От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Разговор с Послом КР в РФ Болотом Джунусовым о русских в Киргизии
Категория: Соотечественники Дата и время публикации: 27.06.2013 13:06

alt


Предлагаем читатателям портала "russkg.ru" познакомиться с интервью корреспондента "Эхо Москвы" Наргиз Асадовой с Чрезвычайным и Полномочным Послом Кыргызской Республики в Российской Федерации Болотом Джунусовым, в рамках передачи «Лингвафранка», подготовленной совместно с сайтом «ПабликПост». Н.АСАДОВА: Сегодня мы говорим про русских в Киргизии, или Кыргызстане, как правильно теперь называть эту независимую страну. И у нас в гостях Болот Джунусов, чрезвычайный и полномочный посол Кыргызской республики в России. Очень много вопросов к нам поступало, когда мы разговаривали с блогерами, - по порядку. Начинаем всегда со статистики. Я в интернете нашла, что русских в Кыргызстане - почти 395 тысяч, это перепись 2009 г., что составляет больше 7%, - так ли это?

Б.ДЖУНУСОВ: 384 на начало 2012 г., почти 7%.

Н.АСАДОВА: Мы видим динамику резкого сокращения русского населения в Киргизии, начиная с 1989 г. Мы высказывали свои предположения, почему так происходило - а ваши предположения, почему так происходило?

Б.ДЖУНУСОВ: Действительно, почти больше 900 тысяч русских жило в Киргизской ССР, и на момент распада, за 20 лет, почти в три раза сокращение количества. Сразу скажу - думаю, не буду ничего выдумывать, просто возьму факты – в первую очередь это обусловлено экономическими, социальными причинами. Наличие большого центра притягательного, исторического, - Россия. Людям было куда ехать. Люди себя не находили в Кыргызстане, шли сложные реформы, сложные политические потрясения. Люди думали о детях, будущем – можно понять это стремление. Но не сказал бы, что присутствовал фактор националистического толка - хотя я посмотрел ваши вопросы.

Н.АСАДОВА: Да, очень многие жаловались, что выдавливали, дискриминация была.

Б.ДЖУНУСОВ: Немножко удивительно. Потому что нельзя с кем-то сравнивать, но осмелюсь сказать – в сравнении с другими постсоветскими странами в Кыргызстане этого не было, таких фактов нет, что массовое давление, государственное давление на русских в Кыргызстане – это новость для меня. Потому что я тоже это проходил, переживали мы, прощались с соседями, разные ситуации видели, видели, как люди возвращались из России, потому что в 90-х гг. Россия не совсем была готова принимать большое количество русских из бывших стран СССР. Так что разные картинки приходилось видеть. Но так, чтобы было, за что стесняться, за что было бы стыдно киргизам – этого не было. Это какая-то новость для меня – ну, не знаю, по каким причинам люди пишут.

Н.АСАДОВА: Русский язык имеет статус официального в Кыргызстане, но делопроизводство идет на киргизском.

Б.ДЖУНУСОВ: Делопроизводство в Бишкеке, в столице, очень много идет на русском, думаю, подавляющая, большая часть – это не редкость, что на русском языке между ведомствами идет переписка.

Н.АСАДОВА: Но при этом люди говорят, что есть тенденция усиленного перевода на киргизский и давление, - мы должны знать свой язык, должны общаться на родном языке.

Б.ДЖУНУСОВ: Делопроизводство можно делить на уровни госуправления. Есть национальные, где большинство чиновников верхнего уровня и администрации владеют русским языком и пишут друг друга письма на русском, при этом считается нормой, получив письмо на киргизском, работать с ним. Но в регионах ситуация другая – есть высокогорная Нарынская область – там 95% населения киргизы, с советских времен. Мне кажется, тут нонсенс будет, если людей заставлять писать на русском.

