От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Раса Алишаускене: "В Кыргызстане религиозный радикализм не поддерживается народом"
Категория: СНГ и Балтия Дата и время публикации: 01.08.2016 07:39

alt

Распад Советского Союза был одним из крупнейших мировых событий ХХ века, глобально изменившим геополитическую карту мира. В этом году исполняется 25 лет Беловежских соглашений, в которых говорилось о прекращении существования Союза Советских Социалистических Республик как «субъекта международного права и геополитической реальности» и о создании Содружества Независимых Государств (СНГ).

Как живут сегодня республики бывшего СССР, какие настроения преобладают в обществе – об этом в интервью с руководителем компании исследования рынка и общественного мнения «Baltijos tyrimai/Gallup» Расой Алишаускене. Компания проводит исследования, опросы общественного мнения как в Литве, так и совместно с местными и зарубежными партнерами в странах Содружества Независимых Государств.

– Какие тенденции преобладают в общественном настроении жителей Литвы?

– Отмечу, что лето, как правило, позитивно отражается на настроениях жителей. Хотя две трети жителей Литвы считают, что в последнее время ситуация в стране ухудшается, в первый месяц лета на 8 процентных пунктов возросло число граждан, которые оценивают ситуацию оптимистически. В конце мая – начале июня наша компания по исследованию рынка и общественного мнения Baltijos tyrimai провела опрос, согласно которому 35% респондентов уверены, что ситуация в Литве в последнее время улучшается. Во время аналогичного опроса, проведенного месяц назад, позитивные перемены усмотрели 27% опрошенных. 64% граждан указали, что в Литве ситуация ухудшается – это на 8 процентных пункта меньше, чем месяц назад.

Наиболее оптимистически настроена молодежь до 30 лет (50% считают, что ситуация улучшается), жители крупных городов (42%), респонденты с высшим образованием (48%) и семьи с высокими доходами в месяц – более 1000 евро (54%), руководители (53%), специалисты и служащие (46%), студенты и учащиеся (51%), респонденты с правыми политическими взглядами (49%).

Больше других нынешним положением в стране недовольны люди старше 50 лет (74% считают, что ситуация ухудшается), сельские жители (72%), респонденты с неоконченным средним образованием (77%), с маленькими доходами семьи – до 600 евро в месяц (74%), пенсионеры (79%) и безработные (72%), жители польской национальности (72%).

Вместе с тем отмечу, что, анализируя исследования, проводимые в последние 15-20 лет, тенденции в настроении жителей практически не меняются. В качестве первоочередных проблем жители Литвы называют социальные. Люди обеспокоены проблемами доходов, трудоустройства, здравоохранения. Конечно, одна из актуальных проблем – миграция. К сожалению, число желающих уехать не уменьшается.

Литва, Латвия, Эстония мало отличаются по уровню демократических процессов, социально-экономическим показателям, по тому, как проходят реформы. Но эстонцы, как всегда, лучше других пиарятся, успешнее других строят свой имидж.

– А какова сейчас ситуация в бывших республиках СССР – ныне независимых государствах?

– Разная. В 1991 году республики бывшего СССР начинали практически с одной точки отсчета по социально-экономическому уровню. Кому-то удалось провести реформы и достигнуть прогресса, как, например, Грузии. По экономическим показателям и уровню жизни позитивные перемены в этой стране начали происходить с 2004 года. Были созданы условия для развития бизнеса.

Перемены в соседней Армении проходят медленнее. Там существенны различия между Ереваном и регионами. В Грузии нет такой разницы между столицей и регионами. В последнее время позитивный скачок в развитии произошел в Аджарии. Страна начала активно продвигать свой туристический бренд, в том числе, и в странах Балтии, Польше. Благодаря этому число туристов возросло почти в десять раз.

Если оценивать постсоветские страны по проходящим демократическим процессам, стабильности развития, то я бы отметила Кыргызстан. Там действует парламентская демократия, на протяжении ряда лет фиксируется стабильный рост подъема настроений, страна находит свою нишу в торгово-экономическом секторе. Так, к примеру, все большую популярность приобретают экологические продукты, которые может предложить этот регион. Развиваются различные отрасли производства.

