От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

100 лет орошения реки Чу. Посвящается памяти Владимира Васильева
Категория: Память Дата и время публикации: 06.05.2013 08:01

alt6 мая. Бишкек. RUSSKG.RU -В Стокгольме в августе 2013 года, в рамках мероприятий ООН под эгидой ЮНЕСКО, пройдет Всемирная неделя воды. В ходе масштабной акции предполагается обнародовать данные экологического мониторинга и обсудить действия заинтересованных сторон на ближайшую перспективу.

Профессор Владимир Васильев, можно сказать, был провидцем, результатами своей жизни и деятельности опережая время на многие десятилетия, Созидал и Создавал уже более 100 лет назад в нашей стране, касающихся: воды, водопользования, экологии в интересах всех народов населяющих русло течения реки от истоков до устья.

Река Чу. Она берет начало у ледников Внутреннего Тянь-Шаня, в Боомском ущелье принимает свой самый большой приток — Чон-Кемин, дающий почти 40% годового стока. По выходе из ущелья Чу принимает второй и последний правый приток— Кичи-Кемин.

Чу, хотя и пересыхающая, но крупная река. Географическая длина ее от истока до слепого устья составляет 1275 километров, то есть приблизительно половину длины Дуная.

Первые гидрометрические посты на Чу появились в 1903 году. Начальство, посылавшее экспедицию в «дикий» Туркестан (так когда-то называлась территория Средней Азии), кажется, было вполне удовлетворено тем, что на землях окраины России появились репера — геодезические знаки.

В 1910 г. была организована Чуйская изыскательская партия под руководством инженера-гидротехника, впоследствии профессора В.А. Васильева. К 1913 г. ею был составлен первый перспективный проект орошения из реки Чу. Предусматривалось регулирование стока реки Чу путем строительства Орто-Токойского водохранилища. В качестве первоочередных работ намечалось строительство Ат-Башинской и Георгиевской оросительных систем с водозаборным узлом у Чумышских скал, а также Самсоновской – в верхнем течении р. Чу и Краснореченской.alt

В 1915 г. было начато строительство Чумышской плотины и Ат-Башинской оросительной системы, но вскоре в связи с войной работа была свернута до минимальных размеров. К этому времени орошаемые площади в Чуйской долине составляли не более 100 тыс. га, т.е. около 1/6 части земель, пригодных к орошению. Всего в нынешних границах республики площадь орошаемых земель к началу первой мировой воины не превышала 432 тыс. га. Широкая ирригационная работа в Кыргызстане, как и во всей Средней Азии, началась в советский период по инициативе В.И. Ленина.

Подчеркивая особую важность мелиорации земель, он предложил включить специальный пункт в Программу партии, принятую VIII съездов РКП(б). Он гласит: «В особенности РКП отстаивает: 1) всемерную государственную поддержку сельскохозяйственной кооперации, занятой переработкой продуктов сельского хозяйства; 2) широко проведенную систему мелиорации...»; Выбранный курс в отношении мелиорации базировался на понимании огромного хозяйственного и социально-политического значения ирригационных работ, ибо, – как писал Ленин – "орошение больше всего нужно и больше всего пересоздаст край, возродит его, похоронит прошлое, укрепит переход к социализму".

Декретом Совнаркома РСФСР от 9 мая 1918 г. в составе Главного управления Комитета Государственных Сооружений создается Управление по сооружению объектов водного хозяйства. Через несколько дней, т.е. 17 мая декретом СНК РСФСР "Об организации оросительных работ в Туркестане" для оросительных работ в крае выделяется 50 млн. рублей (золотом), из которых 3 предназначается на постройку ирригационных систем в долине реки Чу. Однако начатые оросительные работы в Кыргызстане были прерваны с началом гражданской войны.

17 мая 1918 г. В. И. Ленин в присутствии Г. М. Кржижановского принял в Кремле начальника Управления по орошению Чуйской долины В. А. Васильева и беседовал с ним об освоении природных богатств края.

