От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Воспоминания великого о великом. Памяти Алексея Петренко
Категория: Личность Дата и время публикации: 30.03.2017 15:20

alt

Болот Шамшиев - об Алексее Петренко: Мы могли сделать то, чего нашим зрителям не хватает - профессиональный кинематограф
26 марта советскому и российскому актеру театра и кино исполнилось бы 79 лет Болот Толенович планирует выпустить литературную серию своих кинокниг и таким образом отчитаться за прожитые четверть века перед почитателями его таланта.Болот Толенович планирует выпустить литературную серию своих кинокниг и таким образом отчитаться за прожитые четверть века перед почитателями его таланта.

Выдающийся советский и кыргызский режиссер, создатель культовых фильмов «Выстрел на перевале Караш», «Белый пароход», «Ранние журавли», «Волчья яма», последние 25 лет ничего не снимает. Его на родине как будто не замечают. Но, как и прежде, несмотря на возраст, Болот Толенович полон творческих идей и духовных сил. Жаль, годы бегут, а денег на съемки все нет и нет. Уходят, не прощаясь, очень дорогие и сверхталантливые люди - непревзойденные мастера своего дела! 2 апреля исполнится 40 дней, как не стало советского и российского актера театра и кино Алексея Васильевича Петренко, для которого Шамшиев написал несколько сценариев.

«ШАМШИЕВ - ТОЖЕ «БОИНГ», УПАВШИЙ НА ЖИЛЫЕ КВАРТАЛЫ»

- У меня готовых сценариев - три тома. Собрать все до кучи - на библиотеку хватит, - передо мной на столе рукопись «Каба - храброе сердце». Очень красивая история, приоткрывает завесу тайны сам автор. По сути, кыргызский эпос, посвященный концу 19-го - началу 20 века - сложному периоду ломки истории Кыргызстана, вызванному приходом урбанистической европейской цивилизации.

Болот Толенович планирует выпустить литературную серию своих кинокниг и таким образом отчитаться за прожитые четверть века перед почитателями его таланта. Единственное, сокрушается, издатели утверждают, что книги сегодня не читают, а, значит, не покупают. Как покрыть хотя бы типографские расходы?

- Друзья предлагают объявить народный сбор средств, раз правительство равнодушно к культуре. Шамшиев - тоже своеобразный «Боинг», упавший на обитаемые кварталы кыргызской культуры. Профессиональной, не самодеятельности. Работать не дают, устроили обструкцию. Мой свежий роман - о тупике не только кыргызского сознания. Кыргызстан, как и весь мир, тоже в тупике. Пришла новая волна режиссеров. Чуть ли не каждую неделю - премьеры. Уже Голливуд обгоняем по кинопроизводству. Но тот, кто сидит в зале - мой зритель, он, встречая меня на улице, выказывает недовольство и требует другое кино, - говорит кинорежиссер.

В стопке готовых проектов лежат три сценария, которые мэтр кыргызского и советского кинематографа мечтал запечатлеть на кинопленке с российским актером Алексеем Петренко, ушедшим из жизни 22 февраля этого года. 26 марта Алексею Васильевичу исполнилось бы 79 лет. До последнего момента Шамшиев не терял надежды снять картину с его участием. Но поработать на одной площадке с великим мастером сцены и экрана так и не довелось.

«ОН СТАЛ СВОИМ СРЕДИ НАС, КЫРГЫЗОВ»

- Болот Толенович, вы помните, какое впечатление произвел на вас Петренко при первой встрече?

- Алексей Васильевич был любимым актером Динары Асановой, нашего замечательного кыргызского режиссера, которая работала на «Ленфильме». Шел 1976 год. Уже завершилась работа над «Белым пароходом», я взялся за картину «Ранние журавли», которую заказала ленинградская киностудия. Там впервые и столкнулся с Петренко, это было шапочное знакомство. Он - молодой, красивый, энергичный, прославленный - великую популярность ему принесла роль Распутина в картине «Агония» (1974).

