От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Русский святой прп.Сергий Радонежский -ангел хранитель Руси
Категория: История Дата и время публикации: 26.09.2014 14:09

alt

 

В истории есть люди, имена которых носили целые исторические эпохи, но есть и такие, чьи имена выступили за границы того времени, когда жили их носители. Потому что дело, сделанное таким человеком далеко выходит за пределы своего века, а своим влиянием изменило мировоззрение дальнейших поколений. Более того, само его дело стало не только историческим фактом, но и практической заповедью, некоей идеей, которую принято называть идеалом. Таким был прп. Сергий Радонежский.

 

Сергий не был никогда ни политиком, как не был он и «князем церкви». За простоту и чистоту ему дана судьба, далекая от политических хитросплетений. Преподобный стал духовным наставником, руководителем всего русского народа, который потянулся к нему. Если взглянуть на его жизнь со стороны его влияния на государство, чаще всего встретишь прп. Сергия – учителя и ободрителя, миротворца, икону, что выносят в трудные минуты и идут к ней сами.

Св. Сергий родился семьсот лет назад. Его спокойная, чистая святая жизнь наполнила собой почти столетие. Входя в жизнь скромным мальчиком Варфоломеем, он ушел из земной жизни величайшим небесным покровителем Святой Руси. Как особый светильник Православия и благочестия Святой Руси, прп. Сергий - одинаково велик для всякого в мире, но для русского – в нем есть глубокое созвучие народу, великая типичность которого - в сочетании рассеянных черт всех русских. Прп. Сергий Радонежский явил собой тип Русского Святого – труд, доброта, молитва, ласковость и никаких порывов, экстаза, чувственного восторга, ничего драматического. Строгое спокойствие, прохлада, простота, мера, выдержка, гармония негромких слов и святых дел – вот образ русского святителя. Не зря, определяя характер русской святости, Г.П. Федотов говорит о «светлой мерности», об отсутствии крайней аскезы, о некоей устойчивости Русского Святого.

Русские святые почти никогда не были духовными писателями. Часто они вообще после себя ничего не оставляли, кроме облика, однако сияющего долго и упорно… Прп. Сергий избрал для себя смиреннейший образ жизни: удалившись от людей, он стал впоследствии духовным наставником, руководителем всего русского народа, окормляя духовно всех, к нему обратившихся. 
Иногда таких отшельников обвиняют в эгоизме, в том, что уходя от мирской жизни они думают только о спасении своей души. Но, посмотрите на результат!.. Когда эти необыкновенные люди уходят от мира сего и там, наедине с Богом, собирают свое духовное богатство, то мир сей потом тянется к ним! Люди чувствуют, что отшельник нашел ту правду, о которой тоскует их душа, но которой она не имеет. И человеческая душа тянется к этой высшей правде.

Говорят, что мудрость, соединяясь со смирением, образует тот духовный разум, который святые отцы называют порождением искушений или плодом опыта духовного. Это свойство Святых Подвижников привлекает к ним сердца, как простых людей, так и сильных мира сего. К Светильникам Православия идут и пастыри церкви, почитая для себя великою милостью Божией беседовать с ними и укреплять себя в трудные минуты. Прп. Исаак Сирин называл слово опыта духовного – «золотом», в поте лица приобретенным, а слабое слово человеческого рассуждения без опыта – «медницею»; первое подобится живой воде ключевой, а последнее – воде, на стенах написанной.

Прп. Сергий Радонежский был Старцем не только для подчиненных ему иноков и мирян, к нему приходят за назидательным словом, уже умудренные долголетним опытом, созерцательные подвижники - Сергий Нуромский, прибывший с Афона, Ефим Суздальский, Дмитрий Прилуцкий, Стефан Махрищеский и др. Прп. Сергий был Учителем Учителей и Наставником Наставников… «Может ли быть, чтобы в сих дальних странах, воссиял такой Светильник, которому подивились бы и наши древние отцы?» - воскликнул, усомнившийся греческий епископ, за свое сомнение наказанный слепотой и вслед за этим исцеленный самим Преподобным.

Как писал протоиерей С.Н. Булгаков: «Уже признано высокими умами отечественными, что преп. Сергий был и остается воспитателем русского народа, его пестуном и духовным вождем». «Как от священнической свечи зажигаются свечи молящихся, и весь храм исполняется света, так от свечи прп. Сергия исполнилась светочей русская земля, и вся эпоха истории, которая следует за веком прп. Сергия, есть Сергиевская эпоха в истории русского духа и творчества», - справедливо утверждает он. В трудах прп. Сергия философ видит подвиг собирания душ, подвиг братотворения. Такой подвиг стал возможным, поскольку «он сам совершил подвиг соборности в сокровенности сердца своего, победив себялюбиe, жертвенно отвергшись себя в любви к другому, живя уже не в себе и не для себя, но в другом и для другого...»