Ревком Киргизской автономной области в отчетном докладе констатировал, что к 1920 г. посевные площади в Кыргызстане уменьшились по сравнению с 1913 г. по зерновым культурам на 50%, по техническим – на 39,9%, по кормовым – на 76,9%. В уездах Северного Кыргызстана поливная площадь сократилась в 1920 г. до 282,4 тыс. га против 438,5 в 1914 г. Многие из ранее орошаемых посевных массивов были заброшены из-за крупных разрушений ирригационных систем. Почти прерванные ирригационные работы возобновились с окончанием гражданской войны. Семиреченский военно-революционный комитет в 1920 г. отпустил 200 тыс. руб. на продолжение их в Чуйской долине.

В 1922 г. составляется пятилетний план реконструкции ирригационных сетей Средней Азии. Для этой цели правительство РСФСР до 1924 г. отпустило более 10 млн. рублей золотом. Благодаря принятым партией мерам, в 1923-1928 гг. в Кыргызстане были восстановлены оросительные системы, введены в сельскохозяйственный оборот новые площади. За счет крупных к тому времени государственных капиталовложений (2439 тыс. рублей в 1926-1927 гг. и 3244,9 в 1927-1928) были построены каналы инженерного типа: Краснореченский, Самсоновский, на правобережье реки Чу. На юге республики были восстановлены каналы "Мырза-Арык" из реки Кара-Дарья, "Янги" из реки Куршаб, "Найман" из реки "Чили-Сай", переустроен канал "Урман" из реки Кугарт-Сай.

В результате такой работы орошаемая площадь республики в 1928 г. возросла до 465 тыс. га, т.е. дореволюционный уровень был превзойден более чем на 30 тыс. а к началу следующего 1929 года орошаемые площади уже составляли 519,7 тыс. га.

Проблема освоения Чуйской долины была столь велика, что одним из первых специализированных учебных заведений Кыргызстана стал Ирригационный техникум водного хозяйства, основанный в 1930 году.

Первоначально он размещался в здании «Облводхоза» по улице Первомайской, 84. Ныне на этом месте располагается Государственный исторический музей. Первым директором техникума стал тов. Мамутбеков. В 1935 году техникум преобразовали в гидромелиоративный, и долгое время он находился в одноэтажных строениях по улице Льва Толстого. В 1954 году специально для гидромелиоративного техникума было построено здание по проекту архитектора Е. Г. Писарского. Впоследствии техникум стал политехническим, и часть здания в настоящее время занимает МУК — Международный Университет Кыргызстана.

Начатое еще до революции строительство Чумышского гидроузла было завершено в 1934 г. Он обеспечил орошение 22 тыс. га земель Кыргызстана по Ат-Башинскому каналу и 22 тыс. га – казахстанских – по Георгиевскому каналу. На этих каналах были позже построены гидроэлектростанции мощностью 400 и 1400 квт и на городских улицах города Пишпек установили 120 электрических фонарей.

В ходе строительства Чумышского гидроузла дорабатывалась "Схема ирригации энергетического использования водных ресурсов Чу и развития орошения в Чуйской долине для территории Киргизии и Казахстана".

Площадь орошения определялась схемой до 315 тыс. га без устройства серии водохранилищ, а при устройстве Орто-Токойского, Чумышского, Ташуткульского водохранилищ – до 568 тыс. га, в том числе 370 тыс. га на территории Кыргызстана, против 242 тыс. га, предусмотренных первоначально.

Первым, построенным в 1956 году в Кыргызстане водохранилищем является Орто-Токойское водохранилище на реке Чу, за селом Кочкор.alt

Орто-Токойское водохранилище предназначено для сезонного регулирования стока р. Чу, в целях орошения земель Чуйской долины 220 тыс. га Кыргызстана и 80 тыс. га Казахстана.

Водохранилище сооружено в сложных инженерно-геологических условиях высокогорья, в зоне девяти бальной сейсмичности. Устроено в Орто-Токойской котловине, которая в створе сжимается горными массивами Кызыл-Омпол и Арчалы-Мазар. Земляная плотина построена из местных крупнообломочных разнофракционных грунтов. Верхний откос плотины укреплен рваным камнем, низовой - покрыт крупным щебнем. Орто-Токойское водохранилище расположено на высоте 1700 метров.

