От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

С кем и почему Кыргызстан ругался по ЕАЭС?
Категория: Интеграция Дата и время публикации: 16.01.2015 09:57

alt

Данил ИБРАЕВ: Пришлось спорить и ругаться ради интересов страны

C 1 января 2015 года начал действовать Евразийский экономический союз. Кыргызстан присоединился к этому интеграционному объединению в конце декабря прошлого года. А теперь страна готовится 8 мая стать полноправным членом ЕАЭС. Каких преференций удалось добиться Кыргызстану во время переговоров по вступлению в ЕАЭС и какие обязательства необходимо выполнить прежде, чем на границе с Казахстаном снимут таможенные барьеры?

Об этом в интервью «ВБ» рассказал заместитель министра экономики Данил ИБРАЕВ.

Ценная доля большого пирога

— В конце декабря 2014–го подписан договор о вступлении КР в Евразийский экономический союз. Было заявлено, что к 8 мая будут сняты таможенные барьеры на границе с Казахстаном и Кыргызстан может свободно провозить свои товары в рамках единого пространства. Как идет подготовка к этому?

— В 2014 году особенно активно проводили работу по подготовке на первом этапе “дорожной карты” по ТС и “дорожной карты” по ЕЭП. На основе этих документов разработали план действий правительства. Каждое ведомство начало реализовывать процессы, соответствующие нашим обязательствам по вступлению в ЕАЭС.

— Почему нам надо реализовывать две “дорожные карты”?

— Для нас очень важны не только свобода передвижения товаров, но также свобода перемещения услуг, капиталов и рабочей силы. Это вкупе дает основные четыре экономические свободы, в рамках которых Кыргызстан должен найти свое место в интеграционных процессах.

— Как удалось получить долю в расщеплении таможенных пошлин больше, чем у Армении?

— Есть эксперты, которые пытаются объяснить, что в Армении людей меньше, поэтому и ее доля получилась ниже. Это в корне неправильное понимание, это не распределение общего бюджета. Кстати, в отличие от Европейского союза в ЕАЭС общего бюджета нет. Расщепление — это соотношение поступивших за предыдущие два года импортных пошлин из стран дальнего зарубежья между странами, входящими в ТС (с 1 января 2015–го в ЕАЭС). Учитывая тот факт, что объемы импорта из дальнего зарубежья у Армении, так же, как и ВВП, больше, чем у нас, мы должны были получить долю меньше, чем у Армении, о чем изначально говорили эксперты и представители стран Таможенного союза. При подготовке договора о вступлении в ЕАЭС руководством страны были поставлены цели перед переговорной группой: получить долю в расщеплении таможенных пошлин с учетом всех особенностей КР. Мы проработали новую методику. И в результате сложных переговоров реально сломали ситуацию. Может быть, не сегодня, а завтра поймут, что благодаря таким достижениям можно добиться роста национальной экономики. Мы изменили подход стран ЕАЭС, ранее входивших в Таможенный союз. Если бы использовали общую методику расчета для стран ТС, то, по предварительным оценкам, наша доля могла составить всего от 0,67 до 0,92 процента. Однако мы очень агрессивно в этом плане подготовили свою переговорную политику.

— Что значит “агрессивно”?

— Хочу подчеркнуть, что на переговорах по доле в расщеплении таможенных платежей мы вели довольно жесткие переговоры, приходилось не только спорить, но и ругаться, отстаивая интересы Кыргызстана в Евразийской комиссии, с представителями министерств и ведомств России, Беларуси и Казахстана. За основу мы взяли обязательный учет товаров, который перемещается по упрощенной системе, по весу.

При пересчете взяли товары, перемещаемые по весу и помноженные на цены РФ, РК и РБ. В итоге удалось доказать нашу правоту, что именно для Кыргызстана необходимо менять методику расчетов, учитывать товар, который идет в основном с КНР, Турции и ОАЭ физическим весом, и переводить его в деньги. Такие расчеты никогда не применялись для других стран, входивших в ТС. Наш подход является вполне обоснованным. В итоге мы подписали несколько протоколов переговоров, где участвовали чиновники на уровне заместителей министров РФ, Казахстана, Беларуси, и они согласились с нашими доводами. Главе государства пришлось нелегко, но в итоге был подписан договор с соответствующей долей.

Особенности наших преференций

— Какие суммы мы будем получать в результате расщепления?

— В результате по новой методике получили долю не 0,6, а 1,9 процента. Для сравнения: Армения имеет 1,11 процента. По итогам 2013 года, если бы мы находились в ТС, то получили бы долю порядка 470 миллионов долларов. Это в 2 раза больше, чем мы собирали импортных пошлин. Став полноправными членами ЕАЭС, будем получать свою долю из общего котла поступивших импортных пошлин, и эти деньги пойдут в бюджет республики.