Прп. Сергий был избран в тяжелое время не только внешнего порабощения Руси, но и внутреннего упадка, глубокого уныния и духовного распада. Люди потеряли веру в добро и угрюмо отъединялись в своем горе. По мнению С.Н. Булгакова прп. Сергию дано было увидеть нравственную трагедию своего времени. К моменту начала служения прп. Сергия обозначается опасная тенденция разобщенности русского народа; и это все более воспринимается как некая «данность», как нечто «естественное, само собой разумеющееся».

Вопреки подобным представлениям, прп. Сергий Радонежский утверждает единство русского народа как нравственную норму. Будучи сам живым образом целостности духа и любви к ближнему, он обличил природу несогласий на Руси. Раздробленный облик русского народа имел истоком внутреннюю раздробленность, утрату личностью нравственной целостности. Обретение же внутренней целостности сопряжено с утверждением духовного единства людей, утверждением нравственного единства русского народа. В итоге его подвижнической проповеди выбор в пользу национального единства предстал единственно возможным нравственным выбором.  
Господь послал русскому народу прп. Сергия Радонежского в страшный период татарского ига. Примером своей жизни, высотой духа прп. Сергий поднял упавший дух народа, пробудил в нем доверие к себе, к своим силам, открыл глаза на самих себя. В народную душу глубоко запало сильное и светлое впечатление, произведенное когда-то одним человеком и произведенное бесшумными нравственными средствами, про которые трудно и рассказать.

Говоря о прп. Сергии, иногда упускают из виду, что его время не сопряжено только с началом освобождения русского и других народов от монголо-татарского ига. Происходившее было частью процесса смещения центров тяжести: гибнущая Византия передавала эстафету хранения восточной кафолической веры молодому русскому народу, который через преподобного Сергия Радонежского начинает осознавать эту роль и особый покров Божий над Русью. Это можно заметить даже по интенсивности русско-греческих контактов. Например, исторические источники отметили с 1343 по 1392 год (то есть с момента пострижения преподобного Сергия до его смерти) взаимных посещений 113 (!). При этом в предыдущие 100 лет их было лишь 10, а в последующие 50 лет можно насчитать только 23.

Для Константинополя середина XIV века - время исихастских споров, которые выходили за рамки чисто богословской проблематики. Византия выбирала для человечества путь на последующие столетия. И выбор этот пал на страну, которая, казалось бы, еще была не в силах распорядиться и собственной судьбой. Энтузиазм монашеской жизни, перешедший из Византии на Русь, принес с собой и новое самосознание. Русские исихасты разбудили Русь. И первым среди русских исихастов был прп. Сергий, на котором не только зримо явилась святость, но и именно через него Господь сотворил из Руси то, чем до того была Восточная Римская империя. Время Византии подходило к концу, но ее роль и задачи переходили к Руси, разбуженной прп. Сергием и окружавшими его единомышленниками: святителями Московскими Алексием и Киприаном, Дионисием Суздальским, Феодором Ростовским, преподобными подвижниками - учениками преподобного Сергия, основавшими четверть русских монастырей.

По словам В.О. Ключевского «…таких людей была капля в море православного русского населения. Но ведь и в тесто нужно немного вещества, вызывающего живильное брожение. Нравственное влияние действует не механически, а органически» [5]. На это указывал сам Христос, сказав: «Царство Божие подобно закваске». Попадая в массы, это влияние вызывало брожение и незаметно изменяло направление умов, перестраивало весь нравственный строй души русского человека XIV в.

Благодаря этим каплям нравственного влияния стали возможны два факта, которые связаны с именем прп. Сергия. Один из фактов – великое событие, совершившееся при жизни Сергия, а другой – сложный и длительный исторический процесс, только начавшийся при его жизни.

Событие состояло в том, что народ привыкший дрожать при одном упоминании о татарах, собрался с духом, нашел в себе мужество встать против поработителей и победить. Легендарная победа русского войска над монголо-татарами на Куликовом поле является величайшим событием в истории Руси.