Васильев и строители довольно удачно втиснули его между горами, что и позволяет при сравнительно небольшой поверхности, или, зеркале испарения (всего 24 квадратных километра), иметь огромную емкость — без малого пятьсот миллионов кубических метров... Из этого узкого, но глубокого ковша пьют воду две республики. Строительство плотины было закончено в 1956 году, уже после смерти Васильева. Раньше построить не смогли. Война помешала. Он был специалистом, каких теперь мало. Очень щепетильный. Ни одной цифры на глазок, ни одной идеи без строгой аргументации. И реку он знал прекрасно. В представленной им смете на строительство Чумышского магистрального канала предусмотрено 83 тысячи 680 руб. 13 коп. На возведение головного сооружения — 255 тысяч 686 руб. 40 коп». Подсчитано все до копейки! (На удивление скорее всего нынешним нашим руководителям всех рангов и владельцам строительных компаний. Не предусмотрено ни 10-20-50% «отката» ).

Представляется, как Васильев сидел на обрыве, прислонившись к стволу джиды, покрытому черными наростами смолы. Расшифровывает записи, приводит в порядок полевые книжки, где цифры и факты были перемешаны с личными впечатлениями. Ходил по окрестностям и думал о том, что здесь можно было бы выращивать виноград, свеклу, кукурузу. Ведь по преданиям, когда-то и выращивали. Об этом свидетельствуют старинные, давно заброшенные в пойме арыки и тщательная планировка земель, заросших тугаем. На равнины Чуйской долины и верхние террасы поймы нужно вывести воду. Необходимо строить плотины. Но где именно? Скорее всего на Чумыше надо ставить плотину — там русло стиснуто скалами — или еще выше, на Орто-Токое, где река зажата горами. Иногда приходили сведения о том, что пропадают репера: это, конечно, дело рук местных богатеев, догадывался ученый. Состоятельные люди считали себя владельцами арыков и распределительных застав, они держали дехкан в кабале. Без их разрешения не полить ни огород, ни десятину с просом. Они догадывались, что строительство государственных инженерных гидротехнических сооружений подорвет их монополию на воду.

Васильев прекрасно понимал: много воды утечет в Чу, прежде чем ее берега соединит хотя бы одна плотина. Годы ушли только на обследование верховьев и Чуйской долины. Еще надо обследовать понизовье, но министерство не хочет для этого выделять деньги...

Нелегко же было Васильеву, когда он со своим отрядом продвигался от Кочкорки к Чумышским скалам.

Ученый продвигался вниз по Чу очень медленно. Некоторые участники его комплексной экспедиции вообще сидели на месте, ведя наблюдения. Зачастую даже не представляли, сколько информации в целом необходимо для обоснования проекта орошения и строительства плотины. Васильеву надо было определить уклоны, скорость течения на различных участках, прочность грунтов и подстилающих пород ложа реки... Короче говоря, прежде чем приступить к проекту, нужно было изучить каждую излучину и каждый перекат. Если что-то упустить, это неизбежно приведет к нежелательным последствиям — река заболеет. Например, начнут разрушаться берега, глубокие омуты заиливаться, превращаться в трясины. Это, в свою очередь, приведет к гибели рыбы и других обитателей реки. Многолетние комплексные исследования на реке Чу позволили создать проект орошения Чуйской долины, в урочищах Орто-Токой и Чумыш были построены плотины, причем без нарушения экологического баланса.