Мимолетное знакомство переросло в тесное общение и крепкую дружбу благодаря Азиме Абдумаминовой - третьей жене Алексея Васильевича, покорившей сердце актера. Узбечка из Кыргызстана сумела создать атмосферу уюта в их московском доме - то, что весьма ценно для мужчины, который постоянно находится на съемках, театральных подмостках - это колоссальное психологическое напряжение, когда не жалея себя, работаешь на разрыв.

- Было интересно, что общего между Азимой и Алексеем Васильевичем, - продолжает Болот Толенович. - Он вырос на Украине, переехал в Ленинград. Обласкан театральной богемой. Мне это знакомо - свои творческие годы провел в Москве, на «Мосфильме», где заканчивал каждую картину. А как Азима, выросшая здесь, у мамы и папы на руках? Китайские философы считают, что у каждого человека есть своя половинка. Кто-то находит ее слишком рано, другие - слишком поздно. Думаю, что их соединил Бог, но они нашли друг друга слишком поздно. Успели родить замечательную девочку Меланию. Алексей Васильевич сам дал дочери такое красивое имя. Живая, подвижная, с потрясающей энергетикой - мне с первого взгляда понравился этот «сопродукт» Россия-Кыргызстан.

Мы с детьми и супругой бывали у них дома в Москве. Все сделано руками Алексея Васильевича, чисто, аккуратно, разложено по полочкам. На столе - плов, манты, лагман...

- Он любил национальную кухню?

- Да. Мало того, он стал своим среди нас, кыргызов. Если Александр Абдулов перебрался из Ферганы в Москву, то Алексей Петренко наоборот - из России «приехал» в Среднюю Азию. Носил кыргызский колпак, узбекский халат. Ну, чистый ферганский кыргызо-узбек!

«ГОТОВ СНИМАТЬСЯ ХОТЬ БЕСПЛАТНО»

- Над какими проектами вы планировали поработать вместе с Алексеем Васильевичем?

- В 2013 году я написал сценарий «Безумный дервиш», хотел снять Петренко в роли хазана синагоги. В основу сценария легла трагедия, произошедшая в 70-е годы. Во Фрунзе с особой жестокостью был убит ювелир Глазунов, он был горским евреем. Я как раз готовился к съемкам фильма «Волчья яма», изучал работу милиции, и однажды меня пригласили поучаствовать при обыске дома убитого ювелира. Искали золото. Приехал «важняк» - следователь по особо важным делам генеральной прокуратуры Киргизии Леонид Торопов. Дом Глазунова в советское время поражал воображение своими размерами - огромный двухэтажный особняк с подземным гаражом для машины. Но больше всего мне запомнились слова замминистра внутренних дел: «Как человек, купивший дом после убийства, мог устроить детскую в комнате, где жестоко пытали ювелира?! Да там все стены были забрызганы кровью!» По версии следствия, новый владелец знал, что в особняке спрятано золото. Действовал очень быстро. Эта суетливость в оформлении сделки купли-продажи после страшной смерти человека, проведенный капитальный ремонт вызывали подозрения. Следователи были уверены, что драгметалл успели извлечь. А обыск был просто формальностью.

- Алексею Васильевичу сценарий понравился?

- Он был восхищен тем, как я сумел передать характер хазана синагоги: «Как тебе это удалось, Болот?». Я не смог ответить ничего конкретного, потому что при работе над сценарием у меня мысли приходят сами по себе, без особого напряжения. А когда дело дошло до реализации сценария на экране, встал все тот же проклятый финансовый вопрос. Ставка у Петренко довольно высокая - семь тысяч долларов за съемочный день. Но он мне тогда сказал: «Я готов сниматься у тебя бесплатно. Очень хочу поработать с тобой».

Не сложилось...

«ЛУЧШЕГО ЖАКА ДЕ МОЛЕ НЕ НАЙТИ»

- В письменном столе у вас еще лежит сценарий большого телесериала «Тайна сокровищ тамплиеров». Как появилась идея снять сериал про тамплиеров на Иссык-Куле?

