От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

С.Чериков: "США явно нацелились на дискредитацию взаимоотношений Бишкека с Москвой"
Категория: Аналитика Дата и время публикации: 19.03.2013 09:55

alt

После твердого решения киргизского президента Алмазбека Атамбаева вывести переименованную в Центр транзитных перевозок (ЦТП) американскую авиабазу в международном аэропорту «Манас», руководство США, наконец, поняло, что это окончательный выбор Бишкека, и чуда не произойдет. Конечно, Вашингтон засуетился, присылая в Киргизию одного за другим своих высокопоставленных эмиссаров. Но все это по большому счету не что иное, как хорошая мина при плохой игре. Судя по всему, в задачу эмиссаров заокеанского Белого дома входило добиться того, чтобы из создавшейся ситуации выйти с наименьшими потерями, и, по возможности, сохранить присутствие Америки в стране. Это стало особо заметно во время недавней встречи посла США в КР Памелы Спратлен с представителями местных интернет-СМИ, когда дипломат с плохо скрываемым трауром в голосе констатировала об окончательной позиции киргизских властей по ЦТП в «Манасе». Но, тут же взбодрившись, заявила о том, что американско-киргизские связи и сотрудничество одной базой не ограничатся. И это похоже на правду, поскольку в разнообразии методов и способов реализации внешней политики Вашингтона сомневаться не приходится.

После очередной насильственной смены власти в апреле 2010 года, США обратили удвоенное внимание на Киргизию в надежде на то, что удастся максимально дестабилизировать и без того усложнившуюся ситуацию. Особые усилия были направлены в сторону дистанцирования республики от России и превращения ее в своего преданного союзника в регионе. В какой-то мере это удалось при коротком президентстве Розы Отунбаевой. Именно на тот период пришлось наиболее активное вмешательство прозападных НПО и правозащитных организаций в политические процессы в Киргизии, интенсивные вояжи американского и британского послов в еще горячие южные области республики.

Нет смысла описывать достаточно конфликтогенные подробности такого западного вмешательства. Достаточно вспомнить неприкрытое давление финансируемых прежде всего США лидеров неправительственных организаций на судебные процессы над инициаторам и главными участниками межнациональной резни на юге Киргизии летом 2010 года. А также то, что за подобные «труды» ряд руководителей НПО был награжден специальными наградами.

Вмешательство Запада во внутренние дела стран Центрально-азиатского региона стало некоей традицией. Та же представитель Штатов Памела Спратлен в Бишкеке прочла немало лекций на тему участия молодежи в политике, в частности, в парламентском управлении страной. Госпожа дипломат настолько вошла во вкус, что официально заявила о создании молодежного парламента параллельно действующему Жогорку Кенешу. Такие действия американского посла вполне соотносятся с мнением экспертов Московского центра Карнеги относительно усилий США в Иране в том плане, что там тоже «ставка делается на текущие потребности и перспективные запросы молодого поколения Ирана».

И все-таки, видя, как из-под носа уплывает «Манас», Штаты вынуждены несколько менять тактику. Первой ласточкой новой линии Вашингтона стала резкая перемена тональности информационного воздействия, которая, по всем канонам международной геополитики, предшествует более серьезным усилиям в конкретном регионе. Опасаясь все более очевидного движения Киргизии к интеграции с Россией, причем на взаимовыгодной и одновременно подлинно союзнической основе, США явно нацелились на дискредитацию взаимоотношений Бишкека с Москвой.

Первым объектом атаки стала доктрина «мягкой силы», инициированная главой Россотрудничества Константином Косачевым. К примеру, западногерманский информресурс Deutsche Welle, известный со времен холодной войны под названием «Немецкая волна», выступил с более чем откровенным подзаголовком «Почему выбор Москвы пал на эту бедную, нестабильную республику». Стратегия «мягкой силы», о которой заявил президент России Владимир Путин применительно к региону, будет осуществляться через «киргизские ворота», издалека начинает «Немецкая волна». «В Бишкеке завершились все необходимые процедуры для ратификации пакета российско-киргизских соглашений. В него включены такие важные компоненты, как документ о строительстве и эксплуатации крупных ГЭС в республике (Камбарата-1 и каскад Верхненарынских ГЭС) и документ о создании в Киргизии объединенной российской военной базы».

Далее со страниц Deutsche Welle немецкий эксперт по Центральной Азии Беате Эшмент переходит к конкретике: «Намерение весьма рискованное для Киргизии, поскольку экономическая структура Киргизии вряд ли готова к тому давлению, которое она в результате испытает на себе. Даже для казахстанской экономики выгода от вступления в этот союз пока сомнительна, а Казахстан в сравнении с Киргизией - это тяжеловес». При этом эксперт игнорирует тот неоспоримый факт, что при желании киргизской стороны можно реанимировать и поставить на современные рельсы еще не до конца уничтоженные бывшие союзные, значит российские, предприятия. А главное, возродить на новой основе квалифицированный русскоязычный научный, образовательный и технический кадровый потенциал, часть которого все еще сохранилась в пределах республики, а часть - подалась в ближнее зарубежье, и, как неоднократно сообщалось, только ждет удобного момента для возвращения на родину.

Разумеется, это требует определенных, и немалых, усилий руководства Киргизии. И прежде всего – прекратить недальновидную, дошедшую ныне до абсурда дискриминационную языковую политику в отношении русскоязычной части населения. А в политическом плане – приостановить непродуктивные, не оправдавшие себя «многовекторные метания». Это был бы достойным ответом конъюнктурным высказываниям подобных экспертов.

А пока идут экспертные версии и прогнозы о возможных изменениях ситуации как в Киргизии, так и в регионе Центральной Азии в целом, события, с приходом весны и с подачи уходящих из Афганистана американцев, обретают все более опасный разворот. После недавнего крупного столкновения между талибами и афганскими вооруженными силами близ таджикско-афганской границы, на днях на другом участке горячего региона, уже на узбекско-афганоской границе, на островке «Арал Пайгампар» в русле Аму-Дарьи произошло небольшое, но симптоматичное сражение с напавшими афганцами. Пограничники Узбекистана отстояли свою территории. В связи с чем глава Пограничной службы Киргизии, генерал-лейтенант Токтокучук Мамытов высказал собственное предчувствие возможных грядущих больших событий на южных рубежах СНГ. Ему вторит эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко, утверждая, что «это уже сигнал нашим спецслужбам».

Исходя из первых «сводок» из южного мягкого подбрюшья России, а также с учетом непредсказуемости афганской ситуации, можно уверенно предположить, что Центральная Азия подвергнется весьма серьезному давлению и из Афганистана, и из-за океана.

Садырбек Чериков, политический аналитик (Бишкек)

Источник: «Новости?Казахстан»


 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test