От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

«Новая большая игра» в Центральной Азии
Категория: Геополитика Дата и время публикации: 08.05.2013 08:23

alt

«В мировой политике происходят бурные изменения. Делаются попытки прогнозировать, в каком направлении пойдут геополитические процессы в тех или иных регионах. В частности, в связи с Центральной Азией высказываются различные предположения. Анализ процессов в этом регионе показывает, что здесь есть противоречивые моменты. Вмешательства в регион извне

В настоящее время Центральная Азия считается одним из важных объектов мировой политики. Здесь налицо влияние двух факторов. Это, во-первых, противоречия, имеющие место внутри государств региона и в отношениях их между собой, во-вторых, активная деятельность великих держав в направлении обеспечения своих интересов в Центральной Азии. Следствием этого является то, что  аналитики говорят об изменении границ государств региона. Утверждается, что в Центральной Азии в целом идет «новая большая игра».

Но одной из сторон вопроса, которая заставляет задуматься, является то, что пока нет единого мнения относительно того, какое пространство выражено в термине «Центральная Азия». Этот термин выражает широкую территорию между реками, начиная от Индии и Китая и кончая  Ближним Востоком. В советское время этот термин охватывал и территорию вокруг Монголии, а от нее выделялась «Средняя Азия». Казахстан обозначался как отдельное пространство. Сейчас в Америке употребляется выражение «Великая Центральная Азия», куда включается  и Афганистан. Центральная Азия ныне понимается как территория, охватывающая Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан, Туркменистан и Таджикистан.

Расхождение представлений о регионе само по себе порождает неопределенность. Другими словами, в рамках своего понимания данного региона и в соответствии со своими интересами внешние силы получают повод вмешаться в регион. По-видимому, одна из причин активизации борьбы России, Китая, США, Евросоюза, Индии и Пакистана за Центральную Азию заключается в этом. Естественно, при таких условиях аналитики могут вести речь о разных сценариях развития региона. В этом плане интерес представляют прогнозы директора Аналитического центра Московского Государственного Института международных отношений Министерства Иностранных дел России, доктора политических наук Андрея Казанцева относительно 5 возможных сценариев развития процессов в Центральной Азии (см.: Андрей Казанцев. Пять сценариев будущих границ Центральной Азии // Российский совет по международным делам. www.russiancouncil.ru, 17 апреля 2013 г.). 

Автор выдвигает тезис о том, что в регионе идет новая «большая игра». Суть ее выражается в борьбе на новом уровне как государств региона между собой, так и великих держав за Центральную Азию. Внутри стран, расположенных в этом пространстве, накопилось достаточно противоречивых моментов этнического, политического, социокультурного и военного характера. В этом ряду наиболее актуален вопрос о диаспоре. В Узбекистане существуют проблемы с таджиками, в Кыргызстане – с узбеками, в Таджикистане – между жителями «гор» и «равнин», в Казахстане – между жителями «севера» и «юга».

Противоречия и сценарии

Вмешательство же в регион великих держав способствует в определенном смысле как их воспламенению, так и появлению новых трудностей. По этой причине в качестве первого сценария А.Казанцев указывает на возможное превращение Китая в господствующую в Центральной Азии силу. Прогнозируется, что Пекин сможет осуществить это постепенно, в несколько этапов. Этот сценарий возможен в случае полного выхода США из Афганистана, продолжения экономического кризиса в Европе и «застоя» в России вследствие экономико-демографических факторов. Китай вначале может оказать экономическое влияние, а затем будет распространять свои язык и культуру на высшие слои общества. В результате этого в странах региона может сформироваться сопротивление против Запада. За 60-70 лет Пекин таким способом может превратиться в господствующую в регионе силу.

Этот сценарий может реализоваться в случае, если Россия не сможет осуществить модель евразийской интеграции. Однако А.Казанцев не исключает и сценарий «реинтеграции постсоветского пространства» (второй сценарий). В этом случае границы между государствами региона будут размыты. Почему-то аналитик не останавливается подробно на сценарии реинтеграции. Он связывает ее более с развитием экономических связей.

