От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Если бы киргизы знали английский язык, их бы не было в Москве и в России
Категория: Взгляд со стороны Дата и время публикации: 10.04.2013 09:25

altНа прошлой неделе в Москве был организован «круглый стол» на тему «Адаптация киргизских мигрантов к условиям мегаполиса». Предполагалось, что участники мероприятия обсудят миграционную политику федеральных и московских властей, поговорят о сложностях, с которыми сталкиваются в столице граждане Киргизии, а также предложат свои решения проблем адаптации — возможно, с учетом опыта европейских стран. Если судить по количеству (и качеству) публикаций в СМИ и надписей на заборах, проблема приспособления мигрантов к российским реалиям, в том числе и киргизских мигрантов, волнует жителей мегаполиса чрезвычайно, а потому можно было ожидать острого обсуждения. Которого, однако, не случилось. Большинство выступлений официальных представителей Киргизской Республики, руководителей диаспоральных организаций и сотрудников подразделения по работе с национальными сообществами УФМС России по Москве сводились к следующему. Несмотря на некоторые трудности, вполне, впрочем, преодолимые, миграционная политика московских властей устраивает киргизов, и, в свою очередь, киргизская община не доставляет никакого беспокойства городским властям.

Как совершенно резонно заметил один из участников «круглого стола», руководитель фонда «Добрососедство», историк и социолог Юрий Московский, по большому счету проблемы адаптации киргизов не существует. Мигранты, решившие попытать счастья в другой стране, уже сами по себе — сильные люди и часто приспособлены к московской жизни намного лучше коренных москвичей. Другое дело — интеграция (не путать с адаптацией) в российское общество в целом и московскую среду в частности.

Но и здесь особых проблем не наблюдается. Киргизы находятся в более выгодном положении, чем представители некоторых других среднеазиатских стран (например, Таджикистана), уже хотя бы потому, что намного лучше знают русский язык, который в их республике еще изучают. Именно поэтому достаточно много киргизских мигрантов в Москве заняты квалифицированным трудом, киргизам больше платят, их даже ищут работодатели. Присутствовавший на встрече посол Киргизской Республики Болот Жунусов рассказал о большом подмосковном заводе по производству мороженого, где охотнее всего принимают на работу именно киргизов.

Благостную тональность встречи не смогли нарушить ни ведущий «круглого стола», директор политологического центра «Север-Юг» Алексей Власов, который своими вопросами пытался придать обсуждению остроту, ни отдельные журналисты. Например, один из коллег поставил под сомнение приведенные данные о низком удельном весе киргизов в общем количестве совершаемых в Москве правонарушений, ссылаясь на собственный опыт изучения вопроса этнической преступности.

По его данным, из каждых десяти задерживаемых в Москве иностранцев четверо-пятеро — обязательно киргизы. При этом — тоже по личным наблюдениям журналиста — киргизские мигранты не желают учить русский язык и вообще подниматься по социальной лестнице, предпочитая жить в замкнутых этнических сообществах. Еще он спросил киргизского посла о причинах особой кровожадности, с которой его соотечественники бесчинствуют на московских улицах. Например, если представителю какого-либо другого этноса достаточно просто вырвать из рук девушки сумочку, то киргизу непременно нужно еще и ударить ее палкой по голове.

В ответ посол призвал не судить о целом народе по его наихудшим представителям и еще раз привел официальную статистику российского МВД. Из общего числа преступлений, совершаемых иностранцами, только 3,5% приходится на выходцев из республик Средней Азии. А из общего числа заключенных в российских тюрьмах киргизы составляют всего 0,3%.

Некоторые приведенные на «круглом столе» цифры статистики действительно удивили. Например, лидер межрегионального общественного объединения «Кыргыз биримдиги» Абдыганы Шакиров назвал общее количество киргизских мигрантов в России — около миллиона человек. Настоящих нелегалов из них — 50 тыс. И наконец, согласно переписи населения 2010 года, киргизских трудовых мигрантов в Москве — 19 тыс. человек. Всего-то!