Дальше – отток русских из страны, с чем связан? Наверное, сужается в целом пространство – и русского языка и применения его в традиционных сферах жизни – меньше у нас промышленности, закрыты НИИ, - соответственно, люди выезжали, им нет сфер, где так же массово применялся бы русский язык. Соответственно, в этих регионах местная администрация начинает вести переписку на киргизском. Было бы не совсем правильно их насильно принуждать к русскому языку. Если не с кем переписываться, образно говоря.

Н.АСАДОВА: Еще одна тенденция подмечена – демография русского населения. Поскольку молодежь уезжает, дети в возрасте до 14 лет это лишь 19%. То есть, молодых носителей русского языка очень мало.

Б.ДЖУНУСОВ: Я не владею такими цифрами, но соглашусь, - действительно, есть такая тенденция. Могу только умозрительно рассуждать – люди, которые прожили сознательную жизнь и в основном все хорошее видели на территории этой республик, наверное, многие не хотят уезжать, спокойно доживают свою старость, свой век в Кыргызстане – там могилы родителей. Но молодое поколение, безусловно, ищет применения своих сил в другом пространстве. И да, уменьшается количество русских, где надо знать киргизский, чтобы быть конкурентоспособным - на той же госслужбе, - вполне осознанно, что люди едут куда-то. Много и киргизов уезжает, особенно молодежи. Не просто уезжают на трудовые заработки, обучаются по всему миру – очень много ребят. И они тоже привносят свой культурный элемент в общество, новые тенденции есть, и не только связанные – к сожалению или счастью, - не только с русским языком связанные – с английским, турецким, другими культурами.

Н.АСАДОВА: Как в таких условиях, когда русскоязычное население убывает, сохранять русский? На различных конференциях говорится, что Кыргызстану важно сохранить русский язык – как это сделать? Количество школ, где преподают на русском, формально увеличивается, но при этом все говорят, что ощущение, что русский уходит из страны и качество образования на русском низкое. Какие действия предпринимаются, чтобы сохранить язык?

Б.ДЖУНУСОВ: Могу себя причислить к людям, которые хотели бы, чтобы русский язык сохранялся и развивался, поскольку считаю, что личный статус, достижения в образовании связаны со знанием русского языка. Поэтому для молодежи это одна из моделей достойного развития, достойного места в обществе – знание русского.

Но проблемы большие, отчасти они связаны с финансированием, с системным кризисом в сфере преподавания языков, как киргизского, так и русского. Порой такие нервные попытки некоторых политиков в защиту киргизского языка связаны с тем, что он тоже развивается слабо, слабые лингвисты, филологи, преподаватели, нет соответствующей базы, методики. Так же и в русском языке. Положение русского языка можно исправить - разные идеи звучат, более 7 тысяч преподавателей русского по статистике, но думаю, что там процентов 30 смежных профессий – учитель физики вынужден преподавать русский язык в горном селе, поскольку физику он изучал, основной предмет, на русском языке.

Н.АСАДОВА: Все больше русских преподавателей уезжают из страны, потому что находятся в худших условиях, чем киргизские - их воспринимают как иностранцев и они должны платить больше налог. Их зарплата получается меньше. Вы слышали о такой проблеме?

Б.ДЖУНУСОВ: Не слышал. Во-первых, налоговые ставки, отчисления в социальный фонд связаны, прежде всего, с гражданством – не с национальностью.

Н.АСАДОВА: А если они граждане России?

Б.ДЖУНУСОВ: Здесь да, возможны другие ставки. Но чтобы по национальности разная зарплата?

Н.АСАДОВА: Нет, я имею в виду по гражданству.

Б.ДЖУНУСОВ: Такое возможно. Много преподавателей есть турок, но я не слышал, чтобы были разговоры, что раз граждане различных государств, у них разная зарплата.

Н.АСАДОВА: Еще одна интересная цифра - по данным переписи населения 2009 г. 48% населения страны сообщили, что владеют русским языком, а в 2013 г. уже 52% - то есть, количество владеющих русским в стране растет - с чем это связано? Люди стало меньше?