Третий сценарий называется «Центрально-азиатский Союз». При этом вследствие восходящего развития сотрудничества между государствами региона возможно возникновение организации, подобной Евросоюзу. Этот процесс может завершиться за 100 лет. Интересно, что А.Казанцев не отдает особого предпочтения этому сценарию. Он полагает, что между государствами региона накопилось достаточно противоречий, и потому слишком мала вероятность того, что они найдут общий язык друг с другом. Вместе с тем события могут развиваться и в таком направлении, что в Центральной Азии может возникнуть некая общая организация.

Процесс, названный автором как четвертый сценарий, связан с формированием «Халифата». Это может произойти в случае сильной политизации в регионе исламского фактора и роста влияния некоторых радикальных группировок. Этот сценарий А.Казанцев связывает преимущественно с афганским вопросом. Несомненно, четвертый сценарий для России, Запада и Китая нежелателен. По этой причине можно прогнозировать, что великие державы будут серьезно препятствовать такому развитию событий.

Наконец, пятый сценарий называется распадом Центральной Азии. Интересно, что российский аналитик наиболее вероятным считает реализацию именно этого сценария. Главный его аргумент – это существование внутри стран региона глубоких противоречий. Из-за искусственного обозначения границ в 1920-1930 гг. возникло множество проблем. Это проявилось и в вопросе национальной идентичности.

Однако в настоящее время казахи, узбеки, таджики, туркмены и киргизы определились с национальной идентичностью и вряд ли от нее откажутся. Значит, можно ожидать постепенного сокращения в регионе этнических недоразумений. Привлекает внимание тот факт, что этот процесс происходит на фоне развития национально-государственного сознания.

Несмотря на все это, возможно, что в Центральной Азии противоречия на уровне кланов-племен и региональных кланов сохранятся. А это значит, что в регионе наряду с утверждением национальной идентичности могут сохраниться противоречия и в субэтнической и субрегиональной структурах.

Признается ли за местными властями право выбора?

Признаемся, что общая картина, возникающая из 5 прогнозируемых сценариев в связи с Центральной Азией, не радует. Чувствуется, что на нынешнем этапе великие державы не очень охотно желают независимого и самостоятельного развития региона. Их лидерские амбиции в борьбе за этот регион могут проявиться в еще более резкой форме. В этом плане можно прогнозировать, что основная схватка будет идти между Россией, Китаем и США. Они не упустят возможность воспользоваться искусственно вызванными в странах региона противоречиями.

Нет сомнения в том, что эти процессы могут оказать влияние и на Южный Кавказ. С другой стороны, в прогнозировавшихся 5 сценариях тюркскому единству не отведено место. Дело в том, что 4 из 5-ти государств Центральной Азии – тюркоязычные. Тогда почему же высказывается вероятность распространения в регионе китайского языка, а в отношении  родного языка местных народов – тюркского языка – такие прогнозы не даются? Кроме того, из приведенных выше рассуждений видно, что Центральную Азию в основном включают в интеграционную модель той или иной великой державы. А может быть, возможен и сценарий объединения самих стран региона? Почему этой стороне проблемы не отведено место?

Очевидно, что вопрос о геополитическом выборе стран региона не очень-то волнует великих держав. Трудно считать это за правильную позицию, так как опыт показывает, что могут произойти процессы, которых никто не ожидал. Так, могут произойти скачки в развитии Казахстана или Узбекистана. Тогда геополитическая картина в мире может серьезно измениться.

Такие сравнения показывают, что различные сценарии глобальной геополитической эволюции пока что представляются преимущественно в плоскости интересов великих держав. Но реалии могут дать нам совершенно иное направление развития. Как говорится, у его превосходительства времени – свой «сценарий»!»

Источник: Newtimes.az

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test