От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Что же все таки заставит редактора крупнейшей русской газеты в Британии получить ее подданство?
Категория: Соотечественники Дата и время публикации: 11.09.2013 00:05

alt 

Главный редактор крупнейшей в Британии русской газеты «Англия» Илья Гончаров – о том, что связывает выходцев из бывшего СССР, осевших в туманном Альбионе, с Россией

Сегодня в проекте «Окно в Россию» мы беседуем с главным редактором крупнейшей в Британии русской газеты «Англия» Ильей Гончаровым. И поговорим мы о том, что связывает выходцев из бывшего СССР, осевших в туманном Альбионе, с Россией и согласны ли наши бывшие сограждане с тем, что законодательство РФ фактически всех их записывает в российские соотечественники.

– Илья, как и многие русские, оставшиеся за пределами России после крушения СССР, Вы - человек интересной судьбы. За свои 30 лет Вы успели многое. Ваше детство прошло в Литве, юность в Москве, зрелость неумолимо настигает Вас в Лондоне. Такая насыщенная жизнь сложилась вынужденно или же причиной тому Ваш самостоятельный выбор? Расскажите о себе, какие годы жизни стали для Вас определяющими, рубежными?

- Вообще моя жизнь – не самая насыщенная, бывает куда интереснее. А то, что я несколько раз переехал – так ведь так многие жили и живут, это не было редкостью даже в ХХ-м веке, не говоря уже о ХХI-м.

Обстоятельства, конечно, влияли на мои перемещения, но в безвыходных ситуациях я не оказывался, и конечный выбор всегда был за мной. Закончив школу в Литве, я захотел учиться на русском языке – и уехал в Москву (в 2001 году). В 2007 году я решил переменить место жительства – и в 2008 году, как многие литовские граждане, поехал в Лондон, где до сей поры и живу.

– Мне приходилось бывать в городе атомщиков Снечкусе, ныне Висагинасе. По советским меркам – райское, уютное, комфортабельное место. Как живет Ваш родной город сегодня? Как живет сегодня вся Литва? Ведь закрытие Игналинской АЭС можно назвать символичным для нового, независимого государства, в нем, как в капле воды отражается океан, отражаются все достижения и проблемы республики – интеграция в Европейский Союз и разрыв с наследием Советского Союза одновременно. Для Вас лично, для Вашей семьи – это значимая история?

- Висагинас – уникальное место. Наверное, это было одно из лучших мест Советского Союза, и оставалось бы таким, если бы... Но пришло новое время, новая власть решила, что атомная станция независимой Литве не нужна, и приняли решение ее закрыть. Насколько правильное это было решение – судить не берусь, но как сделали, так сделали. И город начал закономерно пустеть. Уже в конце 90-х школьники твердо знали: в Висаге оставаться незачем. Ну и поехали кто куда: в другие города Литвы, в Россию, Белоруссию, Европу, далее – везде. А Висагинас из города молодежи постепенно превращается в город пенсионеров.

Не самая счастливая, но и не самая несчастная доля, такие места во всех странах есть. Я до сих пор люблю туда возвращаться.

Чуть позже судьбу моего города взялась повторять вся Литва – она теперь тоже достаточно быстро пустеет. За десять лет (2001-2011) население сократилось с 3,5 до 3 млн.человек – уехал каждый седьмой. В основном – в Европу. Вот так Литва и живет.

Возможно, мое заявление удивит вас, но я не считаю это большой трагедией для страны. Во-первых, литовская эмиграция имеет давнюю историю – местные жители уезжали отсюда еще с конца XIX века, и то, что сейчас происходит – это далеко не первое «кровопускание». Уезжали перед Первой мировой, уезжали в 20-30-е, и масштабы эмиграции были сходные. Но Литва как страна и литовцы как народ на этом не заканчивались.

Во-вторых, сегодня никто не уезжает навсегда – пол-Литвы живет на два дома. Ровно та же история лично у меня и у моей семьи. Мы с братом живем в Лондоне, родители – в Висагинасе. Это очень удобно и им, и нам: видимся регулярно (спасибо европейским бюджетным авиалиниям), но не надоедаем друг другу. Было бы намного хуже, если бы мы не могли никуда уехать.

