От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Автор Тотального диктанта-2014 Алексей Иванов о тексте
Категория: Великий, могучий Дата и время публикации: 12.04.2014 07:33

alt«Тотальный диктант» пройдет сегодня, в День космонавтики в 350 городах России и мира. Его напишут не только на земле, но и в небе. Так, проверить свою грамотность вызвался космонавт Олег Артемьев с МКС. Автором диктанта этого года стал писатель Алексей Иванов, известный по роману «Географ глобус пропил», на родине акции - в Новосибирске - он лично продиктует свое сочинение всем желающим в НГУ. О чем будет текст, а также чем сейчас живет писатель, узнавала «Комсомолка».

«Тотальный диктант – это тоже, что и Бессмертный полк»

- В детстве с родителями и друзьями я ездил в походы по уральским речкам, мы ехали на поезде «Чусовская - Тагил», эссе так и называется «Поезд Чусовская – Тагил». Я вспоминаю, какие люди вместе со мной ехали, какая жизнь была тогда, каким сам я был, что ожидал от жизни, - говорит Алексей Иванов. - И сравниваю с тем, что есть в моей жизни сейчас. Это воспоминания о детстве, о родине, рассуждения о том, что в жизни есть такой странный парадокс, чем дольше ты живешь, тем больше знаешь о своей земле и родина для тебя все ближе и ближе, но в тоже время ты все больше забываешь собственное детство, оно все дальше и дальше. Диктант разделен на три части. Все три части - это вариации изначальной идеи о детстве и родине.

- Насколько текст сложен для написания?

- Какие там хитрости, я разумеется вам не скажу, буду молчать, как партизан на допросе! Об этом все должны догадываться прямо во время диктанта. Разумеется, он будет сложный, потому что писать простой текст - не имеет смысла, нужно же проверять знания, но не надо бояться, ничего там особо головоломного нет. Много раз меня спрашивали по поводу авторской лексики, пунктуации. Все такие вещи, разумеется, абсолютно приемлемы в художественном произведении, но в диктанте, я считаю, их применять нельзя. Люди будут писать, проверяя знание своего языка, а не свое знание текстов писателя Иванова, поэтому все эти авторские штуки я старательно из текста убирал. Основной тренд был на чистоту языка, а не на самовыражение, на мой взгляд, это очень важно для «Тотального диктанта», что мы занимаемся русским языком, а не промоушеном определенных писателей.

- Любили ли вы диктанты, когда были школьником?

- Для меня никогда сложности диктант не представлял, я всегда отлично учился по русскому языку и литературе. Для меня диктант или сочинение – это всегда большая радость, свобода, большие возможности, такой вот креативный урок. В общем, к диктантам я относился с симпатией.

- Когда вам предложили написать текст для акции, вы сразу согласились?

- Сразу, потому что для российского современного писателя – это очень престижно! Потому что это признание профессионалов, тебя выбирают не просто читатели, блогеры или журналисты, а филологи, ученые. К тому же это признание не ангажированное. Не московское признание литературно-критической тусовки, а одобрение людей, которые реально занимаются литературой в высшей школе. Поэтому сомнений не было, была радость и благодарность. Текст диктанта я написал сам, а дальше началась большая и трудная работа с филологами, подгонка этого эссе к требованиям диктанта. Взвешивалось каждое слово, каждая запятая, уравновешивались все три части, буквально по миллиграмму, как на весах все взвешивали. Но ведь чем больше требований предъявляется к автору, тем лучше текст. Как говорится, чем больше цензуры, тем больше литературы. Продолжалось это два месяца и, слава богу, мы пришли к взаимному удовлетворению.

- А вы сами когда-нибудь принимали участие в «Тотальном диктанте»?

- Нет, никогда, хотя много слышал об этой акции. Не принимал сугубо по технической причине, я же писатель, я все время что-то пишу, день пишу, ночь пишу… А потом, то, что я написал, я разбираю с редакторами, корректорами, ссорюсь с ними, ругаюсь, доказываю что-то, они тоже в ответ доказывают… Для меня развлекаться написанием диктанта – это уже перебор. Но как таковая акция мне нравится. Я вообще считаю ее гениальной придумкой, не случайно она разрастается как снежный ком. Я бы вообще сравнил ее с акцией Бессмертный полк. Это также рожденное в недрах народа мероприятие огромного гражданского звучания, которое развивается, исключительно потому что востребовано нацией… А не потому что поддерживается государством, бизнесом или модой. Когда мы идем на «Тотальный диктант», мы что говорим? Что мы – общество, мы - культура, мы – цивилизация, то есть мы люди, которые живут по правилам. Пишут по правилам и живут по правилам. А жить правильно – это значит жить по правилам. То есть мы говорим, что мы не беспредельщики, правила для нас очень важны. И «Тотальный диктант» - это способ легитимизации жизни по правилам только в формате языка.

«Он им дал свободу, а они повели себя, как свиньи»

- На одной из площадок Москвы ваш текст будет читать Константин Хабенский, не можем не спросить, как вы относитесь к одноименному фильму по вашему роману «Георграф глобус пропил», где актер сыграл главную роль?