Б.ДЖУНУСОВ: Статистика наука занимательная. Я видел эти цифры, готовясь к эфиру и про себя отметил, что возможно, есть тенденция, что много людей выезжает в Россию, много молодежи, и в российских госорганах, в приватных беседах люди говорят - обратите внимание на качество приезжающих, люди порой не владеют русским языком. Проблема эта муссируется последние 2-3 года в киргизских СМИ постоянно, - молодежь хуже знает русский, проблема уже на слуху.

Наверное. Все-таки родители делают какие-то усилия, чтобы их дети русский язык изучали, наверное, поработав, люди возвращаются домой с какими-то набором знаний русского.

Н.АСАДОВА: И в регионах, где традиционно русский не был сильной стороной, я слышала, что там растет спрос на курсы русского языка - потому что люди хотят поехать на заработки и нужен какой-то базовый уровень.

Б.ДЖУНУСОВ: Отчасти это связано с нововведением в российском законодательстве - введен экзамен на русский язык. Люди хотели бы, конечно, сдать такой экзамен успешно, с первого раза, хотели бы получить базовый курс. Есть возможность – будут учиться люди. Мне кажется, что это потребность – тут рынок труда, но и надо быть на уровне. Приехал в Москву, старается быть на уровне. А зажаться, не зная языка, стесняясь всех -- наверное, это не очень здорово. Люди стремятся.

Н.АСАДОВА: Довольно большое количество жителей Кыргызстана приезжают в Россию работать. Много вопросов, связанных с этим, – в Кыргызстан значительный процент ВВП приходит из России – то есть от людей, которые здесь работают и посылают заработанное своим семьям в Кыргызстане. Слышали ли вы инициативы некоторых представителей России, что нужно менять иммиграционное законодательство - ввести визы, и обязать рабочих-мигрантов из стран Средней Азии покупать вексель за 30 тысяч, - насколько оправданы подобные меры?

Б.ДЖУНУСОВ: Знаете, последние полгода российское законодательство в сфере миграции очень активно развивается – мы следим профессионально, анализируем. И когда слышишь упреки в адрес федеральной власти, что проблема мигрантов, как-то слишком либерально к ним относится, мы понимаем, что мигранты между молотом и наковальней – то есть, есть исполнительная власть и есть лица, или группы, которые критикуют, что слишком либеральное отношение к мигрантам.

На самом деле это не так. Законодательство меняется очень активно, я уже привел пример по русскому языку и ужесточению, по времени пребыванию - сейчас создаются базы данных по «запретникам», кто нарушил законодательство, он получает 3-летнее ограничение на въезд в Россию. Это достаточно серьезные цифры - тех, кто уже не сможет въехать в Россию. Но это работа российского государства, мы не вправе это комментировать и давать оценки, плохо это, или хорошо. Мы в состоянии вести переговоры и говорить, что здесь нам желательно бы определенный режим, при этом просим учесть, что есть и другие составляющие факторы, политические, к примеру.

Н.АСАДОВА: По поводу векселей, экономических барьеров для людей - 30 тысяч это довольно большие деньги.

Б.ДЖУНУСОВ: Я не совсем верю, что будут введены векселя, что касается виз – мы говорим про интеграцию евразийскую, некие объединительные процессы. Введение виз этот процесс похоронит, просто можно будет закрыть эту тему насчет интеграции, мне кажется. Эффект будет приблизительно такой: какая разница будет, куда ехать гражданам? Думаю, будет очень много вреда и опять придется разгребать. Думаю, через 10-15 лет мы опять вернемся к тому, что надо интегрироваться. Один раз уже наломали дров, мне кажется, нужно аккуратнее, очень чувствительная тема.

Н.АСАДОВА: А почему вы не верите, что векселя могут ввести?

Б.ДЖУНУСОВ: Есть другие достаточно постепенные методы учета граждан и регулирования миграционных процессов. Во-первых, в России сейчас 9 разрозненных баз данных по въезжающим гражданам. Идет работа по их объединению.

Н.АСАДОВА: 9 - по разным ведомствам?