– Вы закончили факультет журналистики МГУ, почему поступали именно туда? Не в Вильнюсский университет и не в какой-нибудь другой европейский? Как жилось в Москве после литовской глубинки? И почему Вы не остались в России после окончания учебы?

- На журфак я поступил случайно. Мне сказали, что пишу складно, и что надо поступать на журфак – я и поверил. Учиться хотел по-русски. Не могу объяснить, почему: вроде бы литовским и английским я тоже владел. Но хотел по-русски. Вот и поехал в Москву.

Мне повезло: меня, иностранца, принял бесплатно Московский университет. За что я остаюсь ему пожизненно должен и обязательно придумаю, как мне его достойно отблагодарить в будущем. Почему не остался в России – вопрос сложный, но я постараюсь:

В какой-то момент (в 2007 году) меня обеспокоил мой иммигрантский статус в России. «По-черному», «за конверт» работать не хотелось (хотя какое-то время после университета пришлось). Получить рабочую визу начинающему человеку без опыта и больших связей было маловероятно, тогда все квоты на иностранную рабочую силу позабирали лужковские строители. Взяток давать не хотелось. Менять гражданство тоже.

Тогда же я стал крепко задумываться, насколько Россия вообще хороша для жизни. Все-таки обстановка всеобщей ненависти, подозрительности, наглости не располагала к тому, чтобы захотеть остаться навсегда.

Да и в России у меня не так уж много чего было, что оставить. Ни семьи, ни недвижимости, ни прожитой жизни (6 лет – не так уж и много). Только хорошие друзья, да родственники. Ну и личные мотивы были. Моя девушка (тоже из Висагинаса) не хотела оставаться в России. Потом, опять же, дело молодое, охота к перемене мест.

И вообще! Я в Лондон приехал – и ни одной очереди нигде не отстоял, чтобы доказать, что я не верблюд. Сразу мне и право на работу (по гражданству ЕС), и живи - не хочу. Плачу налоги, как белый человек. Они потом мне возвращаются в виде дорог-больниц-Олимпиад (ну, так в теории, по крайней мере). Почему чужая, в общем-то, страна мне это все дала, а Россия (где я вроде бы культурно свой, да еще, как мне говорят некоторые, на деньги российских налогоплательщиков выученный, дать не может? Как-то так.

– Как Вы оказались в Британии? Почему, получив хорошее образование в России, не остались потом в Литве?

- А куда было еще податься литовскому человеку, особенно висагинскому, в «нулевые», если не в Британию? Перспектив в Литве я для себя особо не видел (даже в тучные времена – до кризиса 2008 года). А Британия (рассудил я) – страна большая, авось там найдется тепла прохожему и деревцу земли... Опять же, хотелось Европу посмотреть, а из Лондона ее очень хорошо «видно». Вот и поехал. Через два месяца будет пять лет.

– Инфильтрация в Англию проходила успешно? Вы главный редактор русской газеты, живете в Лондоне, все у Вас хорошо, но к этому надо было прийти. Расскажите об опыте первых шагов в эмиграции.

- Нормально проходила инфильтрация. Англия – страна удобная. Лондон – особенно, тут каждый второй – иммигрант. Опять же, много наших, висагинских – поначалу очень выручали и «согревали». Поработал какое-то время портье в гостинице, а потом подвернулась вакансия, подал заявку на мою теперешнюю работу, и с тех пор тут и работаю.

– У Вашей газеты русскоязычная аудитория, что ее объединяет еще, кроме русского языка? Расскажите подробнее о своем издании, пожалуйста.

– Я уже когда-то рассказывал об этом в проекте «Окно в Россию», с тех пор в этом смысле мало что изменилось.

– Считаете ли Вы себя российским соотечественником, Илья? И кто вообще из Ваших друзей, знакомых, читателей громко признается в этом в Англии? Вопрос самоидентификации вообще стоит перед эмигрантами с постсоветского пространства? Как наши бывшие сограждане относятся к тому, что в принципе, все они являются российскими соотечественниками, хотят того или нет. И что для них и для Вас лично значит Россия?

