От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Какой интерес России до Центральной Азии?
Категория: Геополитика Дата и время публикации: 30.03.2016 07:17

alt

Существующая модель сотрудничества России и стран региона во многом себя исчерпала, отмечалось на первой международной научно-практической конференции «Россия – Центральная Азия в XXI веке: новые возможности экономического и гуманитарного сотрудничества».

Комментирует экономист Игорь Артемьев:
– В Центральной Азии усиливается политико-экономическое и идеологическое присутствие Запада, Турции, арабских стран. Они создают новые, стимулируют активность действующих националистических и радикал-экстремистских группировок, задача которых – нагнетание в регионе русофобии и вытеснение оттуда России. За 2014-2015 годы здесь создано свыше 20 групп именно такой направленности. Россотрудничество, ряд других государственных и общественных организаций, призванных укреплять позиции РФ в регионе, работают малоэффективно, уступая инициативу антироссийским силам.

Такие выводы тоже были сделаны на конференции. «Главная наша цель – дать практические рекомендации, которые позволили бы усилить интеграцию, активизировать проекты между Россией и странами Центральной Азии. В первую очередь, нас интересуют возможности оптимизации образовательных проектов, дальнейшего распространения и поддержания русского языка, новые проекты в сфере культуры и искусства, конечно, экономические возможности. В экспертном сообществе, среди политических элит есть понимание, что это очень важный наш партнер – страны Центральной Азии», – сказал соведущий конференции, доктор исторических наук, профессор РГГУ Велихан Мирзеханов.

А эксперт РГГУ по вопросам межгосударственных отношений в регионе Каныбек Кудояров (г. Бишкек) отметил, что даже вступление в 2014 г. Киргизии в ЕАЭС «пока не привело к улучшению социально-экономической ситуации в стране. Поток иммигрантов оттуда в РФ растёт, российский же бизнес занимается в основном скупкой наиболее прибыльных активов в стране и «символически» вкладывается в создание новых рабочих мест в Киргизстане, в подготовку местных инженерных кадров и других специалистов».

В то же время растут инвестиции из Турции, ряда арабских стран, Пакистана, Китая и США. Проводятся масштабные кампании по созданию этим странам имиджа подлинных друзей Киргизии. Такая же картина наблюдается и в других странах региона. Вдобавок, по данным К. Кудоярова, «благодаря активной политике соответствующих организаций Турции и ряда арабских стран, растёт влияние радикал-исламизма и пантюркизма, в том числе в Киргизии. Но нет российского противодействия этим тенденциям. Таким образом, по мнению К. Кудоярова, Киргизия становится неким реэкспортёром откровенно «не пророссийских трендов в другие страны региона».

В Узбекистане, по оценкам эксперта кафедры стран постсоветского зарубежья РГГУ Максима Огурцова, российская сторона озабочена в основном тем, чтобы узбекский газ не был привязан только к энергетике Китая, куда направляется до 75% объема газового экспорта страны. С 2016 г. РФ возобновила импорт узбекского газа. Тем временем в стране усиливается влияние шовинистических и исламистских групп, создаваемых или расширяемых с участием якобы неправительственных гуманитарных организаций ряда арабских стран, Турции, Пакистана. Вместе с тем, их бизнес-активность, а также США, Китая, Ирана является более высокой по сравнению с российской.

В Таджикистане и, особенно, Туркменистане российского присутствия почти не ощущается. Здесь, отмечалось на форуме, проходят считанные мероприятия, посвященные русской культуре, взаимоотношениям с Россией, вдобавок проводятся они не регулярно. Одновременно сокращается количество часов преподавания русского языка, что связано также с уменьшением финансирования российских образовательных программ за рубежом.

Среди основных причин возникновения данных тенденций эксперты называют, прежде всего, нестабильную политическую обстановку в центрально-азиатских странах, что обусловлено их соседством с Афганистаном, где ситуация находится почти под полным контролем Талибана, ИГ, других исламистских группировок. Их эмиссары всё активнее проникают в страны Центральной Азии, а местные власти не решаются на жесткие меры. И для того, чтобы поддерживать нынешний, пусть и весьма хрупкий, уровень внутриполитической стабильности, власти центрально-азиатских стран демонстрируют равноудаленность от России, Запада и Китая.

По мнению экспертов, работающие в странах региона зарубежные организации оперируют несопоставимо более серьёзными финансовыми возможностями, чем российские. Это позволяет проводить системную, полномасштабную работу, нацеленную фактически против интересов России и российского присутствия. И, соответственно, – по внедрению идей пантюркизма, панисламизма, русофобии.

Плюс ко всему финансово-экономический кризис в России привел к сокращению и торговли со странами региона, и объемов российской финансовой помощи Киргизстану и Таджикистану. Неудивительно, что и эту «нишу» небезуспешно заполняют те же Турция, ряд арабских стран, Пакистан и Китай, Иран и США.

Многие участники форума отмечали, что в странах региона, да и в России, уже не первое десятилетие не ведётся широкой информационно-просветительской работы по истории экономических, политических, культурных связей между Россией и странами региона. «Даже в России, – пояснила мне эксперт Союза транспортников России Феруза Джаббарова, – политики и эксперты "забывают" о стратегической роли Российской империи и СССР в социально-экономическом развитии стран региона, в появлении в их экономике новых отраслей и транспортных артерий, поныне играющих важнейшую роль в экономике этих стран». Как следствие, в данных странах нередки, отмечает Ф. Джаббарова, прямые или косвенные обвинения в адрес России, поддерживаемые западными и некоторыми другими странами, в «колониализме», «империализме» и т.п. Хотя стратегическую роль России в становлении и развитии разноотраслевой экономики, инфраструктуры, здравоохранения, науки и в повышении культурного уровня стран региона неоднократно признавали в конце XIX – начале XX вв., уже будучи в эмиграции после 1920 года, эмиры Бухары и Хивы (государств, автономных от России с середины 1870-х).

Поощряемые извне попытки приписать России «колониализм» и т.п. имперские «замашки» сопровождаются замалчиванием того исторического факта, что Киргизская и Таджикская ССР обрели свою государственность в СССР. А предложения Ташкента и Алма-Аты о разделе этих автономных до середины 1930 гг. республик между Узбекистаном и Казахстаном не были приняты. В России, кстати, этот факт со времён небезызвестной перестройки тоже упоминается не часто.

Сегодня очевидно, что укрепление позиций России в регионе напрямую зависит от разработки и претворения в жизнь целенаправленной стратегии по всем вопросам, связанным с российским присутствием в Центральной Азии, – политическим, экономическим, культурно-образовательным. Такая стратегия тем более необходима в связи с усиливающейся экспансией экстремизма и терроризма в этом регионе.

Столетие

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test