Мы знаем, что прп. Сергий благословил на этот подвиг князя Дмитрия, названного впоследствии Донским. Преподобный Сергий молился пред иконой «Живоначальной Троицы» о даровании победы русской рати. Есть что-то величественное с трагическим оттенком в том, что помощниками князю Сергий дал двух монахов-схимников: Пересвета и Осляблю. Воинами они были в миру; и на татар пошли без шлемов, панцирей - в образе схимы, с белыми крестами на монашеской одежде. Преподобный Сергий Радонежский в эти часы молился с братией у себя в монастыре. Прп. Сергий верно подметил тогда: «Многим плетутся венки мученические». И их было сплетено немало. Он говорил о ходе боя: называл павших и читал заупокойные молитвы. И, наконец – долгожданное - «Мы победили!»

Сражение на Куликовом поле было, естественно, не столкновением двух народов, не победой одной национальной армии над другой, не противостоянием двух культур, а Торжеством созидательной силы Руси, исповедующей нравственные начала Православия над разрушительной силой Орды, основанной на насилии.

Хотелось бы отметить, что армия великого русского князя Дмитрия Донского была многонациональной, но при естественном доминировании великорусского этноса. Историки свидетельствуют, что и мещерцы, и мордва, и литовцы, и другие угро-финские народы шли под знаменами Московского князя. Более того, на Куликовом поле закладывалась та традиция национальной терпимости, которая помогла впоследствии московским царям образовать величайшее государство Российское.

Многонациональными и даже принадлежащими к различным религиям были и полчища Мамая. Однако хан Мамай вдохновлял своих воинов другой заповедью: "Ни един из вас не пашите хлеба, да будете готовы на русские хлебы". Он вполне мог присоединиться к словам, сказанным основателем монгольской империи Чингисханом, за 150 лет до него: "Счастливее всех тот, кто гонит перед собой толпы разбитых врагов, грабит их имущество, скачет на их конях, любуется слезами близких им людей, целуя их жен и дочерей". Это мировоззрение завоевателя, агрессора, ставящего власть и мировое господство превыше всего, вне нравственных критериев.
Итак, дело не в межнациональном противостоянии, а в разных идеалах и мировоззрениях, которые вдохновляли две армии.

Иностранцы не раз удивлялись тому религиозно-эпическому отношению к смерти, которое демонстрировали русские солдаты, умиравшие от страшных ран и невыносимой боли. Откуда оно? Как прошло сквозь века от Александра Невского и Дмитрия Донского до Кутузова, героев Первой Мировой войны и Великой Отечественной войны? Лишь в сознательном, а порой бессознательном ощущении бессмертной души, предстоящей Богу, могли черпать русские воины это мужественное спокойствие перед лицом последнего своего часа.

Девять веков Святая Русь была хранима своим Православным воинством. На чести и совести благородных людей, на святости стояла, строилась и укреплялась Святая Русь. В поединке Руси с татарским ханом имя прп. Сергия Радонежского навсегда связано с делом созидания России. Однако, прп. Сергий был не только созерцателем, но и делателем.

Итак, свержение татаро-монгольского ига вызвало национальное и культурное возрождение Руси. Но ему предшествовало возрождение духовное. Время преподобного Сергия Радонежского - период небывалого расцвета религиозной жизни народа. Русская Православная Церковь оказала неоценимое воздействие на все эти процессы.

По словам В.О. Ключевского прп. Сергий «…вдохнул в русское общество чувство нравственной бодрости, духовной крепости». В жизни русских монастырей со времен прп. Сергия Радонежского начался перелом: за сто лет, предшествующих Куликовской битве, возникло всего лишь около 20-30 монастырей. Зато в следующее столетие, когда Русь стала приходить в себя от внешних бедствий, из «куликовского» поколения и его ближайших потомков вышли основатели 150 новых монастырей! Таким образом, древнерусское монашество было показателем нравственного состояния своего мирского общества: стремление покидать мир усиливалось не оттого, что в миру скапливались беды, а по мере того, как в нем возвышались нравственные силы. Убегая от соблазнов мира сего, основатели этих монастырей служили его насущным нуждам.

Благочестивые крестьяне, прослышав о монахах, приходили вдохнуть «запаха» этого иного мира - и, подышав даже немного, этим чистейшим «воздухом», твердо решались покинуть прежние места - и поселиться где-нибудь в непосредственной близости с монастырем - так было легче всем вместе прокормиться и защититься от набегов кочевников и разбойников, а главное, - можно было таким образом удовлетворять запросы души в просвещении и образовании.

