От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Они забирают наши рабочие места — первый миф о мигрантах
Категория: Миграция и переселение Дата и время публикации: 23.12.2013 10:22

alt


Пока политики эксплуатируют антимигрантскую риторику, социологи рассказывают о том, как видеть в гастарбайтерах пользу. В книжном магазине «Фаланстер» 18 декабря, в Международный день мигранта, выступили социологи, занимающиеся изучением сообщества мигрантов в России. Организаторы встречи заявили, что встреча проходит в рамках нового образовательного проекта «Повестка», цель которого — реконструировать идеологические мифы, активно транслирующиеся сегодня в масс медиа.

«Миграция — одна из таких любимых СМИ тем. При этом в российской журналистике есть традиция не обращаться к исследователям, но работать с некоторыми устоявшимися представлениями людей. Мы не сможем создать конкуренцию раскрученным медиа, но хотим создать какое-то альтернативное пространство. Тем более что тема миграции этой осенью была одной из самых острых. В частности, предвыборная кампания мэра Москвы во многом строилась на теме миграции, поэтому мы решили начать нашу серию встреч именно с этой темы», — рассказали организаторы в самом начале беседы.

В роли приглашенных экспертов выступили директор Центра миграционных исследований, ведущий научный сотрудник института народнохозяйственного прогнозирования РАН Дмитрий Полетаев и заведующая Центром истории и культурной антропологии РАН Екатерина Деминцева.

Тенденции и тренды миграционных потоков

Полетаев начал с того, что обозначил те тенденции, которые происходят сегодня именно в сфере трудовой миграции, а не в миграции учебной или миграции высококвалифицированных кадров. Эти процессы исследователи выделяют в отдельные категории.

— Сейчас в Россию едут люди из небольших городов и деревень, это — сельская миграция. В этом я вижу одну из основных причин возникновения противоречий, — сказал Полетаев. — С одной стороны это произошло из-за того, что Россия сейчас не самая привлекательная в миграционном плане страна. Самые высокообразованные жители Центральной Азии, из тех, кто там еще остался, едут в западные страны.

Исследователь считает, что потоку низкоквалифицированной рабочей силы из Средней Азии способствуют и различные социальные сети и СМИ, распространяющие информацию об убийствах и бытовой ксенофобии, что отпугивают образованных людей.

Также, изучая потоки мигрантов, Полетаев заметил, что в последние годы к нам стало приезжать больше женщин.

— Этого не было заметно 5—7 лет назад. Экспертная оценка женщин-мигрантов — около 30% от общего потока приезжих. И это не только женщины, которые прибывают в составе семей, но и незамужние. Логично, что вместе с потоком женщин начали приезжать и дети мигрантов. Это заметно по составу учеников в классах. В 9—10 классах уже есть дети армян и азербайджанцев, но пока нет детей мигрантов из Центральной Азии. Это свидетельствует о том, что поток мигрантов с детьми начался не так давно.

«Они увозят наши деньги»

Далее Полетаев перешел к рассмотрению самых распространенных мифов о мигрантах. «Некоторые из них активно озвучивались в ходе прошедшей предвыборной кампании. Без каких либо оценок того, кто и что говорит, мне хотелось бы отметить какие-то научные оценки этого», — подчеркнул эксперт.

«Они забирают наши рабочие места», — обозначил первый миф о мигрантах исследователь. — Но местные обычно не мыслят для себя карьеру дворника, как постоянную. Если мы говорим о строительстве, то это самые низкоквалифицированные места, на которые даже люди из регионов идут не очень охотно. По нашим исследованиям, где-то 30% мигрантов работают в тех же нишах, что и местные. Но это не значит, что 30% находятся уже в конкуренции к коренным жителям. Жесткой конкуренции в этих сферах нет. Есть сложившиеся ниши самой низкоквалифицированной работы, на которой работают мигранты.

Мигранты приходят на низкооплачиваемые места, потом в первом-втором поколении они уходят на лучшие места, а на смену им приходят другие мигранты. «Но это всегда так. Москва — исторически город мигрантов», — отдельно отметил Дмитрий Полетаев.

— «Они образуют гетто». Вообще-то это проблема не самих мигрантов, а властей, которые допускают, что приезжие начинают селиться в каких-то кварталах. Просто не ведется миграционная политика и адаптационная работа. ФМС этим не занимается, а просто скидывает проблемы на плечи населения. Хотя наверняка на меры по адаптации мигрантов должны выделяться деньги, — развенчал еще один миф спикер.

