От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Граждане стран ЕАЭС имеют право работать без дополнительных разрешений
Категория: Интеграция Дата и время публикации: 24.10.2016 07:24

alt

В Женеве 12-13 октября с.г. прошла VI Глобальная встреча экспертов Международной организации по миграции, с трибуны которой член Коллегии, министр по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии Тимур Сулейменов констатировал:  Договор о ЕАЭС принципиально изменил правовой статус трудящихся государств-членов Союза. Однако практическое исследование темы убеждает, что в имплементации этого статуса существует еще немало подводных камней и рифов…

Информацию об участии министра Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) в VI Глобальной встрече экспертов Международной организации по миграции (МОМ) распространила пресс-служба ЕЭК.

Наряду с оптимистичной новостью о возможном обретении Евразийской экономической комиссией статуса наблюдателя в МОМ, в ней цитировалось  выступление на форуме Тимура Сулейменова.

Особый акцент в нем был сделан на положениях Договора о ЕАЭС, согласно которым, граждане стран Союза имеют право работать в любом государстве-партнере без дополнительных разрешений, на основании как трудовых, так и гражданско-правовых договоров. Также констатировалось, что меры, обеспечивающие принцип свободы перемещения на пространстве ЕАЭС трудовых ресурсов, способствуют снижению уровня нелегальной трудовой миграции, поскольку гражданам интеграционного объединения «становится выгоднее и спокойнее работать в соответствии с законом, не используя теневые полукриминальные схемы».

Понятно, что Евразийская экономическая комиссия – наднациональный орган, уполномоченный представлять интересы Евразийского экономического союза и, в том числе, заниматься позиционированием интеграционной структуры на международной арене.

В контексте этого «глобального» уровня компетенций участие представителей ЕЭК в дискуссиях на авторитетных площадках, налаживание взаимодействия с международными организациями можно только приветствовать. Равно как и усилия, направленные на совершенствование законодательно-правовой базы функционирования ЕАЭС, в том числе в сфере трудовой миграции. Процесс этот, безусловно, не может быть сиюминутным по определению.

И, все-таки, насколько реальны «выгоды» трудящихся интеграционного объединения после вступления в силу Договора о ЕАЭС? В каких пределах простирается свобода перемещения трудовых ресурсов на пространстве Евразийского экономического союза? Какие сложности возникают в  процессе привлечения иностранной рабочей силы на рынки государств-участников ЕАЭС?

Практическое исследование темы подтверждает: в «реальном» секторе рынка труда ЕАЭС проблем немало. Обусловлены они, в том числе, наличием обширнейшего массива законодательных и нормативно-правовых актов по регулированию не только трудовых отношений с иностранными работниками, но и необходимостью соблюдения миграционного законодательства, которое постоянно претерпевает изменения.

Самостоятельно в этом потоке информации разобраться непросто. И, практика показывает: с многочисленными сложностями сталкиваются не только граждане государств-участников ЕАЭС, желающие работать на территории страны-партнера, но также работодатели принимающей стороны.

- Действительно, с 1 января 2015 года, когда вступил в силу Договор о ЕАЭС, существенно изменились законодательные нормы по порядку привлечения пребывающих на территории РФ иностранных работников, которые являются гражданами государств-участников Евразийского экономического союза.

При этом в риторике консультантов относительно трудоустройства таких граждан на территории России нередко звучат высказывания: «они фактически приравниваются в праве на работу к гражданам РФ», «принимайте их как граждан РФ», «для них упрощен порядок трудоустройства». И если с последним высказыванием сложно не согласиться, то первые два могут вводить работодателей в заблуждение. А это чревато серьезными ошибками и рисками, в том числе – огромными суммами штрафных санкций за нарушение порядка привлечения иностранных работников, - считает Евгения Конюхова, ведущий эксперт-консультант ООО «ЭЛКОНД» – российской  компании, которая на протяжении четверти века оказывает профессиональную поддержку, предоставляя клиентам актуальную правовую информацию.

Нормы Договора о ЕАЭС концептуальны и общи. Их нельзя воспринимать в отрыве от норм национального законодательства в сфере труда и миграции, от положений подзаконных актов, регламентирующих эти сферы. Основной вопрос, от которого нужно отталкиваться – вопрос законности пребывания иностранца на территории РФ или иного государства Евразийского союза.

- Статья 96  Договора о ЕАЭС трактует статус «трудящийся государства-члена ЕАЭС» так: лицо, являющееся гражданином государства-члена, законно находящееся и на законном основании осуществляющее трудовую деятельность на территории государства трудоустройства, гражданином которого оно не является и в котором постоянно не проживает.

Поэтому перед работодателем стоит первостепенная задача: определить правовой статус иностранного работника. Вопрос: как?

В российском законодательстве правовой статус иностранного гражданина определяет статья 2 Закона № 115-ФЗ. Согласно ей, постоянно проживающим на территории РФ считается иностранный гражданин, имеющий вид на жительство (ВНЖ).

Если у иностранца нет вида на жительство, но есть разрешение на временное проживание (РВП – как правило, проставляется в виде штампа в паспорт иностранцу, в отдельных случаях может выдаваться в виде отдельного бланка), он – временно проживающий иностранный гражданин.

И, наконец,  временно пребывающим на территории государства считается иностранный гражданин, не имеющий ни вида на жительство, ни разрешения на временное проживание, но получивший миграционную карту.

По общим правилам, граждане стран ЕАЭС, которые прибывают в РФ на работу, должны заполнить миграционную карту, отметив в графе «Цель визита» позицию  «Работа» (несколько иная ситуация в отношении граждан Беларуси, с которой у России заключено соглашение о едином миграционном пространстве в рамках Союзного государства, но это отдельный случай).

