От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Мы сами враги родного языка
Категория: Языковая политика Дата и время публикации: 04.02.2013 11:37

altО проблемах киргизского языка во весь голос заговорили не сегодня и не вчера, а еще в годы перестройки. Мне тогда было 17 лет, сегодня 43 года, и вся моя сознательная жизнь - и юность, и становление, и зрелость - проходит под беспрерывные воинственные призывы, гневные филиппики, горькие причитания об унизительном положении госязыка. Я по горло сыт инициативами и законами, которые принимались в защиту киргизского. Тошнит.

В перестроечные годы в столице, как отмечали некоторые, была всего лишь одна школа с киргизским языком обучения. Потом открылись еще школы и детские сады. Но что изменилось? Посчитаем, сколько за это время выросло полуграмотных поколений из-за низкого качества обучения в этих школах. А кто считал родителей, которые забирали своих детей из киргизскоязычных детсадов и школ, на собственном опыте убедившись в ущербности получаемого там образования? Кто-нибудь задавался вопросом, создали ли мы условия, чтобы дети учили стихи, читали сказки на родном языке? Нет. Бессмысленно сравнивать уровень обучения, воспитания в детсадах и школах с госязыком обучения и в подобных заведениях с русским языком. В последних - самая широкая забота не только об усвоении языка, знаний, но и о развитии воображения, фантазии, логического мышления и всяческих навыков. Для этих целей выпускается бездна книг, учебных пособий, энциклопедий для детей любого возраста. А в киргизскоязычных детсадах и школах? Где им, бедным, заниматься умственной гимнастикой, когда даже книжки со сказками - дефицит! А если и есть, то написаны столь убогим языком, что даже мухи со скуки дохнут.

Самое печальное, что наша страна переполнилась горе-мыслителями, которые всерьез считают, что достаточно детям прочесть эпос «Манас», и они вырастут горячими патриотами, беззаветно любящими свой язык, свою культуру. За годы суверенитета под прикрытием заботы о нравственности появился целый ряд школ с религиозным уклоном в воспитании, в образовании. Одним словом, идет безответственный эксперимент над беззащитным сознанием детей. И вот результат: по улицам сел и городов бродит бородатая молодежь в подштанниках и галошах на босу ногу. Они таким образом восприняли религию, не поняв ее высоты и глубины, ибо, чтобы подняться к ним, нужно пройти через раздвигающие горизонты сознания сказки, умные книги, которых мы им просто не дали.

Легендарный парламент почти ежедневно надрывался, поднимая вопросы развития киргизского языка. Но что изменилось? Появилось «Общество родного языка», по указу президента создали госкомиссию по его развитию. И каков результат? Что с тех пор изменилось? Ничего. Каждый раз на волне истеричных завываний кто-то возглавлял комиссию, имитировал бурную деятельность, совершал массу глупостей, отхватывал какую-то собственность, звание или орден, взлетал на какую-либо значимую должность и со спокойной совестью занимался дальше своими личными делами. И вот появился очередной реформатор - Ибрагим Джунусов. По его словам, делопроизводство в Министерстве культуры будет переведено на госязык. Я обеими руками поддерживаю эту инициативу, но прежде давайте оглянемся, размышляя. Ибрагим Джунусов, еще будучи депутатом от партии «Ак Жол», активно поднимал вопросы развития киргизского. Тогда в целях устранения орфографических разногласий и разночтений депутаты совместно с комиссией по языку приняли закон и выпустили объемистую книгу. Я перелистал это издание, полное ошибок и несуразностей, и во избежание инсульта выбросил в печь. Самое поразительное: этот орфографический словарь депутаты, игнорируя экспертизу ученых-лингвистов, адресовали самой широкой аудитории.

Сегодня народу живется нелегко. Каждые день-два в домах гаснет свет. Но это не беда, думаю, образуется, будет свет. Но выправится ли сознание народа, если мы сами, собственными руками гасим факел, освещающий разум? Язык - это свет. А мы дожили до того времени, когда бухгалтер Урмат Аманбаева, музыкант Ибрагим Джунусов на глазах у всех превращают язык в предмет спекуляции, в средство достижения своих сиюминутных интересов. В Министерстве культуры отныне обязали составлять все бумаги на госязыке. Я более двадцати лет в активной журналистике и регулярно получаю из государственных учреждений полуграмотные пресс-релизы на киргизском. А сколько было путаницы, когда перевели конституцию, первоначально написанную на русском! Как, каким образом политическая элита, которая не может написать на родном языке ясный, понятный основной закон страны, будет вести на нем государственные бумаги? Я не против того, чтобы документы выходили на киргизском, но кто их будет составлять, кто читать? Ответить на эти вопросы крайне сложно. Готовых рецептов нет, и всему обществу надо совместно искать пути выхода из тупика, в который мы сами себя вдохновенно загоняем. Одно знаю точно: если мы будем слепо идти за популистами, сотрясая воздух патриотическими лозунгами, киргизский никогда не станет полноценным инструментом общения. Всех нас сжигает нетерпение - немедленно научить, немедленно заставить. Никто не хочет заниматься кропотливой работой по совершенствованию родного языка, созданию методик, пособий, по расширению зон его употребления - медленно, но неуклонно, шаг за шагом. Забавно, но вместо того чтобы заниматься этой работой, ученые-филологи идут в первых рядах популистов. Честное слово, их высокие научные звания вызывают очень большое сомнение.

Откровенно говоря, в стране мало государственных деятелей, политиков, умеющих ясно мыслить и толково писать на киргизском. Если копнуть поглубже, то не только политическая элита, но и писатели, и ученые не могут похвастать безупречным знанием родного языка. Об этом всю свою жизнь не уставал говорить покойный Салижан Джигитов. Он буквально бил в колокола. «Киргизские ученые не умеют излагать свои мысли популярным языком, - сетовал он, - поэтому их труды недоступны для народа». То ли в шутку, то ли всерьез он говорил: «Когда я умру, напишите на моем надгробии такие слова: «Этот бедолага умер, надорвавшись от непрерывного труда всю жизнь править ошибки киргизских прозаиков, поэтов и ученых». В этих словах Джигитова звучит горькая правда. Сегодня врагов у нашего языка предостаточно. И, как ни странно, первые среди них - киргизскоязычные писатели и журналисты. Все мы в массовом порядке обеднили родной язык, оказались бессильными открыть его глубины, превратили его в язык дешевого торга и графоманства.

Олжобай ШАКИР

Источник: ИА «24.kg»

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test