Б.ДЖУНУСОВ: Да. Кто правонарушение совершил, кто въехал, зарегистрировался по месту жительства. То есть, есть современные методики учета людей, просто надо их запустить и мне кажется, это будет много значить для того, чтобы контролировать людей. Есть определенная договоренность – с 1 января 2015 г., я так понимаю, из стран Средней Азии будут въезжать в Россию по загранпаспортам. Кстати, наши граждане сегодня въезжают по Эй-Ди-Карт - это пластиковая карточка, которой в России нет, - для внутреннего пользования мы используем пластиковую карточку. Эта карта будет отменена, будет использован загранпаспорт, в котором проставляется дата, - то есть, постепенно будут вводиться эти инструменты. А если сразу 30 тысяч… ну, не знаю.

Н.АСАДОВА: В Петербурге заксобрание предлагает, чтобы на счете было не менее 44 тысяч рублей.

Б.ДЖУНУСОВ: Знаете, подобная методика была в странах, когда наши граждане ехали в Великобританию, надо было показывать на депозите деньги, и потом ты получаешь визу. Здесь как? Показывать депозит, а потом ты въезжаешь без визы? Я не совсем в это верю, я в этом плане скептик.

Н.АСАДОВА: Продолжаем программу. Мы поговорили про образование, статистику, миграционную политику. На мой взгляд, я считаю, что в стране будут учить русский язык, если будет экономическая целесообразность. Никогда не поверю, если мне скажут, что я учу русский для того, чтобы прочитать в оригинале Достоевского. Ну, есть такие люди, но большинство учит язык в случае экономической целесообразности. Поэтому следующая тема – русский бизнес в Кыргызстане, наши экономические отношения с Кыргызстаном - насколько они хорошо развиваются и в каких отраслях представлен русский бизнес в Кыргызстане?

Б.ДЖУНУСОВ: Сразу соглашусь с вами – именно экономический фактор, научно-технологический, который идет вслед за экономикой, может повлиять на то, чтобы большее количество граждан страны приобщалось к русскому языку на разных уровнях овладевания языком – либо это бытовой, производственный, деловой язык. Поэтому, возвращаясь к теме мигрантов – большое количество людей живет в России, и владеют русским языком. Мигранты из Кыргызстана это не только те, кто работает на стройках. Я, больше года работая в Москве, удивился количеству наших, работающих в сфере общепита, обслуживания граждан. Прежде всего, это выбор владельца предприятия, экономическая целесообразность – люди, которые ты ставишь на общение с клиентами, владеют русским. Соответственно, и совершенствуются.

Что касается русского бизнеса в Кыргызстане – знаете, он все-таки волнообразен. Был период относительного затишья, а сегодня мы видим, что активность поднимается, причем, в сферах системных. Буквально недавно был на родине, выезжали в горный район, Нарынскую область, где «Русгидро» начало первые работы по строительству каскада Верхненарынской ГЭС. Мне кажется, это уже достаточно инфраструктурная вещь, которая привлечет много специалистов, которые будут работать, и общаться с русскими, россиянами, говорить на русском языке. А строительство ГЭС это не «купи-продай», там много терминов. Тем более, что сегодня на Бурийской ГЭС, которую тоже строит «Русгидро», работает 152 специалиста из Кыргызстана. Люди поехали работать в Россию. То есть. Такой обмен будет идти и продолжаться.

Российский бизнес в Кыргызстане активен в сфере туризма. Есть горнолыжный проект «Каракол», это ребята, мои соотечественники, русские ребята - там на новый год вместе расписаны уже с октября, люди приезжают из разных стран, им нравится. Успешный бизнес. Торговля, технологические вещи – автодилеры, ремонт автомобилей - там много русских ребят. Строительство. Сказать, что есть какие-то сферы в Кыргызстане, где только русские, наверное, нельзя.

Н.АСАДОВА: Тенденция по товарообороту между нашими странами увеличивается?