Понятно, что реальные цифры выше, возможно даже, что намного, хотя порядковой разницы с официальной статистикой быть вроде бы не должно. С другой стороны, 19 тыс. для Москвы цифра уж совсем смехотворная — даже три года назад. Не говоря уже про день сегодняшний, когда многие москвичи скорее поверят, что 19 тыс. киргизов — это только те, что живут в районе их станции метро.

Как бы то ни было, Юрий Московский призвал журналистов не драматизировать ситуацию. «По моему убеждению, — сказал председатель фонда «Добрососедство», — градус нетолерантности в столице намного ниже, чем пытаются представить некоторые СМИ. Другое дело, что есть силы, которым выгодно представить дело так, будто российское общество расколото и нетерпимо. Цель совершенно очевидна: через создание негативного имиджа России нанести удар по ее инвестиционной привлекательности и в конечном счете глобальной конкурентоспособности».

По мнению Московского, процессы, идущие сейчас на постсоветском пространстве, очень напоминают массовую урбанизацию, которую развитые европейские страны переживали в 20–30-е годы прошлого столетия, — с массовым перемещением населения из сел в города и из региона в регион. Причем в России все это происходит практически без эксцессов — в отличие от той же Франции, где урбанизация сопровождалась настоящими общественными потрясениями.

Но если все-таки ставить вопрос о том, кому в данной ситуации хуже, то уж точно не России, где гастарбайтеры восполняют острую нехватку рабочих рук. Хуже как раз Киргизии, население которой составляет всего 5,5 млн человек, а трудоспособных граждан примерно наполовину меньше. Но и из этого совсем уж небольшого количества потенциальных работников нужно вычесть: как минимум миллион самых активных граждан, находящихся в России, несколько сот тысяч уехавших на заработки в Казахстан (второе после России направление миграционных потоков), ну и, наконец, несколько тысяч киргизов, работающих в Японии, Корее, Объединенных Арабских Эмиратах и Турции.

Причем среди киргизских трудовых мигрантов как минимум 10% — женщины. Ничего подобного нет ни в узбекской, ни в таджикской диаспорах. Как выразился посол Киргизии, такую ситуацию следует признать вынужденной, «и было бы лучше, если бы все эти люди жили и работали дома».

Что касается зарубежного опыта адаптации мигрантов, что называется, еще на дальних подступах, то для России он попросту неактуален. Например, корейские компании, проводящие набор рабочих, организуют в Киргизии что-то вроде курсов адаптации, на которых люди получают представление о стране плюс минимальное знание языка. То же самое делают и японцы, все чаще нанимающие киргизок в качестве сиделок и других работников социальных служб. В Турции и Эмиратах граждан Киргизии еще больше, но в сравнении с российской диаспорой это все равно капля в море. А России готовить под себя будущих мигрантов ни к чему: все равно приедут и будут работать. На любых условиях, никуда не денутся.

«Если бы наши граждане хоть как-то знали английский, — сказал в интервью «Однако» первый секретарь посольства Киргизии в Москве Алмаз Асанбаев, — то, уверяю вас, в Москве и в России не осталось бы киргизских гастарбайтеров. Все бы уехали туда, где и платят побольше, и условия жизни получше».

Но исторически сложилось так, что киргизы продолжают ориентироваться на Россию. Даже сейчас, когда в стране представлены интересы и других глобальных игроков, русский язык имеет статус официального и межнационального общения. «Мы по-прежнему читаем Пушкина, Достоевского и Булгакова, — продолжает Алмаз Асанбаев. — Но правда и то, что русский язык у нас стали знать хуже. Особенно в сельской местности». Причин тому несколько. Уехали русские учителя и специалисты, больше предметов в школе стали преподавать на государственном языке. Из-за сериалов с бесконечными сценами насилия многие в Киргизии перестают смотреть российские телевизионные каналы, предпочитая более добрые и спокойные турецкие и корейские фильмы.

Бахтияр Ахмедханов

Источник: "Однако"


 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test