От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Сегодня "Капитану Ларину" - Алексею Нилову - 50
Категория: Дата Дата и время публикации: 31.01.2014 08:50

alt

Капитан Ларин из сериала «Менты» накануне 50-летия рассказал, как пережил кризис в 39 лет, о ночных приключениях с Хабенским и о том, что готов на любую работу — Алексей, многие по-прежнему ассоциируют вас с капитаном милиции Андреем Лариным из сериала «Менты» (шел с 1997 до 2003-го). Скоро вам будет 50. Скажите, как повлияла на вас эта дата и как будете отмечать?

— Ничего серьезно с этой датой не связываю, никак себя к ней не пересматривал. Я начал чувствовать себя на 50 еще в 22 года. Понятия не имею, насколько ощущаю сейчас. Тихо наблюдаю за жизнью, пока есть работа — работаю. Юбилей не собираюсь серьезно праздновать. С утра пойду в церковь, исповедуюсь и причащусь у своего духовника, потом мы в церковном доме это отметим в узком кругу. У нас с сыном моего духовника, протоиреем Никитой, день рождения в один день. Соберутся мои родители, жена. Остальные, вероятно, будут поздравлять по телефону. Я всех предупредил, что никого не собираю и не закатываю празднеств, кабаков и тусовок.

— Не ожидала услышать из ваших уст такое. Все привыкли, что Нилов — это всегда пьянки, гулянки... Еще лет пять назад вы бы устроили пышное веселье. Это ваша третья супруга Елена так на вас повлияла?

— Я изменился еще 7—10 лет назад. В 39 у меня был странный переходный возраст, который длился года три. Сегодня я отличный семьянин, работаю много. Не курю и не пью. Веду положительный образ жизни. Жена Елена у меня потому и есть, что я изменился. Больше ей спасибо, что она меня терпела. В июле будем праздновать десятилетие совместной жизни. Я много всего попробовал и сумел остановиться. Это были такие эксперименты над собой, которые я ставил, начиная с института и заканчивая своим 39-летием. Это были 2003-й, 2004-й. В 2005 году я поставил последний эксперимент над собой. Попробовал то, что мне было нужно, и потом от много отказался. Это мой большой жизненный опыт, и к 50 годам я доволен собственной жизнью.

— На просторах ТВ вы сегодня не частый гость. На количество предложений не жалуетесь?

— За последние годы у меня не было перерывов. Я постоянно снимаюсь, грех жаловаться на то, что играю капитана Ларина уже 20 лет. После того, как мы ушли из «Ментов» в 2003 году, нас пригласили в сериал «Опера убойного отдела». После окончания позвали в проект «Литейный». Он до сих снимается, уже восьмой сезон идет. Одна и та же тема, сценарии, тексты и режиссеры. В декабре прошлого года закончили фильм под рабочим названием «Лучшие враги». Мы с Сергеем Селиным играем там двух главных героев. Я полковник аналитического отдела, а он — подполковник оперативного. Тема та же, 30 серий отсняли и вроде поинтереснее, но хотя бы что-то новое.

— Вы сами не устали делать одно и тоже? Может стоит сделать первый шаг, чтобы режиссеры начали видеть в вас других персонажей?

— Я к этому привык, у меня нет амбиций. К тому же не вижу сейчас шедевров и интересных проектов, в которых хотел бы сняться. Такая же точно конъюнктура на тему убийств, любви, фэнтэзи или еще какого-то бреда. Хорошего кино нет, и мне нисколько не обидно, что я снимаюсь в сериалах.

— А вы готовы сами просить? Или ждете манны с небес?