- Вот тут долгий разговор будет... Меня лично все эти темы очень интересуют. Мне интересно, что у вас там происходит, я стараюсь следить за культурной и политической жизнью страны. И я хочу когда-нибудь снова жить в России (не факт, что приехал бы навсегда в Москву, но от «второго срока» не отказался бы). Это мой «свободный выбор в пользу». Так что, наверное, да, можно меня счесть за соотечественника.

Что касается остальных, то у нас русскоязычная публика очень разная. Добрая половина в России-то особо не бывала (подразумевается РФ в ее сегодняшних границах). Так что такие вопросы не очень ставятся, если только под 100 грамм. Ну, или «профессиональные соотечественники» на своих сайтах и форумах это обсуждают – у них работа такая.

Однако ощущения трагической разобщенности нет. Люди друг к другу тянутся, хотят общаться со своими. Все-таки один менталитет, один темперамент. Я из Висагинаса и мой друг из Тернополя – мы же одни мультики в детстве смотрели. Если Вы это называете «соотечественниками, хотим мы этого или нет», то я спорить не стану.

– Илья, Вы сами участвовали в каких-либо программах для российских соотечественников? Оправдываются ли надежды российских структур, отвечающих за работу с соотечественниками за рубежом на «мягкую силу» России? И что хотелось бы изменить, улучшить, прибавить, убавить? Или всем на самом деле все равно?

Отвечая на Ваш первый вопрос - не участвовал. А что касается «мягкой силы России» - это штука очень интересная. Я за всех опять же не скажу, скажу за себя, любимого и дорогого. Какая такая мягкая сила способна удержать меня (соотечественника) в «русском поле»? Да, я очень хочу поверить в будущее России. И когда кто-то рисует какие-то человеческие, симпатичные мне перспективы – вот это и есть та самая сила.

Мне нравится, например, как Дмитрий Быков читает лекции по русской литературе. Его настоящий, не казенный оптимизм, его остроумие, устремленность в будущее, и как он в русской классике находит не только описания сегодняшних русских проблем, но и расшифровывает способы их решений. Мне нравится предвыборная кампания Навального. Хотя бы сама ее человеческая эстетика. Кстати, про эмиграцию: вы видели его ролик, где он разговаривал с пустыми стульями?

Я не идеализирую их, но эти люди и их единомышленники для меня олицетворяют «мягкую силу» России. Если и возвращаться – то говорить на этом языке и жить ради этого будущего.

Еще о структурах: я краем глаза стараюсь следить за тем, что делается. Но я очень четко знаю, что нужно, чтобы лично я вернулся: право постоянного проживания (без временных, территориальных и бюрократических рамок) и право на трудоустройство. Просто так. Без бумаг и очередей, по факту приезда. Словом, я просто хочу обладать в России ровно теми же правами, какие у меня есть в Британии. Если бы это обсуждалось, и если бы такими правами наделяли именно соотечественников, то я бы очень старался, чтобы российская власть считала меня соотечественником. А до тех пор, пока об этом речи не идет, мне, да, все равно.

– Известно, что в Лондоне получают убежище и такие известные «российские соотечественники», как Закаев, скончавшийся в эмиграции Березовский, много других беглецов от российского правосудия. Как к ним относится русскоязычное общество Британии? Сильно ли вмешивается в дела эмигрантов политика? Ведь столько разнонаправленных векторов «разрывают» наших бывших сограждан. Российскими соотечественниками формально являются ведь еще и латыши, литовцы, эстонцы и даже поляки – как потомки граждан Российской Империи. На кого все же опирается в своей работе посольство России в Великобритании, Россотрудничество? Кто эти патриоты России, кто участвует в различных российско-британских мероприятиях, фестивалях культуры, насколько заметна деятельность Общества дружбы и других подобных организаций?

- Русскоязычное сообщество Британии к Закаеву и Березовскому относится (относилось) так же, как русскоязычное сообщество России. По-разному, то есть. Большинству все равно, кто-то плюется и требует выдачи, а кто-то - друг семьи.