— «Они повышают уровень преступности», — озвучил очередной предрассудок по поводу трудовых мигрантов Полетаев. — Тезис скользкий, потому что можно открыть сайт МВД и увидеть, что только 3—4% преступлений совершают иностранцы. Эта цифра стабильна на протяжении большого количества лет. Но, может, общее представление о приезжих складывается и за счет внутренних мигрантов. Тех, кто приезжает из Владимира или из Грозного и также не имеет постоянной регистрации в Москве.

Исследователь рассказал, что в ходе опросов и интервью россиян многие из них не разделяют мигрантов на приезжих из Азии и на внутренних мигрантов с Северного Кавказа и считают обе категории нелегалами.

— «Их детей не нужно учить в наших школах». Мне кажется, что это глупо. Эти дети уже здесь. Если мы их не учим в школах, то они, как правило, вовлекаются в теневую экономику. Помимо этого, они не учат русский язык, и на выходе мы получаем человека социально неадаптированного, — продолжил Полетаев критиковать антимигрантские меры, которые обсуждаются в массах. По мнению социолога, на это нужно смотреть несколько под другим углом.

— Кто-то говорит, что мы их выучим, и они уедут. Если они уедут, то они будут нести русскую культуру. Учебная миграция, когда они приезжают учиться за деньги, — это золотое дно. Мигранты везут сюда свои деньги, а уезжая, несут с собой русскую культуру. Это то, что сшивает нас со странами СНГ, — поделился соображениями Дмитрий Полетаев.

— «Они увозят наши деньги», — обозначил исследователь последний распространенный миф из своего списка. — Они эти деньги ни у кого не крадут. Если мы говорим о криминальных мигрантах, то это отдельный разговор. Мы же не думаем, что мигранты у нас будут работать бесплатно. Они заработали и отослали деньги. Есть оценки экспертов, по которым мигрант оставляет здесь в три-пять раз больше, чем отправляет на родину. Они тратят здесь деньги на одежду, еду и жилье. Кроме того, уровень их зарплат ниже, чем у коренного населения. Это значит, что часть денег оседает в карманах предпринимателей.

Какова польза от мигрантов

Для тех, кто не хочет смотреть на проблему мигрантов с толерантной точки зрения жителя развитой страны, Полетаев предложил подумать хотя бы о той выгоде, которую мы можем получить от трудовых мигрантов.

— Я призываю оценивать ситуацию с позиций эффективности, подумать о том, насколько нам важно и полезно, чтобы они тут были. В концепции миграционной политики сказано, что население России к 2025 году должно составлять 142 миллиона. У нас сейчас население 143 миллиона, но оно с каждым годом сокращается. Количество стариков растет, а количество работающего населения сокращается. Мигранты, приезжающие к нам, на протяжении долгого времени не дают падать численности населения страны быстрее, — рассказал социолог.

Альтернативы мигрантам, по его мнению, две: повысить рождаемость и снизить смертность, или провести модернизацию, чтобы не требовалось столько работников. Пока ни одного, ни другого не предвидится. Даже в развитых странах не могут поднять рождаемость. Современная женщина просто не хочет рожать по пять детей. В случае с тотальной модернизацией производства тоже не все так просто, рассказал эксперт.

— Ну закроем мы со Средней Азией границы. Какой ресурс у нас будет, учитывая состояние смертности-рождаемости? Тогда к нам поедут китайцы и индусы. Но их адаптация будет сложнее, чем тех, кто к нам приезжает сейчас и знает хотя бы язык, — объяснял эксперт. Нужно помнить, что мы находимся на конкурентном рынке за рабочую силу. Есть несколько расистский подход, о том, что Европе не нужны не белые мигранты, например из Африки. Поэтому они пустили к себе поляков — белых мигрантов. К ним поехали, но этого человеческого ресурса хватит на 15—20 лет. Потом они снова должны будут открыть шенгенскую стену, — объяснил Полетаев, добавив, что мы также должны всерьез думать о трудовых ресурсах будущего.

Мигранты селятся везде

Вторую часть беседы вела социолог Екатерина Деминцева, которая изучала африканскую миграцию во Франции, а теперь активно занимается вопросами миграции в Москве. Рабочее название ее исследования — «Город и мигранты».

— Мы хотели узнать, чем живут мигранты, с кем приезжают, куда ходят и как работают. Из СМИ мы знаем, что они есть, но не знаем, кто они такие, — кратко объяснила свою мотивацию Деминцева.