Б.ДЖУНУСОВ: Да, в прошлом году самая высокая отметка достигнута - 2 млрд долларов. Рост идет. Мне кажется, знаете, перспектив очень много. Если вернуться к советскому времени, сколько предприятий остановило свои кооперационные связи, то если это все восстанавливать, хотя бы частично, то перспективы очень хорошие. Есть торговля – конечно, преимущественно товары идут из России в Кыргызстан – оборудование, станки, технологические вещи.

Н.АСАДОВА: И сейчас еще будет вооружение - со следующего года начнется поставка в Армию Киргизии, - сообщил министр обороны РФ. Общая стоимость может достигнуть 1 млрд долларов. Уже все подписано, и вы начинаете работать в этом направлении?

Б.ДЖУНУСОВ: Видимо, еще не все подписано, но раз министр обороны РФ сказал об этом, то это выходит в более практическую плоскость. А сотрудничество военных постоянное, это не сенсация - стабильно Россия помогает в оснащении Киргизской армии.

Н.АСАДОВА: Это какие-то новые контракты, я так понимаю.

Б.ДЖУНУСОВ: Да, это новые вещи какие-то. Много киргизских военных учатся в России регулярно, офицерский состав тоже хорошо на русском языке говорит, потому что есть целый перечень военных заведений, которые готовят военную элиту для Киргизской армии. Как раз на днях идут выпуски – это и Академия ФСБ и прочие военные учреждения в Москве – наши военные ребята получают дипломы и едут домой, к месту службы.

Н.АСАДОВА: Параллельно приходят новости, что парламент Кыргызстана денонсировал соглашение с США по базе в Манасе. Мы знаем, что вскоре США выводят свои войска из Афганистана. При этом мы знаем, что большой наркотрафик оттуда идет через Кыргызстан, в том числе, в Россию. Каким образом его сдерживать? Здесь идет какое-то сотрудничество? Я знаю, что оно идет, но, может быть, вы расскажете подробнее, как мы сотрудничаем в этой сфере?

Б.ДЖУНУСОВ: Касательно базы немного нужно истории. В 2001 г., когда начались первые переговоры о базе, это не было решение спонтанное двух стран - США обратились к Кыргызстану и решили открыть базу. Этот вопрос согласовывался и с партнерами, с Москвой тоже. Такое понимание должно быть: появился общий враг, глобальный терроризм, международный, и все работали над решением этой задачи.

Но пришло время, - президент нашей страны это не раз обозначал, и парламент, - мы живем в парламентской республики. Кстати, без особого спорта парламент поддержал и вынес решение о денонсации - срок вывода до конца года, 180 дней, как база должна выйти. В то же время, в рамках ОДКБ, у нас тоже есть стабильное, но с большим потенциалом – не скажу, что самое эффективное, но с самым большим потенциалом, сотрудничество в сфере безопасности, сфере борьбы с наркотрафиком.

Наркотрафик особая тема, настолько неприятная и настолько вызывает озабоченность, - наверное, для будущих поколений – быть транзитной страной на пути большого, глобального, криминального явления тоже неприятно. Это и разрушение государственных органов, коррупция в правоохранительных органах, молодежь на улицах, - знаете, это системный враг для государства. Поэтому мы сотрудничаем с Россией, США и другими странами в этом направлении, в борьбе с наркотрафиком. С Россией особенно. У ФСКН России есть очень интересные планы по развитию центральноазиатской корпорации, идеи г-на Иванова очень интересны.

Н.АСАДОВА: В чем они заключаются?

Б.ДЖУНУСОВ: Это не просто борьба, не только бетонную стену надо на границах ставить.

Н.АСАДОВА: как показывает практика, они не очень помогают.

Б.ДЖУНУСОВ: Конечно, тем более, в наших горах много не построишь. Вопросы развития – общества, производительных сил, - отвлекать людей. Люди работают, общаются на русском языке, делают совместные проекты, меньше думают о криминальных сферах.

Н.АСАДОВА: Это какие-то конкретные предложения, конкретные производства предлагает г-н Иванов?

