население почти поровну делится на этнических узбеков и киргизов, глубокой ночью с 10 на 11 июня. И об их начале в Оше также до сих пор говорят по-разному, сопровождая рассказы кровавыми подробностями о звериной жестокости той или другой стороны». Следует отметить, что в этом фрагменте нет разделения на «своих» и «чужих», на «наших» и «ваших». В статье дается слово и узбекам, и киргизам. В статье нет описаний звериной жестокости, и чувство вины, если оно и возникает у читателей, то уж точно не от того, что вышла такая статья, а от того, что произошло на юге страны в июне.

Заключение комиссии по статье «Резня по заказу» содержит ряд справедливых замечаний, но требования, которые комиссия предъявляет журналистам, невыполнимы. И мы это заявляем не только из соображений журналистской солидарности. Невозможно писать о межэтническом конфликте, не упоминая национальности людей, - мы ведь уважаем читателей и хотим объяснить, что именно происходит. Кроме того, невозможно не описывать хотя бы некоторые подробности, если во время конфликта эти страшные детали на каждом шагу, и поэтому, к сожалению, невозможно не травмировать читателей. Мы же хотим, чтобы нам поверили, - а значит, нужно рассказывать. Журналист во время конфликта - это свидетель. Свидетель должен рассказывать то, что видел?

Заключение комиссии по статье «Резня по заказу» - еще один повод убедиться в несовпадении российской журналистской традиции и критериев, выработанных для освещения конфликтов сообществом экспертов и теоретиков из Кыргызстана.

Западный взгляд

«Фергана» побеседовала со швейцарским журналистом Андре Лоршем, членом Международного Альянса журналистов, представляющего организацию «Media4democracy», который приехал в Кыргызстан в начале мая 2010 года и пробыл там до августа. Андре Лорш участвовал в семинарах для журналистов, на которых говорили об освещении конфликтов. «Мы не ожидали, что эта тема окажется настолько актуальной», - говорит А.Лорш.

Г-н Лорш был привлечен к работе Комиссии по жалобам на СМИ, по его словам, ему дали для экспертизы около пятнадцати статей на русском языке, были там и переводы статей из местных СМИ и тексты, опубликованные в европейских изданиях.

«Во вторник 14 июня мне позвонили из Женевы, Швейцарская общественная телерадиокомпания просила об интервью, - рассказывает А.Лорш. - Я согласился. И первый же вопрос меня удивил, меня спросили: можно ли говорить о геноциде? Но мы знали только, что на юге идут столкновения, многие говорили о том, что страдают, в основном, узбеки, но геноцид - это другое, он предполагает организацию и полное уничтожение одного народа или одной группы населения. Этого не было на юге. Я удивился, что люди, которые находятся так далеко от Кыргызстана, в Швейцарии, говорят о геноциде, не имея доказательств.

Я думаю, что западные СМИ боятся пропустить такие важные вещи, как геноцид, например. Когда шла война на Балканах, западные СМИ не сразу оценили серьезность ситуации, не сразу поняли, что происходит. И в июне [в Кыргызстане] они тоже боялись не успеть. Я видел слово «геноцид» в нескольких западных публикациях.

Я помню, когда в 1989 году в Румынии начались события, кто-то начал говорить о массовых убийствах. Показали трупы, которые вытаскивали из больницы… И все журналисты подхватили это и «разнесли». А потом выяснилось, что эту новость «пустили» корреспонденты, которые увидели что-то по телевидению, сидя у себя в редакции в Париже, и подумали, что в Румынии происходят массовые убийства».

«Для того чтобы не возникало киргизско-узбекского конфликта, нужно образумить одну из враждующих сторон и объяснить, кому принадлежит земля, народ и знамя, что написано уже в учебниках 4-класса… Узбеки сами допустили ошибку. У них были кафе, рестораны, работали детские садики, университеты, драмтеатр, радио, газеты и журналы. Множество мечетей было построено, узбеки были представлены в достаточном количестве в айыльном, районном и Жогорку Кенеше. Что еще нужно было для повседневной жизни?.. Светлое будущее Кыргызстана нужно только кыргызам. Это показали недавние апрельские события. Среди митингующих на площади были только кыргызы. Почему представители других этнических групп - русские, уйгуры, дунгане не участвовали? Потому что это - не их историческая родина». («Алиби»)
Андре Лорш читал переводы статей об июньских событиях с киргизского и узбекского. «Тексты, которые мне переводили с киргизского и узбекского, однозначно были более эмоциональны, чем материалы, написанные на русском языке. В них читалась нетерпимость, почти не было фактов. Меня всегда удивляет такой подход к народу: будто у народа есть свой характер, как будто народу можно дать единое и общее определение. Призывы пойти громить или заступаться за своих в СМИ я не видел, но я мало видел», - говорит А.Лорш.

На вопрос о влиянии СМИ на события июня А.Лорш ответил так: «Мы очень мало знаем о влиянии СМИ в таких случаях, и в Кыргызстане не проводилось серьезного исследования на эту тему. Много говорили о влиянии трансляции выступлений господина Батырова по Джалал-Абадским телеканалам. Я эти кадры не видел, но все равно очень трудно определить, кто на кого влияет. Бывает так, что СМИ порождают слухи, а слухи уже влияют на общественные настроения».

Разговор в Бишкекском пресс-клубе

Разговор о том, как освещать политические конфликты, прошел и 23 декабря в Бишкекском Пресс-клубе. Вернее, тема была заявлена про «политические конфликты», но разговор крутился вокруг конфликта межнационального. Во время обсуждения затрагивалась и тема ответственности СМИ за события в июне.