В Украине фиксируется снижение уровня жизни. После майдана в Украине, примерно, как в Литве в 1991 г., создался временной отрезок, когда власть могла проводить любые реформы вплоть до шоковой терапии. И такой политике поддержка общества была бы обеспечена: люди сознательно были готовы терпеть. На опросах респонденты отвечали: не платите пенсии, дайте возможность зарабатывать самим, выкрутимся, и делайте что-нибудь с экономикой и страной. Это была возможность радикально изменить систему. Таких уникальных возможностей нет даже в странах со стабильно функционирующей демократией, потому что они появляются только на духовном подъеме, энтузиазме после таких событий, как майдан. Но, по-моему, украинская власть этой возможностью не воспользовалась. Конечно, нельзя забывать о военном факторе, который потребовал много денег и усилий. Но факт в том, что возможность на духовном подъеме общества в Украине провести конструктивные перемены была упущена.

Ситуация в Беларуси стабильная, и можно сказать, что тенденции экономического развития в этой стране совпадают с мировыми тенденциями. С улучшением экономической ситуации улучшаются и настроения в обществе. Менталитет общества в Беларуси такой, что люди в большей степени привыкли к заботе государства.

Настроения людей в республиках Средней Азии в целом меняются по принципу маятника – от негативных до позитивных и обратно. Так, в Казахстане в начале самостоятельного пути тенденции социально-экономического развития складывались достаточно позитивно. Страна обладает достаточным потенциалом для позитивных перемен: полезными ископаемыми, людскими ресурсами. Однако в последние годы заметно постепенное снижение темпов роста экономики.

В настоящее время, пожалуй, самое большое напряжение в настроениях людей в Молдове. Правительство не смогло найти рынков сбыта для экспорта продукции. А потом еще случился скандал с пропажей миллиардных сумм из ведущих коммерческих банков. Получилось так: граждане страны стойко приняли призывы перетерпеть сложные экономические времена, но увидели, что те, кто призывал их затянуть пояса потуже, занимаются отмыванием банковских денег.

Но в Молдове протестный пар жители «выпускают» массовой эмиграцией, благодаря тому, что существует безвизовый режим с Румынией, которая является членом Евросоюза. К сожалению, более образованные, активные уезжают, тем самым еще более усугубляется социально-экономическая ситуация.

– Если все-таки потребуются радикальные экономические реформы, готовы ли жители постсоветских стран к «шоковой терапии»?

– Люди опасаются кардинальных перемен. При нормальном развитии любой страны ни одна партия с программой реформ не выиграет выборов. Радикальные изменения возможны лишь тогда, когда по каким-то причинам резко меняется ситуация, в обществе происходит сильное потрясение, самосознание граждан находится на подъеме. Пример – ситуация в Украине, во время майдана. Но возможность для кардинальных реформ, как правило, существует в течение короткого периода – шести, семи месяцев.

– Влияет ли фактор исламского экстремизма на ситуацию в независимых государствах?

– Если оценивать ситуацию в странах Средней Азии в общем, можно отметить, что сделано и делается немало по превенции радикальных настроений, каких-то неуправляемых действий. Например, в том же Кыргызстане, где с ситуацией я лучше знакома, религиозный радикализм не поддерживается народом. Хотя это и традиционно исламская страна, у которой самобытные национальные обычаи и обряды.

Очень трудно предсказать дальнейшее развитие этих стран, особенно тех, где руководители десятилетиями не меняются, нет демократической оппозиции. Не ясно, какие подводные течения скрываются в настроениях людей.

– Каковы настроения среди национальных меньшинств в этих странах?

– Мы исследовали настроения национальных меньшинств в странах бывшего СССР, и в частности тех, кто осознает себя русскими.

Может показаться парадоксальным, но русских, проживающих в странах Западной Европы, гораздо больше, чем в странах бывшего Советского Союза. Самый больший процент русских – около 30-40 проц. в Казахстане, Украине и Латвии.

В Беларуси большинство населения считает себя этническими белорусами, хотя говорит по-русски. На вопрос об ощущении различий между белорусами и русскими часть респондентов отвечает, что белорусская нация – это отдельный этнос. Мы славяне, но белорусы.