Б.ДЖУНУСОВ: Не знаю, но тема звучит время от времени, поэтому мы ждем, в каком направлении эти идеи будут развиваться. Но непосредственно по борьбе с наркотрафиком наша служба наркоконтроля и ФСКН взаимодействуют очень хорошо, у них хороший постоянный рабочий контакт. В сентябре этого года в рамках ОДКБ будут проходить учения именно по борьбе с наркотиками, будут работать силы специального назначения, наркоконтроля, наркоконтроля служб ОДКБ, именно в Кыргызстане. Поэтому, шажочек за шажочком, идет борьба. Но тема такая, очень неприятная, болезненная для всех.

Н.АСАДОВА: Михаил спрашивает: «Когда Киргизия будет готова к вступлению в Таможенный союз»?

Б.ДЖУНУСОВ: Хороший вопрос в плане «когда». Говоря бюрократическим языком, есть дата, что к концу этого года мы должны закончить «Дорожную карту» - популярное, хорошее слово. Как мы будем вступать в Таможенный союз и сколько времени это займет. Есть несколько позиций, которые нас волнуют. Вопрос швейной отрасли - 200 тысяч человек работают в ней. В 90-х гг., когда мы немного растеряли себя, именно частный бизнес, швейники, вернули легкую промышленность Киргизской ССР в то состояние, которое было раньше – это не госпрограмма, это люди сделали своими руками, своим риском. Поэтому мы с особым вниманием смотрим, чтобы не помешать их бизнесу.

Думаю, будет оставаться несколько статей, по которым будут проводиться более деликатные переговоры проводиться, а политическая готовность есть, не раз она озвучивалась – к концу года будут ясны сроки, этапы.

Н.АСАДОВА: То есть, руководство Кыргызстана положительно рассматривает перспективу, в отличие от Украины, к примеру.

Б.ДЖУНУСОВ: Вы правы, но дискуссия в обществе есть, она не останавливается, есть критические замечания серди людей, бизнесменов, экономистов. Но это, наверное. Хорошо, это поможет нам, чиновникам, трезвее смотреть на проблему.

Н.АСАДОВА: Можно озвучить, в чем основная проблема, почему это вызывает дискуссию?

Б.ДЖУНУСОВ: Киргизская экономика очень сильно связана с реэкспортом товаров из Китая, изменение внешнего таможенного тарифа может повлиять на вопрос реэкспорта. Я уже упомянул швейную отрасль – это переработка внутри страны продуктов, сырья, произведенного за рубежом. И опять-таки – сырье, ввозимое для швейников, может оказаться дорогим, соответственно, продукт, который сегодня так активно в Россию завозится и популярен в России, может оказаться тоже дорогим и неконкурентоспособным. Ну, есть несколько позиций, которые нас волнуют.

Говорят, что панацея – это развитие производства. Но это нужна отдельная «Дорожная карта», чтобы развивать производство в стране, - может быть, придут те же российские инвесторы, делать какие-то производства из китайских комплектующих, - может быть, это будет спасение. Модели изыскиваются, сейчас много от бизнеса зависит, какое они примут решение, как выкрутятся. Главное, чтобы политическим шагом не прижали людей, которые действительно занимаются развитием экономики.

Н.АСАДОВА: Виталлий из Саратова: «Уехали из Киргизии в 2003 г. – никто не притеснял, учился с киргизами в школе, отличные парни и девчата, но неуверенность в будущем побудила к переезду» - об этом мы и говорили - нестабильное экономическое положение в стране, уезжают.

Б.ДЖУНУСОВ: И киргизы тоже, к сожалению. А так край благодатный, жить там всем приятно.

Н.АСАДОВА: В Киргизии проживают более 80 этносов.