Посольство России в последнее время не ведет активной работы среди местной русскоязычной публики. Я, во всяком случае, не вижу. Работают больше со своими, с которыми всегда работали, по накатанной. Зато Россотрудничество делает интересные вещи – и публика с благодарностью откликается, за полтора года с момента открытия лондонский офис РС стал одной из главных культурных площадок русского Лондона.

Вообще центров притяжения наших островитян поприбавилось, культурная жизнь русского Лондона ветвится и цветет. От фестиваля литературы Read Russia (созданного на государственные деньги, где хедлайнер – Стивен Фрай с его документалкой о русских писателях) до кинофестиваля, который открывается комедией о московской богеме. От гастролей «Гражданина Поэта», организованных на деньги Евгения Чичваркина, до фестиваля-конкурса русского романса... Тут долго можно перечислять: и госструктуры, и фонды, и частные организации. Город богатый, наших много, поэтому и коммерческие культурные мероприятия тоже собирают свою публику. На русский балет в июле билетов было не достать!

Всем этим интересуются... люди. И британцы, и наши. Может, не все они бьют себя в грудь пяткой и не кричат, что они патриоты. Но интереса не теряют, а это главное.

Политика в дела эмигрантов особо не вмешивается. Спасибо, что упомянули прибалтов в этом вопросе. Я особенно хотел бы подчеркнуть (пользуясь возможностью выступить в «Окне в Россию»), что здесь, в эмиграции, очень хорошо видно, что очень многие старые проблемы, ветхие противостояния, замшелые бинарные оппозиции нам более не мешают.

Как только мы, приехав сюда, оказались в новых условиях и вне зоны доступа крикунов-пропагандистов всех мастей, выяснилось, что литовцам, русским, украинцам, латышам и так далее, делить-то больше нечего. Нету у нас больше языкового вопроса, кроме разве что вопроса овладения английским. И если и были проблемы в прошлом, то они там и остались, а здесь, в Британии, у нас у всех новая жизнь, и целесообразнее помогать друг другу ее строить.

Конечно, я надеюсь, что эта новая жизнь, без застарелых обид, начнется и на старом месте (Россия, Литва - везде). Кое-где она уже начинается.

– Какие у Вас лично планы на будущее, Илья? Осядете в Британии, сделаете карьеру (какую, кстати?), займетесь творчеством или будете искать будущее в какой-нибудь другой стране? Пора заводить семью, а семья – это ответственность, нужно будет делать окончательный выбор. Вы к нему готовы?

- Пока не готов. Мне вот через пару месяцев можно будет начать получать британское гражданство (срок подходит). Так что я как раз про это все и думаю: брать – не брать. И от этого выбора все остальные шаги будут зависеть. В России хотелось бы тоже пожить. Кажется, там скоро начнется что-то интересное, хорошее, человеческое – не пропустить бы. Вы передайте там, пожалуйста, кому надо, если встретите: пусть не сажают Навального. Без него может и не начаться.

- Спасибо за откровенные ответы, Илья. В завершение беседы скажу, что я со своей стороны сделаю все, чтобы дело Навального не победило, с меня хватит и одной перестройки и 25 миллионов соотечественников, брошенных перестройщиками за пределами России. На мой взгляд, будущее России не за Быковым и Навальным. Но сам факт того, что обе наших точки зрения свободно звучат в проекте «Окно в Россию», проекте государственной радиокомпании «Голос России» ясно свидетельствует, что у страны есть возможность свободного выбора.

В рамках проекта "Окно в Россию" на сайте "Голоса России" публикуются истории из жизни за пределами Родины бывших и нынешних граждан СССР и РФ, иностранцев, проживавших в России и изучающих русский язык, а также аналитические материалы и интервью, посвященные жизни русской диаспоры за рубежом.

Уехавшие за рубеж россияне часто подробно описывают свои будни в блогах и на страничках соцсетей. Здесь можно узнать то, что не прочтешь ни в каких официальных СМИ, ведь то, что очевидно, что называется из окна, с места событий, редко совпадает с картинкой, представленной в больших масс-медиа.

Валерий Мошев

"Голос России"
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test