От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Киргизия - 20 лет спустя. Заметки путешественника
Категория: Взгляд со стороны Дата и время публикации: 26.08.2013 07:53

alt

Всем нам хочется иногда вернуться в те места, где мы когда-то были счастливы и беззаботны. Даже если они далеко… Даже если это было практически в другой жизни. В не такие уж и стародавние времена, в эпоху застоя, я несколько раз была в Средней Азии. Мы ходили в горы Тянь-Шаня, были в Ташкенте, Фергане, Ангрене. Альплагеря Ала-Арча, Дугоба для нас были так же круты, как сейчас Кембридж и Оксфорд. Все закончилось, когда однажды на горной тропе в Таджикистане моих друзей-сибиряков встретили люди с автоматами. Тогда точно стало понятно, что СССР остался в прошлом навсегда. Встреча закончилась мирно, но вот уже почти 20 лет мои друзья в горы не ходят. Я тоже не хожу.

Но вот этой весной пришло письмо от моей подруги из Киргизии. Простое, в конверте, и, кроме всего прочего, она писала — приезжай. Как будто это так просто, как сесть в автобус «Александров — Москва» и выйти на ВДНХ. И вдруг в памяти возникли лица милых людей, с которыми давно не виделась, дом из самана, палисадник с грецким орехом, двор, покрытый зреющим виноградом, сад, в котором цветут розы, поспевают помидоры, наливаются яблоки. И беспощадное солнце, сияющее в зените во всей своей мощи и безграничной щедрости. А еще ни с чем не сравнимая вода озера Иссык-Куль… Я включила компьютер и купила билеты на самолет.

Бишкек, когда я была там последний раз, назывался Фрунзе. И не только название изменилось за эти годы. Прямо на летном поле аэропорта Манас стоят американские самолеты. Их силуэты мышиного цвета неприятно удивляют — аэропорт все-таки гражданский. Местные жители рассказывают, что, возвращаясь с вылета, американцы сливают неизрасходованное горючее в воздухе на низкой высоте. Попадает горючее на поля и сады… На паспортном контроле приятные девушки азиатской внешности серьезно, даже сурово, проверяют твой российский паспорт.

Все формальности пройдены, получен багаж, и вот она, встреча 20 лет спустя. Почти как у Александра Дюма. И та же тихая улица в городке вблизи Бишкека. И тот же орех в палисаднике… Но, ба! Что я вижу? На противоположной стороне вместо бывшего раньше простого домика ныне стоит просто дворец персидского эмира в уменьшенном варианте, конечно. На участке даже собственная водонапорная башня, уж не говоря о бассейнах, подземной автостоянке… Чего там еще у них есть за высоким забором с автоматическими воротами? Соседство с таким памятником архитектуры я оценила сразу. Достаточно было, вызывая такси, сказать кодовое слово «напротив дома Хияра», все сразу становилось ясно.
К сожалению, совсем немного людей так разбогатели за 20 лет, как Хияр (да и тот умер). Если судить по домам и автомобилям, то, в основном, люди живут средне. Новостроек немного, автопарк, в основном, корейский или немецкий. Общественный транспорт представлен старенькими микроавтобусами марки «Мерседес» белого цвета. Это очень удобно, потому что белый автомобиль не очень сильно нагревается на солнце, и в нем достаточно комфортно. Комфортности добавляет и высота микроавтобуса. В салоне можно стоять в полный рост и, когда входишь или выходишь, не надо, как в александровских «Газелях», сгибаться в три погибели. В народе такие автобусы ласково называют «бусик», видимо, от немецкого «бус».

Уж если заговорили о транспорте, отдельно хочется сказать про дороги. Конечно, нагрузка на них в Киргизии не такая интенсивная, как, например, в Александрове. А в горных районах их не ремонтировали очень давно. Но кто-то в дорожных службах Киргизии, очевидно, умнее своих александровских коллег. Те небольшие средства, которые выделяются на дорожный ремонт, используются сразу, здесь ямкам не дают разрастись. Чуть образовалась — тут же бригада рабочих ликвидирует ее.

А вот дорожная разметка — просто песня. Ее нет вообще. Представьте, на въезде в Бишкек со стороны Иссык-Куля, по оценочным прикидкам, по 3 полосы движения в каждую сторону. И там даже нет линии, разделяющей встречные потоки движения. Просто лента асфальта очень большой ширины. Как водители ориентируются — для меня осталось загадкой.