Социолог рассказала, что ее работа только началась, но в прошлом году она уже сделала пилотное исследование, изучив один район Москвы, который сами мигранты определяют как свою территорию. Деминцева хотела понять, есть ли действительно мигрантские гетто, о которых так много говорят. Она раздала трем семьям по 30 анкет и попросила, чтобы они поделились ими с друзьями. Выяснилось, что только четверть анкет была заполнена мигрантами, проживающими в выбранном районе. Сами мигранты рассказали, что их друзья живут и в Медведково, и в Бибирево, и на Арбате.

— Мигранты селятся в Москве везде. Как на окраинах, так и в центре города. Если на окраинах они селятся в дешевом жилье, то в центре города они могут снять комнату в коммуналке, жить в подвалах или расселенных домах, — рассказала о первых выводах социолог. Причем, по ее словам, найти мигрантов было довольно сложно.

— Если во Франции ты знаешь, куда идти и к кому обращаться, то в Москве это очень сложное поле для исследований. То есть мигранты вроде бы есть везде, но отловить их сложно. Во Франции можно было найти какие-то ассоциации, в которые они приходят, курсы французского языка. Единственное, что помогло здесь, — это личные связи со своими дворниками и с теми, с кем я налаживала контакты на протяжении нескольких лет, готовясь к исследованию, — поделилась Екатерина Деминцева.

Досуг мигрант-класса

— Они активно пользуются инфраструктурой экономкласса, магазинами, парикмахерскими, поскольку у многих друзья живут в разных районах Москвы, а сами мигранты не могут приглашать к себе друзей, они встречаются в «Ростиксе» и «Макдоналдсе». Это те места, где они могут взять чашку чая и сидеть очень долго, общаясь друг с другом, — рассказала исследователь и добавила, что появляются инфраструктурные места, создаваемые самими мигрантами. И не обязательно в тех районах, где они живут.

— На задворках Савеловского вокзала есть знаменитый киргизский ресторан. Это какая-то территория складов, посреди которой бывшая столовая, ставшая сейчас кафе. То есть если ты про него не знаешь, то никогда туда не попадешь. Есть рестораны и кафе на рынках, которые активно используют мигранты. Это известный рынок «Садовод», например. Помимо этого есть определенное количество рынков и кафе, куда приходят закупаться и проводить время мигранты. Сами они говорят, что еще три года назад таких мест было очень мало, куда они ходят в праздники или встретиться с друзьями, — поделилась наблюдениями Екатерина Деминцева.

Еще одно городское пространство, которое начинают все активнее использовать мигранты, — это большие торговые центры, где они также могут посидеть с друзьями в ресторанном дворике.

— Есть «Ашан», куда они с удовольствием ходят. Это место демократичное, место, куда они не боятся войти. Они могут позволить себе сделать там покупки, хотя многие не поднимаются выше в небольшие магазинчики, где на входе стоит охранник, который проследит, куда ты идешь, — отметила социолог. Также, по данным ее исследования, мигранты из Средней Азии очень любят использовать природные пространства, где им не нужно платить деньги и куда они могут выбраться на шашлыки. Существенная часть опрошенных Екатериной Деминцевой рассказали, что часто выбираются на пикники в Кузьминки, на «Войковскую» и в район станции «Киевская».

Также социолог рассказала, что у мигрантов есть и культурный досуг, и выходные. Несмотря на то, что работают они действительно много.

— Ни разу не слышала, что они ходят в театр. А в кино, хотя это и дорого, ходит молодежь или дети. Те, с кем я общалась, говорят, что для детей это праздник. Родители дают им денег на билет, на попкорн, чтобы они, как и остальные москвичи, сидели со своим попкорном, — рассказала Деминцева.

Подводя итоги выступления, социолог рассказала, что говорить о существовании в Москве какого-то гетто для мигрантов не приходится. Хотя определенно есть районы, где селится большее число мигрантов в силу того, что там больше дешевого жилья или зон, где они могут работать.

— Гетто со своей инфраструктурой, институтами мы не нашли. Зато мы выяснили, что в городе есть места, которые часто посещают мигранты и которые они же и создают. Круг общения мигрантов состоит из своих же. Это либо родственники, либо хорошие знакомые с работы, либо земляки. Например, киргизы из области Ош говорят, что у них есть своя «махаля», то есть землячество, — заключила Екатерина Деминцева отметив, что ее исследование еще будет продолжено, но определенные выводы о том, как и чем живут мигранты, уже можно сделать.

Антон Кравцов

Русская планета

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test