— Это не ко мне. Я никогда не буду ходить и просить. Просто не у кого. И манны с небес тоже ждать не буду, я не очень одержим этой профессией, чтобы мечтать сыграть Короля Лира, Гамлета или еще кого-то. У меня никогда не было таких желаний. Но еще остался потенциал, который я мог бы использовать в работе. Хотя самому странно. За последние 15 лет он должен был давно исчерпаться. Если кто-то из достойных режиссеров увидит во мне что-то необходимое для себя и мы договоримся, я буду рад, если получится хорошее кино. А если нет, я как-то обходился без этого всю жизнь, так что ничего не потеряю. Не будет работы, тогда и посмотрим. Надо будет какой-нибудь островок искать, что-то делать. На все воля Божья. Когда придет время безработицы и бомжевания, тогда и буду предпринимать движения.

— В переломные 1990-е вы были даже рекламным агентом в газете. Сейчас вы готовы сменить поле деятельности?

— Мне не наскучило получать зарплату в течение 20 лет, и я не готов отказаться от нее, а сменить поле деятельности — ради Бога! Если мне будут платить столько же, и я буду заниматься, к примеру, какой-то рекламной деятельностью, мне абсолютно все равно. Не держусь за эту профессию и готов заниматься чем угодно, если за это будут платить деньги. Я абсолютный ремесленник, владею немножко актерским мастерством, меня этому учили в институте. Мне дают какой-то материал, где я могу свои навыки применить. Но я никогда не получал удовольствия от этой работы. Единственное удовольствие, которое я от нее испытываю, это зарплата. Гонорары у меня нормальные. На жизнь хватает, не жалуюсь, но я не могу похвастаться тем, что получаю столько же, сколько московские артисты. Если сравнивать с пенсией моих родителей или с зарплатой инженеров, врачей и учителей, это вполне достойно. Но если приравнивать мои гонорары к зарплате предпринимателей, то я нищий.

— Люди, которые переживают трудности, пересматривают свою жизнь. У вас была клиническая смерть, запои, вы сейчас дорожите каждым днем или по-прежнему относитесь ко всему легко и просто?

— Легко и просто. Я ленивый человек, каждый день что-то просчитывать у меня не получается — характер другой. Каких-то вещей не делаю, но не потому что я что-то переоценил, возраст такой. Я не могу это делать чисто физически. Успокоился, нет прежнего куража, и здоровье не то. Не могу столько пить, гулять, куролесить, как это было раньше. Если бы оно было, может быть, продолжал бы и дальше. Хотя ничего нового я в этом уже не нахожу, чтобы что-то попробовать и к чему-то стремиться.

— А отец своим трем детям вы при этом хороший?

— Понятия не имею. Это надо у них спрашивать. Старшая дочка замужем, средний учится, он музыкант. С ними я всегда рядом, если что-то надо, стараюсь им это предоставлять. Ничего просить не надо, я все сам вижу. Младшего сына, не вижу, он живет с матерью в Москве. А я там не бываю. Мы разъединены, общаемся по телефону обмениваемся подарками на Новый год и день рождения.

— В Белокаменной не бываете, или вас туда не зовут?

— Не люблю этот город. Езжу туда только по крайней нужде, если приглашают на фестивали. Я никогда не был бы в обойме московских актеров. Одно время был вынужден ездить к своей московской жене, это давалось очень сложно, а потом и вовсе закончилось разводом.

— Ну, говорят ведь, что истинные ленинградцы не меняются…

— Может быть, но я знаю людей, которые, перебравшись в Москву, изменились не в лучшую сторону. В том числе и из актерской среды.

— На Хабенского и Пореченкова намекаете, с которыми учились в одном вузе?

— Совсем нет. Они не являются моими близкими друзьями, не могу судить. Я хорошо к ним отношусь, не думаю, что они были сильно питерскими, раз так быстро перебрались в столицу и там остались. Сейчас мы не общаемся, у них другая жизнь. Но у нас было много приключений, веселых ночных поездок по городу на автомобилях. Мы пили, песни пели, веселились и параллельно плодотворно работали. Это была такая жизнь в молодости. Раньше это было нормально. Сейчас другое время, рыночная экономика, и это считается невозможным.

Источник: "Сегодня"

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test