Б.ДЖУНУСОВ: Это так. Не буду рекламировать киргизов, но приведу один пример - 19 век, есть большой этнос дунгане – как они оказались в Кыргызстане? Это характеризует, кстати, киргизов – идут религиозные столкновения в Китае, и этот этнос, мусульмане, с китайским языком, переходит границу, обращается к русскому генерал-губернатору, потом к киргизским аксакалам, и в Чуйской и Иссык-Кульской долине они расселяются. То есть никто не оспаривал – пожалуйста, выделили земли. Есть много депутатов парламента из этого этноса, много бизнесменов, интересных людей, люди искусства - они вошли и живут в народе. Мне кажется, такие моменты в истории характеризуют.

Н.АСАДОВА: Поговорим про культурные программы. У меня есть личная история, связанная с Кыргызстаном – моя первая учительница по русскому и литературе, Ольга Ивановна, была из Киргизии. Когда развалился СССР, она с мужем, он у нее был военный – она там выросла и сюда переехала. Я всегда поражалась, насколько у нее изумительно правильный русский язык, чистый. На самом деле редко услышишь даже в России, чтобы так красиво говорили. Она объясняла это тем, что когда-то в 50-х гг. ее семья туда уехала и сохранила тот язык, которым говорили в 40-50-х гг. Мне очень повезло с учителем. Сейчас какие культурные программы призваны развивать русский язык в стране?

Б.ДЖУНУСОВ: Поддержу ваши слова о том, что качественный русский язык был сделан в Киргизии многими людьми разных национальностей в послевоенные годы. Была большая эвакуация промпредприятий, объектов искусства, культуры, институтов – мне кажется, это был важный момент, когда население смешалось, много преподавателей, из Ленинграда целыми институтами приезжали, и пожалуйста, - в целом все говорят на очень хорошем русском языке.

К сожалению, мы уже упомянули, что идут процессы, люди забывают язык, и здесь, наверное, исключительно важна роль России. Мы наблюдаем попытки - «Россотрудничество» работает, Константин Львович, люди в Бишкеке занимаются очень активно этим - мы в прямом контакте. «Русская книга», «Русский мир», мне кажется, много что можно сделать еще - выпуск книг. Есть Киргизско-российский Славянский университет – мне кажется, его потенциал тоже. Мы настойчиво в Москве говорим, что это не есть киргизский вуз, это двух стран - уважаемые федеральные власти России, обратите внимание на этот вуз, это вуз двух стран.

Н.АСАДОВА: В прошлый раз как раз именно говорили про этот вуз, и возникла тема разного налогообложения.

Б.ДЖУНУСОВ: Я очень тесно общаюсь с ректором, Владимиром Ивановичем - там много идей, много проектов, мне кажется, их надо поддерживать. Кстати, последний визит премьер-министра нашей страны, когда он встречался с Медведевым, тогда как раз активно говорили про Славянский университет. Одно из достижений этого визита – экзамен мигрантам можно будет сдавать не только в Москве или Новосибирске, а при выезде, в Славянском университете.

У Нифадьева есть прекрасные идеи по надбавкам учителям русского языка, 30-прцоентным. Людей надо простимулировать немножко дать энергии, чтобы люди преподавали детям, чтобы человек думал – да, я занимаюсь русским языком, преподаю – меня не забыли.

Идей много, проектов много. Главное, конечно, здесь многое от России зависит.

Н.АСАДОВА: Изыскать финансовые ресурсы.

Б.ДЖУНУСОВ: Да.

Н.АСАДОВА: Тим из Санкт-Петербурга: «Восхищает русский язык посла - спасибо за гостя».

Б.ДЖУНУСОВ: Спасибо, Тим.

Н.АСАДОВА: Есть какие-то ежегодные традиционные мероприятия культурные, связанные с русским языком?