- С магистром Ордена тамплиеров Жаком де Моле многие читатели знакомы по знаменитому роману Морриса Дрюона «Железный король». С его оценкой тамплиеров и их лидера я был не согласен, написал своего Великого магистра и отправил сценарий, в первую очередь, Алексею Васильевичу. Потому что понимал, лучшего Жака де Моле мне не найти. Не в обиду будет сказано французам, но и среди них лучше, чем Петренко, нет! Я был уверен в гигантском таланте актера и знал, что ему по силам эта роль.

- Где по сценарию развиваются события?

- Действие происходит в 1315 году и, через 700 лет, в 2015-м, на Иссык-Куле. В центре сюжета - тайна затонувших на Иссык-Куле бесценных сокровищ тамплиеров. Оно лежит где-то на дне нашего глубоководного озера. И без батискафа, с помощью которого в свое время Кэмерон обследовал «Титаник», нам парусник тамплиеров не найти. Не знаю почему, но во мне живет уверенность, что корабль покоится на дне нашего бесценного озера.

Версию о том, что тамплиеры, которых предали все христианские государи, обосновались на Иссык-Куле, высказал русский историк и археолог Игнатий Стеллецкий, посвятивший всю жизнь поискам библиотеки Ивана Грозного. Первую деревянную крепость тамплиеры сделали высоко в горах, и при первом же набеге разбойников она была разграблена и сожжена. Тогда, чтобы спасти свои сокровища (по преданию, чаша Грааля и копье Лонгина) - они построили большой корабль и на нем всей общиной плавали по акватории Иссык-Куля, пока монголы не подожгли и не затопили судно в 1315 году.

«МОНУМЕНТАЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК»

- В моем телесериале несколько главных героев. Пока писал сценарий первых 10 серий успел полюбить всех. Даже воровского авторитета, выросшего на берегу Иссык-Куля и ставшего черным подводным археологом в Америке. Он специализируется на грабеже затонувших кораблей, перевозивших в средние века драгоценности Нового Света. Он миллионер, его преступный бизнес процветает, но когда узнает из прессы, что со дна озера университетской подводной экспедицией извлечен золотой французский ливр времен Филиппа IV Красивого, восклицает: «Это мой Иссык-Куль, мой клад, я его никому не отдам!» и отправляется на поиски сокровища тамплиеров, - раскрывает сюжет Болот Толенович. - А в роли Великого магистра я видел только Петренко, мне представлялось, как он сидит, как оборачивается, разговаривает. Думал, еще чуть-чуть - полгода, год - и мы найдем деньги и приступим к съемкам. Поднимем паруса и будем бороздить голубые просторы Иссык-Куля. Говорю об этом с большим сожалением и с ужасным чувством невосполнимой утраты...

- Если найдете финансирование на съемки сериала, кого пригласите на роль магистра?

- Я даже не думал об этом. Писал ее под великого актера. Хотел снять его еще в одной своей фантастической картине-антиутопии «Королева и олигарх» в роли старого учителя.

- В чем главная особенность Петренко?

- В его внутренней монументальности. Очень цельный человек, в нем не было противоречивости внутреннего и внешнего мира, он ни под кого не подстраивался, не притворялся. И это подкупало меня больше всего. И хазан в синагоге, и Великий магистр тамплиеров, и чудак-старый учитель, разбивающий мобильные телефоны молотком - это все Алексей Васильевич Петренко. Приеду в Москву, первым делом пойду к нему на могилу, положу цветы, прочитаю кыргызскую молитву человеку, которого, если бы все сложилось, мы могли по праву называть нашим кыргызским актером! Обидно, очень обидно. Мне так хотелось поработать с ним на съемочной площадке. Мы могли сделать то, чего нашим зрителям сегодня не хватает - профессиональный кинематограф.

Юлия Шитова

Комсомольская правда в Кыргызстане

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test