В монастыре монахи и посадские люди обучались грамоте, изучали духовные книги, получали навыки хозяйственной жизни, учились строительному делу, научались возделывать землю, получали знания о гигиене, о правильном питании и врачевании травами. Обучались в монастырях Руси и многому другому, что требовалось для жизни в суровых условиях российского климата, где коротко лето, где мало солнечных дней в году, где бывают жестокие морозы, вымораживающие плодовые деревья и кусты. Сама природа Руси формировала стойкий характер, масштабный менталитет и податливую к изменениям природу русского человека.

В монастырях занимались и перепиской книг, и переводами с других языков мира и народов Святой Руси. Для этого нужны были грамотные люди, владеющие иностранными языками и обладающие широким кругозором и знаниями.

Для украшения храмов потребовались мастера, способные их расписать, написать иконы, изготовить иконостасы, церковную утварь и богослужебные одежды. Так возникали иконописные мастерские, а также мастерские по изготовлению церковной утвари, пошиву и украшению одежд, завес, накидок, закладок, четок, и т.п. Старшие и умелые в своем деле, передавали навыки и знания младшим - так постепенно формировались специальные школы, где обучали всему потребному для богослужебной жизни монастырей и церквей.
Находясь в такой атмосфере, дыша ее «воздухом», человек невольно задумывался о смысле и цели своей жизни. Он становился учеником Жизни, жаждущим познания Истины. Но главное чему учили в монастыре - это навыку молитвы, приучали к размеренной и организованной духовной жизни. В этом был уникальный путь Руси, который привел в конечном итоге к созданию, совершенно особо стоящей в ряду культур, Христианской цивилизации. Сама жизнь подтвердила действенность и устойчивость подобной системы жизнеустройства и образования!

Беды России начинались как раз тогда, когда люди отступали от такой системы образования и становления русского человека, когда при Петре I и особенно при Екатерине II стали разорять монастыри, выгонять монахов, отнимать у них земли и богатства. Хотя на Русь пришло западное университетское образование, но ушло благоговение и умиление перед Божественным творением. А уже революции в начале ХХ века низвергли и растоптали Православную веру как феномен сознания. Образование стало Всеобщим и Обязательным, но почему-то мира это на земле не прибавило…

В современном мире не принято связывать развитие в культуре с аскетическим подвигом монахов-исихастов, но такая связь очевидна. Даже прп. Сергий в ранний период подвижничества не имел видений и не творил чудес. Лишь долгий, трудный путь духовного самовоспитания, аскезы, монашеского самопросветления приводит его к чудесам и к тем светлым видениям, которыми озарена его зрелость. Существует целая наука духовного самовоспитания, стратегия борьбы за организованность человеческой души, за выведение ее из пестроты и суетности в строгий канон. Аскетический подвиг - это выглаживание, выпрямление души к единой вертикали. Русский писатель Б. Зайцев, описывая жизнь отшельников, размышляет: «…если говорят о теплопроводности физических тел, почему не назвать духопроводностью то качество души, которое дает ощущать Бога, связывать с Ним».

Священник Павел Флоренский назвал прп. Сергия Ангелом Хранителем Руси, вера которого в милость Божию дала силы противостоять тому, чему, казалось бы, нет человеческих сил сопротивляться, дает мужество смотреть на прошедшее и грядущее с надеждой, убеждая, что Господь не оставляет нас даже в самые тяжелые и скорбные времена.

И сегодня, когда мир испытывает сильнейшее разрушающее влияние системного кризиса, мы должны обратиться к этому уникальному опыту аскетичеcкого возделывания души человека, который существовал на Руси - и породил сонм Святых Подвижников, благодеятельно воздействующих на всю русскую культуру. Это не означает, что в современном мире мы должны загнать образование в монастыри и церкви, но сам опыт изначального обращения к душе человека и опыт формирования зрелого и правильного - Православного мировоззрения очень важен и ценен.

В тяжелые времена крови, насилия, предательств и подлости неземной облик прп. Сергия Радонежского ободряет и поддерживает. Русский писатель Борис Зайцев именно так говорит о значении для нас прп. Сергия: «Не оставив о себе писаний, преподобный Сергий будто бы ничему не учит. Но он учит именно всем обликом своим: одним он даёт утешение и освежение, другим – немой укор. Безмолвно прп. Сергий Радонежский учит самому простому- правде, прямоте, мужественности, труду, благоговению и вере».

Ирина Павелко, кандидат психологических наук, г.Одесса

Источник: russkg.ru

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test