altОтдельно хотелось бы остановиться на истории прохождения экспедицией Боомского ущелья. 157 лет тому назад в 1856 году по этому пути, издавна используемому местным населением в качестве вьючной дороги, совершил свое путешествие на Иссык-Куль П. П. Семенов - Тян-Шанский. Не зря в переводе на русский язык «Боом» означает « нечистый дух», так как сам великий путешественник описал его так: « Боомское ущелье- место гиблое и безлюдное. Движение наше вперед было до крайности затруднено тем, что наша тропинка не могла следовать непрерывно по самому берегу реки, так как местами береговые утесы падали в нее совершенно вертикально и приходилось подниматься на боковые стены этого каменного коридора. Кое-где вместо этих обходов мы шли, где возможно, вброд у подошвы обрыва, против бурного течения через скалы, наполняющие ее ложе, с ежеминутной опасностью для каждого из нас быть снесенным с нее бешеными волнами.» Длина Боомского каньона 22 км, но Семенову–Тян-Шанскому понадобился 21 день, чтобы пройти Боомское ущелье. «Вторая моя большая поездка на реку Чу успехом своим превзошла мои ожидания: мне не только удалось перейти Чу, но даже и достигнуть этим путем до Иссык-Куля, т.е. западной его оконечности, на которую еще не ступала нога европейца и до которой не коснулись никакие научные исследования», – сообщал ученый в письме, посланном в Русское географическое общество после окончания этого маршрута

Только спустя 22 года в 1872-73 г через Боом была проложена колесная дорога, узкая, неровная, петляющая вдоль русла реки Чу. В те же годы построен деревянный мост- прадед Красного моста в 150 км от Бишкека, называвшийся Интендантским.

Юлиус Фучик в 1930 году верхом на лошади ехал через Боомское ущелье 7 дней. Он вспоминает, что кое-кто даже мрачно пошутил: «Давайте покурим, может быть, в последний раз...»

Шоссейную дорогу Фрунзе - Рыбачье начали строить в годы 1 пятилетки, а в 1935 году была открыта для автомобильного движения. Тогда все водители с ужасом проезжали самый опасный участок в Боомском ущелье – последний самый узкий каньон, стиснутый высокими скалистыми обрывами. Тот же Ю.Фучик проехал этой же дорогой в 1935 году и делился впечатлениями, что он сидел в кабине автомашины, курил, а проехал весь отрезок пути за очень короткий отрезок времени. И не мог поверить, что только пять лет назад он проезжал эту дорогу в течение недели.

Можно себе представить, как продвигался гидрографический отряд Васильева, ведь они  не сплавлялись, а шли берегом — карабкался по крутым склонам, по осыпям, продирался сквозь колючие заросли облепихи и тальниковое густолесье, для снятия различных показаний.

Васильев был необыкновенно разносторонним человеком. В Чуйской долине его знали хорошо... Бывало, подсядет к аксакалам и начнет с ними разговоры водить. Все об одном — о Чу. Он ведь и киргизский язык знал, и казахский тоже.

...Да, у Васильева была заветная мечта. Он хотел укротить лютую энергию Чу, сделать ее паводки, смывающие поселки и даже города (в 1878 году была смыта большая часть Токмака), полезными людям. Владимир Александрович мечтал увидеть в Чуйской долине сады, и он их увидел. Но ученый никогда не довольствовался изучением только гидрологии Чу. Изучая сток реки или, скажем, скорость течения, он вместе с тем добросовестно исследовал растительность долины и поймы, рыбные запасы Чу, животный мир, экологические условия на отдельных участках. Отчеты и дневники Васильева — своеобразная энциклопедия о Чу.

«Ниже четвертого участка растет саксауловый лес... Заросли иногда настолько густы и высоки, что получается впечатление леса. У самой реки растет джида, также и тополь разнолистный (туранга)...»

«В 1915 году было организовано ботанико-географическое обследование всей долины реки Чу... Собрано 1600 экземпляров растений...»

Владимир Александрович был из тех, кто умел видеть реку. Длинные ряды цифр и густые решетки графиков не заслоняли ему живописные перекаты, излучины, плесы — словом, живую реку Чу.

Он так крепко любил реку, что даже похоронить себя завещал здесь. И если бы он был жив, то, может, Ташуткульское водохранилище тоже имело бы другой вид. Больно много воды в степи там разлили. А ниже Ташуткуля теперь и смотреть нечего. Так, слезы одни, а не вода...Площадь зеркала Ташуткульского водохранилища превышает сто квадратных километров. А глубина на большей части едва достигает полутора-двух метров. Под водой оказались наиболее плодородные участки поймы.