Так, бишкеский медиа-эксперт Александр Кулинский заметил, что волна национализма в кыргызстанских СМИ поднялась в ответ на сообщения иностранных СМИ «касательно той или иной нации». При этом, по мнению А.Кулинского, «пресса далека от требований, которые предъявляют международные стандарты, причем не только наша, но и иностранная. Это показали и революция, и июньские события, которые освещались далеко не самым объективным образом».

Но самое опасное, по мнению Кулинского, - это то, что в СМИ транслируются не мнения людей, а мнения политиков, «которые пытаются создать в обществе ощущение тотальной нетерпимости к любому, кто не является кыргызом. Если так будет продолжаться и дальше, то скоро мы будем пожинать плоды такой журналистики. Если в ошских событиях СМИ были виноваты отчасти (курсив наш - ред.), то скоро мы сможем сказать, что журналистика полностью виновата в том, что произошло», - сделал вывод А.Кулинский.

По мнению А.Кулинского, «смысл журналистики в том, чтобы общество поняло, почему данный человек вел себя данным образом в данной конкретной ситуации. Мы должны понять, почему это произошло, или будем обречены на рецидивы. Хотелось бы, чтобы журналистика не провоцировала такие ситуации, а пыталась объяснить, почему так происходит и почему так делать не надо. Хочется, чтобы журналисты были журналистами, а не людьми, обслуживающими интересы», - отметил эксперт.

Но вот вопрос - как применить эту отличную формулу («почему данный человек вел себя данным образом в данной конкретной ситуации») к июньским событиям? Как написать, почему один «данный человек» стал убивать людей узбекской национальности «в данной конкретной ситуации», а другой «данный человек» стал в той же ситуации стрелять в людей киргизской национальности? Можно это объяснить, не затрагивая ни чьих чувств, не обозначая национальности и не упоминая о событиях 20-летней давности? Можно ли этот конфликт свести только к провокациям бывшей власти? Только к экономическим причинам? Только к влиянию СМИ?

Однако, касаясь влияния СМИ в июне, руководитель общественного фонда «ГИИП» (Гражданская инициатива интернет-политики) Татту Мамбеталиева заметила: журналистика не сыграла решающей роли в примирении сторон из-за того, что возможности распространения информации были ограничены. «Везде доступно только радио, но оно как было развлекательным, так и осталось, а с интернетом в зоне конфликта были проблемы», - заметила Т.Мамбеталиева.

«Из Кыргызстана в Ферганскую долину Узбекистана многочисленными автобусами продолжают поступать тысячи беженцев. В основном - это женщины, старики и дети, этнические узбеки из Оша и Джалал-Абада. Их мужчины либо продолжают воевать с агрессорами, либо уже убиты. … По их словам, число убитых на киргизской территории узбеков приближается к нескольким тысячам человек». (Uznews.net).
О роли СМИ в июне говорил и корреспондент ИА «Regnum» Григорий Михайлов: «Роль СМИ во время июньских событий была невелика, основные причины были другие. Но то, как события освещались, вызывает вопросы. Из-за дефицита информации журналисты были вынуждены пользоваться слухами, источники были непроверенными или ангажированными, в итоге информация выходила непроверенная. Были виноваты не только СМИ, но и органы власти, которые в силу неразберихи внутри властных структур и некомпетентности не смогли наладить нормальное освещение происходящего на юге, - заметил Г.Михайлов. - Журналист полон стереотипов, делит всех на «своих» и «чужих», полон страхов, и все это находит отражение в его материалах. Сейчас ни одно СМИ нельзя назвать независимым, все они отражали фобии авторов или мнения заказчиков».

Выступая в Бишкекском пресс-клубе, руководитель Коалиции «За демократию и гражданское общество» Динара Ошурахунова заметила: «СМИ показали, что они не могут беспристрастно освещать политические конфликты. Практика освещать ситуацию скандально, чтобы привлечь читателя, возобладала над этическими нормами».

Также Ошурахунова подняла вопрос о безответственности журналистов, которые своими публикациями разжигают межнациональную рознь. «Что делать с журналистами, которые занимаются распространением националистических лозунгов? На некоторых журналистов газет «Алиби» и «Форум» я подала заявления в Генеральную прокуратуру, месяц подожду и пойду в суд», - заявила Ошурахунова.

* * *

Когда Комиссия по рассмотрению жалоб на СМИ делала свои выводы, она опиралась на «Международную декларацию принципов поведения журналистов», «Международные принципы профессиональной этики журналиста» и на Этический кодекс журналиста Кыргызстана. От информации, распространяемой журналистами, считает Комиссия, требовалось обеспечение точности, объективности, непредубежденности и сбалансированности информации.

Это прекрасные базовые требования. Но на практике все оказывается сложнее, не имеет простых решений и замешано на личных симпатиях и антипатиях журналиста, на его личной способности анализировать информацию и на его возможностях эту информацию доставать.

И государственные комиссии, и медиа-эксперты должны интересоваться не только ответственностью репортеров и опасностью, которую несут журналистские тексты. Анализируя отражение «ошского июня» в СМИ, экспертам нужно интересоваться и ограничениями, которые были наложены властью на журналистов национальных СМИ, тем, насколько трудно доставалась в июне любая информация и почему журналисты часто были вынуждены довольствоваться слухами, которые порой оказывались правдивей официальных данных.

Мария Яновская

Международное информационное агентство «Фергана»

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test