Б.ДЖУНУСОВ: Наверное, я не очень смогу ответить на этот вопрос в полной мере. Все-таки это акции больше посольства России в Бишкеке. Сказать, что у нас есть отдельный госорган, который занимался бы русским языком, - не могу так сказать. В основном это вузовская, академическая среда. Славянский университет, либо факультеты русской филологии, журналистики, - да, они занимаются подобными проектами. Есть ассоциации русских соотечественников, то есть, общественники – там сейчас идет второе, молодое поколение, ребята-бизнесмены, - они тоже активно вкладываются, делают какие-то проекты. С надеждой смотрят, как будет развиваться Русский драматический театр в Бишкеке имени Чингиза Айтматова. Он сейчас на перепутье, сейчас пришел туда новый руководитель, журналист, Александр Кулинский. Мне кажется, это было бы хорошим центром культуры. А так, в государственных органах, есть Российский дом культуры и науки, там много проектов делается.

Мне сложно давать советы, что нужно делать Может быть, надо в регионы выходить, надо к простым людям идти с русским языком. Мы как-то шутили – можно поехать в горы и встретить японку, которая преподает японский - ей зачем это надо?

Н.АСАДОВА: Японский народник.

Б.ДЖУНУСОВ: Да. А нам нужны народники русские, волонтеры. Американцы – я просто даже не говорю, сколько американцев можно встретить в киргизских горах, - честное слово. Это есть, они преподают английский, и люди учатся английскому.

И вопрос, наверное, - мы живем в 21 веке, - дистантное обучение, телевидение. Хотелось бы, чтобы телевидение было понятно киргизам. Не буду никого критиковать, но порой его сложно смотреть.

Н.АСАДОВА: Российские федеральные телеканалы при мне можете критиковать безбожно - я только поддержу.

Б.ДЖУНУСОВ: Кстати, сейчас Исторический канал открылся – может быть, там проекты какие-то про историю совместные будут делать - историю тюрков, киргизов, кочевников. Это, мне кажется, людей будет цеплять – ну, это так, пару набросков.

Н.АСАДОВА: Туризм из России развивается? Бывшие советские республики отмечают увеличение туристов из России. Вы такое наблюдаете у себя в стране?

Б.ДЖУНУСОВ: Мы наблюдаем, и борьба за российского туриста всегда есть. Мы не совсем еще стабилизированная в политическом плане страна, у нас недавно были маленькие такие явления из-за горнорудного предприятия в Иссык-кульской области. Но что я скажу? Там реакция общества была очень резкая, полвоина общества сказали: вы что делаете? Сезон начался, приедут туристы, а у вас какие-то местечковые амбиции. И это работает, страсти быстро угасают, потому что российский турист это важно, - люди привыкли, они знают, едет в основном сибирская зона - Омск. Новосибирск, самолетом из Новосибирска полтора часа до Бишкека – это не мучительно долго. Ну, еще часа 3 до озера. Едут своим ходом, своим автотранспортом – на Иссык-Куле летом очень часто можно видеть номера российские.

Думаю, еще много чего предстоит нам сделать в плане организованного туризма. Мне кажется, перспектива с лечением - много крупных предприятий, рабочих, которые могли бы поправлять здоровье.

Н.АСАДОВА: Я знаю, что в советское время именно в Киргизии были здравницы на Иссык-Куле, которые славились на весь Союз - что с ними сейчас?

Б.ДЖУНУСОВ: Отчасти сохранились несколько объектов полного цикла, круглогодичные, где есть лечение. Но мне кажется, надо развивать много еще. Только два примера – я не буду говорить, чтобы там отдыхали из нефтяной отрасли, газовики, - поправляли на Иссык-Куле свое здоровье космонавты – Юрий Гагарин, был целый комплекс, людей после полетов привозили, реабилитировали. Иссык-куль уникальное место.

Н.АСАДОВА: Антон из Москвы: «Очень хорошие люди – киргизы. Дружу и поддерживаю прекрасные, теплые отношения. Очень близки нам по менталитету, хоть и другая религия. Образованные, тактичные люди».

Б.ДЖУНУСОВ: Антон, спасибо большое.

Н.АСАДОВА: А наша передача подошла к концу. Прощаемся с вами до следующего вторника.

Б.ДЖУНУСОВ: Спасибо вам, Наргиз.

Источник: радио "Эхо Москвы"

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test