— Когда мы поднимем таможенные тарифы?

— Казахстан, когда вступал в ТС, сначала повысил таможенный тариф, выравняв его с российским, а таможенные границы с Россией были сняты только через полтора года. Перед нами была поставлена задача — избежать подобной ситуации. В подписанном президентом договоре четко отражено, что повышенные таможенные тарифы для Кыргызстана будут применяться только с момента открытия таможенных постов на границе с Казахстаном, предварительно с 8 мая. Что не менее важно, чем наша доля в расщеплении. Это серьезное достижение республики. Мы очень долго за это бились. Но нужно отметить, что для снятия таможенных постов нам необходимо выполнить ряд поставленных обязательств, которые также по просьбе кыргызской стороны были разбиты на этапы. В этом направлении подготовлен план действий правительства с очень сжатыми сроками.

— Какие это условия?

— Мы договорились, что на первом этапе выстроим правильное оснащение четырех пунктов пропуска, а не 11, как изначально предлагалось нашими партнерами. Это пункты пропуска Иркештам, Торугарт, в аэропортах “Манас” и “Ош”. После их оснащения таможенные барьеры будут сняты. Это немалое достижение, что позволит нам успеть выполнить свои обязательства.

Также мы добились индивидуального подхода к Кыргызстану: фактически с 1 января участвуем в работе коллегии Евразийской комиссии. Три члена коллегии в ранге министра, в таком же количестве, как у РФ и Казахстана, будут представлять нашу страну. Такого подхода внутри ТС ни для одной страны не было. Договор еще не ратифицирован, а наши люди будут представлять страну в Евразийской комиссии. Конечно, есть ограничения по голосованию, но фактически мы становимся активными участниками и членами коллегии.

— Уже решено, кто это будет?

— До 12 января были каникулы в ЕЭК, думаю, в ближайшие дни президент внесет три кандидатуры наших представителей. Мы решили основополагающие вопросы, но остаются проблемы, которые предстоит решить до 1 марта, чтобы со всеми условиями внести договор на ратификацию в парламент.

Фонд на миллиард

— Еще при подготовке первой “дорожной карты” была договоренность о создании Кыргызско–Российского фонда развития. Такая практика была у стран ТС?

— Нет, таких фондов ни для кого не создавали, в том числе и для Армении. С самого начала переговорного процесса до подписания “дорожных карт” президентом и правительством республики было заявлено, что вхождение в интеграцию будет только с учетом интересов Кыргызстана. В связи с чем мы заявили о необходимости создания фонда развития с 500 миллионами долларов в качестве уставного капитала и 500 миллионами заемных средств, которые также обеспечит РФ под очень низкие ставки (до 1 процента) и на длинный срок (более 25 лет). На сегодняшний день фонд прошел все процедуры внутригосударственного согласования в России, утвержден его устав, выделены и поступили в Кыргызстан 100 миллионов долларов. Сейчас идет организационная работа, в том числе определение совета, правления и дальнейший наем сотрудников. Надеюсь, до конца февраля откроется офис, фонд начнет действовать. Также для нас безвозмездно выделят 200 миллионов долларов от РФ и предварительно 100 от РК для реализации “дорожных карт”.

— Не лягут ли эти средства бременем на бюджет КР?

— Никоим образом! Изначально была поставлена такая задача. Это не долг, это не зависимый фонд развития для поддержки реального сектора экономики КР. Деньги должны револьверным способом крутиться в экономике, а не проедаться.

— Куда пойдут первые 100 миллионов?

— Кыргызско–Российский фонд развития — независимая организация. Была поставлена задача, что фонд должен иметь небольшой штат, работать с комбанками и крупными предприятиями, финансировать их на основе представленных бизнес–проектов. Сейчас наше Агентство по привлечению инвестиций готовит ряд предложений. Минэкономики обратилось ко всем министерствам и ведомствам, бизнес–ассоциациям, чтобы они могли получить дешевые кредиты на создание новых производств, новых рабочих мест. Главное, средства фонда не будут оттягиваться на нужды бюджета, пойдут только в реальный сектор, в те производства, которые являются стратегическими и где есть экспортный потенциал, импортозамещение, создание новых рабочих мест, улучшение инфраструктуры и потенциала страны. Эти же средства рассчитаны на создание государственной ипотечной компании, предприятий по переработке сельхозпродукции. Имеется план и график поступления средств. В марте ждем очередного транша. В итоге в течение нескольких лет фонд будет распоряжаться миллиардом долларв.