Принимая на работу граждан республик Армения, Казахстан, Кыргызстан, работодатель должен убедиться не только в наличии у них миграционной карты, но и в правильном заполнении графы «Цель визита». 

Также следует обратить внимание на то, не превышен ли срок временного пребывания иностранного гражданина на территории РФ. Как показывает практика, это один из самых сложных вопросов для работодателей, поскольку зачастую путаются понятия «миграционный учет по месту пребывания» и «срок временного пребывания», - констатирует Е.Конюхова.

Таким образом, на повестку дня выходит приоритетный вопрос: после въезда на территорию принимающего государства иностранный гражданин должен озаботиться вопросом постановки на миграционный учет. Это обязательное требование, которого никто не отменял, в том числе в формате ЕАЭС.

Большинство иностранных граждан должны пройти эту процедуру в течение семи рабочих дней с даты прибытия в место пребывания. Однако граждане государств-членов ЕАЭС имеют в этом смысле преимущество: в течение 30 суток с даты въезда они освобождаются от такой обязанности. Но, в случае, если срок  пребывания превышает 30 суток, они также подлежат миграционному учету в порядке, установленном законодательством РФ.

- Срок временного пребывания в РФ иностранного гражданина, прибывшего в порядке, не требующем получения визы, не может превышать 90 суток суммарно в течение каждого периода в 180 суток, за исключением случаев, предусмотренных Законом  № 115-ФЗ, а также, если такой срок не продлен в соответствии с законом. Это так называемое правило «90 из 180». Поэтому, первоначально въезжая на территорию РФ, не имея еще заключенного трудового договора с работодателем, такие иностранцы могут пребывать на территории РФ 90 суток. Если в течение этого времени они не трудоустраиваются до окончания срока временного пребывания, указанного в миграционной карте, они обязаны покинуть территорию РФ. Если же иностранный гражданин страны – участницы ЕАЭС трудоустраивается, только тогда в силу вступает пункт 5 статьи 97 Договора о ЕАЭС: срок временного пребывания (проживания) трудящегося государства-члена и членов семьи на территории РФ будет определяться на срок действия трудового или гражданско-правового договора, заключенного трудящимся с работодателем или заказчиком работ (услуг). И если в миграционной карте иностранного работника изначально был указан срок временного пребывания 90 суток со дня въезда, этот срок после заключения трудового договора необходимо продлить, -  отмечает Е.Конюхова.

Здесь следует обратить внимание на один важный нюанс: заключая официальный договор с иностранным работником, работодатель принимает на себя ответственность за соблюдение этим работником миграционного законодательства. И поскольку миграционное законодательство жестко регламентирует необходимость наличия полного пакета документов у мигранта на протяжении всего периода его работы, работодатель должен тщательно отслеживать сроки действия всех документов, чтобы не получить штраф за мигрантов, в случае если хотя бы один документ перестанет действовать.

Возникает закономерный вопрос: нужно ли это работодателю? И он перестает быть риторическим на фоне сумм штрафов, предусмотренных за нарушения миграционного режима.

Так, если размер штрафа за различные нарушения в этой сфере для физических лиц составляет от 5000 до 7000 рублей, для юридических лиц он простирается в «вилке» от 400 000 до 1 000 000 рублей. При этом штраф в размере от 35 000 - 70 000 рублей накладывается и на должностное лицо, допустившее нарушение. Кроме того возможна и приостановка деятельности предприятия на период  от 14 до 90 суток.

Исходя их представленных «вводных» трудно предположить, что здравомыслящий работодатель пойдет на подобные риски исключительно ради обеспечения декларируемого принципа свободы передвижения трудовых ресурсов на едином рынке ЕАЭС.

Это, кстати, засвидетельствовали и результаты исследования из цикла «проверено на себе», осуществленного автором строк. В течение полугода мною предпринимались активные попытки предложить свою кандидатуру (гражданки Казахстана) на замещение вакантных должностей в российские структуры разных  форм деятельности.

Эксперимент показал: переговоры с потенциальными работодателями технично «сворачиваются» на стадии упоминания факта иностранного гражданства. И даже те позиции, которые заявляются «доступными» для граждан СНГ, предполагают наличие у претендента ВНЖ или, по меньшей мере, РВП.

Процесс обретения статусов,  обозначаемых «тремя заветными буквами» – отдельная песня, требующая отдельного формата исполнения.

А на этапе «распевки» следует признать: обладая статусом временно пребывающего иностранного гражданина, вряд ли можно рассчитывать на  достойные предложения на рынке труда принимающего государства. Даже если это государство – партнер по интеграционному союзу. Работодатели изыщут тысячу формальных поводов, чтобы избежать хлопот, связанных с легализацией  «неудобных» кадров. Правда, как вариант, могут предложить работу без официального оформления, предоставив возможность самостоятельно улаживать миграционные проблемы.

К слову, подобные компромиссы – достаточно распространенная практика. Но вряд ли она способствует снижению уровня нелегальной миграции и искоренению коррупции в уполномоченных структурах. Скорее, наоборот. А это значит, что законодательная база регулирования процесса трудовой миграции на едином рынке ЕАЭС пока еще весьма далека от того, чтобы трудящиеся Союза могли в полной мере ощутить реальные выгоды интеграции. Выражаясь словами классика одесского юмора, в «консерватории» есть что подправить…

Ольга Казанцева

www.ia-centr.ru

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test