Вот, Армения – мононациональное государство. Представители других национальностей составляют не более 1 процента. Чаще всего это члены смешанных семей, или члены семей российских военных. В Грузии разделение более всего проходит по религиозному признаку. Основная часть грузин – христиане, живущие в Аджарии – мусульмане. Небольшой процент русских, проживающих в постсоветских республиках Средней Азии.

Во всех странах есть требования по знанию государственного языка, поэтому для того, чтобы активно участвовать в общественной, политической жизни, необходимо знание языка. Оценивая влияние средств массовой информации на эту группу населения, можно отметить, что российское телевидение оказывает влияние, особенно в части оценки мировых событий. В то время как о местных событиях судят по информации, получаемой из местных информационных источников.

Что касается регионов Средней Азии, Закавказья, замечено, что определенные опасения вызывают не представители других национальностей, постоянно проживающие в стране, а ситуация, складывающая в приграничных странах. Ведь в постсоветской истории этих стран возникали межграничные конфликты в этих регионах.

– Присутствует ли фактор ностальгии?

– При ответе на вопрос об оценке факта распада СССР в постсоветских странах за исключением стран Балтии, в основном, дают негативную оценку. Причем так отвечают не только люди старшего поколения, но и достаточно молодые люди. Молодые люди, поясняя такую свою позицию, говорят, что дедушки, бабушки им рассказывали о социальной стабильности в то время, существовавших социальных гарантиях, не было нищих, люди были уверены в своем будущем. Как оказалась, социальная связь между поколениями внуков и бабушек гораздо сильнее, чем между детьми и родителями. Чаще всего люди ностальгируют по социальной стабильности или ее иллюзии, но это имеет определенный эффект.

– Являются ли страны Балтии положительным примером в постсоветской истории бывших республик СССР?

– Как ни странно, о Балтийских странах знают очень немного. Больше, может быть, в Беларуси, Украине и, по ряду причин – в Грузии. Впрочем, а что, к примеру, знают живущие в Литве о Кыргызстане? Меня, к примеру, поразил не только достаточно высокий уровень экономического развития Кыргызстана, но и достигнутые успехи на пути построения демократического общества, стремление местной молодежи к знаниям.

Конечно, в новых независимых странах, образовавшихся на территории бывшего СССР, знают о членстве стран Балтии в Евросоюзе и связанных с этим новых возможностях по трудоустройству, свободе передвижения.

– Ваша компания проводила исследование по потенциальной миграции. Расскажите о его результатах.

– Наших респондентов мы попросили ответить на вопрос, если бы условия для эмиграции были идеальными, в какую страну мира они хотели бы эмигрировать. Интересно, что больше всего в таком случае проиграла бы Россия, так как сейчас там много эмигрантов из Средней Азии, Кавказа. В случае, если были бы предоставлены идеальные условия для эмиграции, Средняя Азия выбрала бы эмиграцию в Малайзию, Сингапур, так как эти страны более всего им подходят по культуре.

Кстати, сравнительно небольшой процент украинцев (конечно, за исключением зон конфликтов) хотел бы эмигрировать. Из Беларуси высказывает желание выехать зачастую молодежь и, как правило, на учебу. Молдова выбрала бы Италию, Португалию из-за схожести языков. Респонденты в Грузии, Армении отмечали, что эмигрировали бы лишь на короткий период – на учебу, на работу.

Тенденции по вопросам эмиграции в постсоветских республиках схожи с литовскими в начале 90-х годов. Жители, не имея возможности для эмиграции, зачастую представляют себе жизнь в более обеспеченных странах чем-то сродни манны небесной. Но что характерно, жители постсоветских республик более склонны к краткосрочной эмиграции. В то время как у нас в Литве чаще всего эмигрировавшие не возвращаются, оставаясь там на постоянное местожительство. Более того, еще и рекомендуют уехать своим родственникам, знакомым.

– Благодарю за беседу.

Галина Курбанова

Фото из личного архива Расы Алишаускене
Литовский куръер

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test