Профессор В.А. Васильев, можно сказать, был провидцем, результатами своей жизни и деятельности опережая время на многие десятилетия, разрешал проблемы, которые сегодня встают перед мировым сообществом.

Это был  необыкновенно разносторонний человек – великолепный организатор, изыскатель, исследователь, проектировщик и Созидатель. Личность привнесшего огромный вклад в развитие ирригационных сетей в Чуйской долине, а результаты деятельности дали мультипликативный эффект в развитии водного и сельского хозяйства двух республик: Кыргызстана и Казахстана. Если в Чуйской долине теперь и цветут сады, то в этом и его немалая заслуга.

За прошедший исторический период со дня начало строительства и эксплуатации ирригационных сетей на территории Чуйской долины построены десятки новых населенных пунктов, родилось и выросло несколько миллионов человек, на орошаемых землях были выращены сотни миллионов тонн сельскохозяйственной продукции

Васильев Владимир Александрович — заслуженный ирригатор Киргизской ССР, автор первого проекта орошения и освоения Чуйской долины, руководитель проектирования и гидротехнических работ в долине реки Чу, участник работ по плану ГОЭЛРО в Кыргызстане казалось бы его жизненный путь усеян был только розами. Но, к сожалению, в его биографии присутствует страшные эпизоды, как и в жизни миллионов советских людей. Он был репрессирован, в казахстанской ссылке встретился с Александром Солженицыным, подробно рассказавшим о его трагической судьбе в эпопее “Архипелаг ГУЛАГ” и новелле “Как жаль”. Вот маленький отрывок из этого произведения: «Один из новеньких - сухонький седой старик со слезящимися светлыми  глазами сидел на своих подмятых вещичках так выпрямлено, так торжественно, как царь перед приёмом послов. Можно было подумать, что он или глух или иностранец  и не надеется найти с нами общий язык. Едва влезши в кузов, я  решился  с  ним заговорить - и совсем не дребезжащим голосом на  чистом  русском  языке  он представился:

- Владимир Александрович Васильев.

Владимиру Александровичу в первую минуту можно было дать девяносто лет - так сочетались эти вневременные глаза, острое лицо и хохолок седины. А  было ему - семьдесят три. Он оказался одним из давнейших русских  инженеров,  из крупнейших гидротехников и гидрографов.

В "Союзе Русских Инженеров" (а что это такое? я слышу первый раз.  А  это - сильное общественное создание технической мысли, может быть один  из  тех забегов на век вперёд, которых несколько сделала Россия в  10-е--20-е  годы, да все они у нас погибли) Васильев был  видным  деятелем,  и  еще  сейчас  с твёрдым удовольствием вспоминает: "Мы отказывались притвориться,  что  можно вырастить финики на сухих палках".

За то и были разогнаны, конечно. Весь этот край, Семиречье, куда мы приехали сейчас, он исходил  пешком  и изъездил на лошади еще полвека назад.  Он  еще  до  первой  войны  рассчитал проекты обводнения Чуйской долины, Нарынского  каскада  и  пробития  туннеля сквозь Чу-Илийские горы, и еще до первой войны  стал  сам  их  осуществлять.

Шесть "электрических экскаваторов" были  выписаны  им еще в 1912  году  и  уже  работали  здесь.  А  теперь,  отсидев  15  лет  за "вредительство", три последних - в Верхнеуральском изоляторе,  он  выпросил себе как милость: отбывать ссылку и умереть именно здесь, в  Семиречьи,  где он всё начинал.»

С середины 1950–х годов он снова работал в Кыргызстане. По решению ЦК Компартии Киргизии во главе с Исхаком Раззаковым Владимир Васильев согласно его завещания похоронен у спроектированной им Чумышской плотины. На другом васильевском детище — Орто–Токойском гидроузле установлена мемориальная доска в память выдающегося ирригатора.

Мы не имеем права не знать историю собственного государства. Рассказ о В.Васильеве это небольшой факт истории, и большой рассказ о добре и зле, дружбе, верности своим идеалам, истинном профессионализме, человеке с огромным сердцем и с большой буквы.

 Марат, russkg.ru

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test