— Для вывоза экспортной продукции важно иметь лаборатории по сертификации. Как планируется их оснащение?

— На эти цели правительство РФ выделяет грант в 200 миллионов долларов. На эти средства мы должны привести в соответствие испытательную базу, оснастить лаборатории современным оборудованием. Те, что войдут в реестр ЕАЭС, станут выдавать сертификат единого образца, как в РФ, в Беларуси и Казахстане. Получив такой сертификат, производителю больше не потребуется нигде брать подтверждения. С сертификатом можно свободно перемещать товар в рамках ЕАЭС.

У нас чуть более 80 аккредитованных лабораторий. Мы будем вносить предложение, чтобы они вошли в реестр ЕАЭС. На первых порах ведется работа, чтобы четыре лаборатории — две ветеринарные и две фитосанитарные — были аккредитованы к 1 мая.

Хочу отметить, что часть средств пойдет на обмен информацией по всем товарам, что проходят границы ЕАЭС, откуда и куда идут, по налогам и пошлинам. Это будет единая система налоговой и таможенной статистики. Автоматизация этого процесса позволит пресекать потоки “серого” импорта. Проще станет администрирование потоков товаров, капитала и услуг. Кроме того, Казахстан окажет поддержку в размере около 100 миллионов долларов на ветеринарию, фитосанитарию и обустройство таможенных постов.

Зачем сейчас вступать

— Что мы должны сделать в плане технических регламентов?

— У нас были свои национальные технические регламенты по всем видам продукции, в ЕАЭС будут единые техрегламенты. Мы должны понимать: если товар не будет соответствовать международным стандартам, то его станет сложно экспортировать не только в страны ЕАЭС, но и в любую другую страну мира. Пока мы взяли отсрочку по ряду направлений — где–то на полгода, где то–то на два и на четыре года. Но нам надо начинать применять международные стандарты качества, создавать условия для прослеживаемости товаров, как ХАСП, ISO 22000, если мы хотим развиваться. Другого пути нет.

— До подписания договора возникло беспокойство: а надо ли нам вступать в ЕАЭС, когда Россия переживает кризис, санкции? Мол, зачем идти туда, где неустойчивая ситуация, девальвация рубля, отток капитала?

— Конечно, противники вступления в Таможенный союз и в ЕАЭС есть и будут. Разумеется, кризисный фон — это плохо, он отразится на нас негативно. Может уменьшиться объем импорта в страны ЕАЭС, что грозит получением меньшего объема выплат по доле расщепления. Но давайте посмотрим, что будет происходить, если мы не войдем в Евразийский экономический союз. С созданием ЕАЭС ужесточатся меры при прохождении товаров через границу, а кризис на нас влияет и сейчас, хотя мы еще реально не вступили, идет девальвация сома, дорожает практически весь спектр товаров... Наши экономики и без того глубоко интегрированы. У нас давно действует зона свободной торговли. Конечно, все кризисные явления влияют на нас, но если не вступим, будет еще хуже!

— Надо ли нам торговать и с другими странами?

— Кто это запрещает? Президент и руководство правительства прикладывают все усилия для развития торгово–экономических отношений со странами арабского мира, Европы, Юго–Восточной Азии. Мы не ограждаемся заборами, мы ставим тарифный барьер. Просто товары будут заходить в КР дороже, чем раньше. Конечно, это плохо, но мы 20 лет жили практически с открытыми воротами, а стало ли лучше? Барьер же создается странами ЕАЭС для стимулирования собственного производства, инвестиций и свободной торговли внутри союза.

Мы, кыргызстанцы, показали миру свою предприимчивость, что умеем торговать, но нужно и собственные предприятия создавать. Надо научиться производить и продавать отечественный товар не только в России, Казахстане и Беларуси, но и в Китае, ЕС, других странах. Когда бы в нашу экономику поступил миллиард на развитие, 300 миллионов на оснащение наших национальных предприятий, инфраструктуры и системы? Когда бы поступления в бюджет от импортных пошлин увеличились бы в разы? Но мы можем эти достижения в один день прошляпить. Нас ведь не ждали с распростертыми объятиями в ТС и ЕАЭС, сегодня нас ждет только возможность и конкуренция. При этом мы имеем немалый шанс для развития, ведь во время кризисов и рождается новое и сильное. Именно сейчас предпосылки для этого имеются.

— Наши экономики и без того глубоко интегрированы. У нас давно действует зона свободной торговли. Конечно, все кризисные явления влияют на нас, но если не вступим, будет еще хуже.

Бермет Маликова

газета «Вечерний Бишкек», 16 января 2015 г. №4

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test