- Мне фильм исключительно понравился. Я понимаю, что перевод из одной художественной системы в другую, то есть из романа в кино – это неизбежный путь потерь, но ничего страшного, если финальный результат оправдывает все это. Во время съемок произошел перенос время действия, в книге - середина 90-х, в картине – наши дни. Из-за этого сместились акценты. О чем по большому счету был мой роман, написанный в 95-ом году? О поиске гармонии. Мой герой говорил о том, что он ищет примирения с собой и миром. То есть в середине 90-х не было проблем, например, со свободой, а вот проблемы с гармонией были. У Виктора Служкина в исполнении Хабенского уже совсем другая проблематика – он ищет свободы, его главная ключевая фраза: «Я не могу держать на цепи». То есть он сам - человек свободный и никого другого он не желает держать на цепи, ни жену свою, ни друга, ни школьников… И не его вина, что люди на свободе ведут себя как свиньи, они не умеют быть свободными. И никуда от этого не деться, потому что сменилась эпоха и сменилась проблематика…

- А вы мечтаете, чтобы какой-то режиссер экранизировал ваши романы? Кто бы снял, например, «Сердце Пармы» (исторический роман Алексея Иванова о покорении Великой Перми Москвой в XV веке – Прим. авт.) лучше всего?

- Эмм, я могу ответить, но этот человек не возьмется за эту работу, потому что его нет в живых. Это Эйзенштейн.

- На днях у вас вышла новая книга «Ебург», о чем она?

- Я вообще жду, когда журналисты спросят меня, как может быть автором «Тотального диктанта» писатель, который написал книги под названием «Блуда и МУДО», «Ебург» (смеется – Прим. авт.)! Книга «Ебург» - это не роман, это нон-фикшн, это сто сюжетов из жизни Екатеринбурга, эдакий екатеринбургский Декамерон. Это эпос про то, как закрытый советский индустриальный город Свердловск превращался в современный хайтековский, евроазиатский мегаполис. Книга о великой метаморфозе, о переходном этапе в жизни города. И во время этой метаморфозы я называю его таким уличным площадным словом - «Ебург».

- Сам собой напрашивается следующий вопрос, есть ли какой-то город или край на очереди, которому вы бы посветили книгу?

- Я не занимаюсь системный воспеванием городов на карте нашей родины (смеется – Прим. авт.). Нет, дальше будет роман, а потом, я надеюсь, документальный фильм по «Ебургу». Да, и я категорически против слова краевед. Это что-то костное, убогое… Вот, например, до 1917 года в России не было вообще понятия краеведения как такового. То есть люди изучали весь большой мир на примере своего края. А не свой край большого мира. Вот изучать край большого мира – это краеведение. Знать Москву – это значит быть культурным человеком, а знать Новосибирск или Екатеринбург – это значит быть краеведом, я считаю, что с этим надо категорически бороться и никогда не соглашаться, чтобы вас называли краеведом. Меня постоянно называют и мне это очень надоело.

- Никогда не будем вас так называть. Как вы оцениваете свой опыт издания романа под псевдонимом?

- В 2011 году я выпустил роман «Псоглавцы» под псевдонимом Алексей Маврин. Как я уже сказал, меня страшно достало, что Иванов – «писатель-краевед», «певец родного края», «воспевает город Пермь», хотя я написал 8 романов и из них только в одном действие происходит в Перми! И то на окраине города... Тем не менее, я певец Перми! Да провались пропадом все это, сколько можно ее воспевать! Причем из этих 8 романов только в 3 происходит действие на Урале. То есть я и не певец Урала, просто я хорошо знаю Урал и люблю. И вот так мне надоели все эти клише, что я решил новое произведение издать под псевдонимом. Но, что называется, попал из огня да в полымя. Едва только роман вышел под никому не известным именем, я сразу обзавелся новыми клише: «молодой писатель», «начинающий писать деревенский детектив»… В общем, хрен редьки не слаще. И я Маврина похоронил.

- А продавался как он?

- Продавался хорошо, я всегда хорошо продаюсь, что Маврин, что Иванов… У нас, как ни странно, в стране продажи не зависят от публичной рефлексии или, например, от профессиональной оценки романа. То есть роман может получить кучу премий и никак не продаваться, роман может быть изруган в прессе и пойти отлично. Может иметь огромное количество частных рекомендаций от блогеров и тоже не продаваться, а может быть вообще не обсуждаем, но продаваться великолепно. Это загадка, никто не может объяснить успех или не успех произведения. И у меня нет версий, не знаю, от чего это зависит. Как и экранизация книги, может быть, фортуна...

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Алексей Иванов родился в 1969 году в Горьком (Нижний Новгород). После окончания школы Алексей поступил в Уральский государственный университет на факультет журналистики, который оставил в следующем году. В 1990 году заново поступил в УрГУ на факультет искусствоведения и культурологии, который успешно закончил в 1996 году, защитив диплом по искусствоведению. Стал известен благодаря роману «Сердце Пармы». В процессе работы над этим романом писатель организовал детский художественный краеведческий музей. Трижды номинировался на премию «Национальный бестселлер». Алексей Иванов лауреат литературной премии имени Д. Н. Мамина-Сибиряка (2003), премий «Эврика!» (2004), «Старт» (2004), премии имени П. П. Бажова (2004), «Книга года» (2006), «Портал» (2006) и «Мраморный фавн» (2006). Автор таких произведений, как «Общага-на-Крови», «Географ глобус пропил», «Земля-сортировочная», «Дорога Единорога».

Виктория Минаева, Комсомольская правда

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test