Бишкек, конечно, потенциально очень красивый город. Широкие улицы, тенистые тротуары, скверы, фонтаны, парки. Везде течет вода в арыках, питая корни огромных деревьев. В Бишкеке много дубов. К сожалению, многие уже несколько лет болеют — в середине лета на них начинают желтеть и облетать листья. Будет жаль, если город лишится такой красоты. А эти восточные базары: Аламединский, Ошский, Баткенский! Конечно, за розовым рисом придется съездить, но так страшно заблудиться в этом муравейнике экзотических товаров и экзотических людей.

Кто только не живет в Киргизии. Сами киргизы отличаются друг от друга в зависимости от того, из какого они рода, а каждый род живет в определенной долине. Есть чуйские, нарынские, ошские, иссык-кульские, таласские, джалал-абадские. Особую группу составляют так называемые «городские». Городские более образованные и мало чем отличаются от европейцев в общении. По одежде сразу отличаются турки и дунгане (китайцы мусульманского вероисповедания). Все, независимо от национальности, с уважением относятся к старшим по возрасту. Ты еще не успела войти в троллейбус, а тебе уже уступили место. И это при том, что мы с подругой вовсе не походим на бабушек, которым трудно стоять на ногах.

Есть слой населения, к которым местные относят так же, как в Александрове относятся к москвичам. Это казахи. Казахи, оказывается, богатый народ. Недаром же их не встретишь среди наших гастарбайтеров. Так вот, они скупили некоторые промышленные предприятия, пансионаты на Иссык-Куле. Я видела автобусы, на которых рабочих возят на казахское предприятие. Даже не буду сравнивать с тем видавшим виды пазиком, на котором развозит своих рабочих александровский «Вестел». Больше всего они похожи на самые фешенебельные экскурсионные автобусы, привозящие туристов в «Александровскую слободу». Вот вам и казахи. Платят, правда, не очень много — от 12000 сомов в месяц. Что-то около 8000 рублей. Но, опять-таки, все относительно.

Вот, например, самые лучшие местные помидоры на рынке в начале сезона стоят 80 сомов (50 рублей) за килограмм. А на 100 сомов спокойно покупается ведро (8 кг) яблок. Хлеб — 14 сомов (8,75 рублей). Есть, конечно, и в 2 раза дороже. Хорошая однокомнатная квартира в центре Бишкека стоит 30-40 тысяч долларов. Но, конечно, в Киргизии лучше всего жить в своем доме.

В домике с участком земли. Климат таков, что на самом небольшом участке при минимуме усилий, но при большом прилежании можно вырастить такой урожай высококачественных овощей, фруктов и ягод, что нам, в Александрове, и не снилось. Оборот земли начинается уже в феврале, когда под дуги распикируют сеянцы помидоров, например. В грунт их сажают уже в начале апреля. Первые плоды вызревают к июлю.

Или взять малину. Первый урожай с нее снимают в июне. В июле отплодоносившие побеги вырезают, а молодая поросль уже стоит во весь свой двухметровый рост и зацветает. Через месяц — новый урожай уже сгибает ветки. Огурцы в начале июля сажают по второму разу, потому что первые уже отплодоносили и пожелтели.

Абрикосы, упавшие на землю под порывами ветра, не собирают, и вообще, что это за абрикос — урюк полукультурный. И мякоть у него недостаточно сладкая, волокнистая. То ли дело мохнатый персик… А у нас и зеленый абрикос по 120 рублей очень хорошо разбирается… Вот так, иногда, попробовав настоящий фрукт, упавший с дерева от своей спелости, понимаешь, какую, по большому счету, гадость мы едим постоянно, принимая за качественную еду…

Но все-таки киргизы — животноводы, а не земледельцы. Это сказывается и на русском населении. Например, соседи моей подруги на своем участке в 7 соток сажают минимум овощей, зато у них там пасется коза и гуси. Всем хватает корма, и они ходят там сами по себе, когда хозяева на работе.

Очень много пчеловодов. Есть потомственные, закоренелые. Но есть и такие, которые, выйдя на пенсию, обзоводятся ульями и начинают осваивать пчеловодство. С самого начала весны пчеловоды вывозят свои пасеки в горы. И все лето проводят там, на роскошном горном разнотравье. У матерых пчеловодов всегда есть все пчелопродукты: и пыльца, и подмор, и перга. А некоторые собирают целые библиотеки о целебных свойствах меда и других природных продуктов и дают почитать своим любознательным покупателям.

Вот стоит передо мною маленькая вазочка с медом. Солнце играет в струйке, как бы стараясь насытить ее еще большим светом и теплом. Медленно стекают крошечные пузырьки и вкрапления неизвестных частичек, наверное, это пыльца неведомого цветка.
А про горы, озера, людей и реки я расскажу в другой раз.

Ольга Рыженкова, Уездный город А
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test