От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Возрождение СССР — это миф
Категория: Интеграция Дата и время публикации: 05.01.2013 00:42

alt

Этот год станет для Кыргызстана знаменательным. «К ноябрю 2013 года мы должны подготовить «дорожную карту», в которой будут обозначены конкретные шаги для совместной реализации намеченного», — сказала Татьяна ВАЛОВАЯ, министр Евразийской экономической комиссии, возглавляющая переговорный процесс по присоединению Кыргызстана к Таможенному союзу. С этого обнадеживающего заявления началось интервью нашего корреспондента с ней. И главный вопрос, конечно же, о преимуществах такого шага для нашей страны. — Присоединение Кыргызстана к ТС будет эффективным как для него самого, так и для всего Таможенного союза. Поэтому мы очень трепетно относимся к переговорам. Для нас это не некое политическое решение. Это вопрос чисто экономический. Мы абсолютно убеждены, что еще в 2006 году, когда принималось решение о том, что Россия, Казахстан и Беларусь создадут Таможенный союз, а Кыргызстан и Таджикистан присоединятся к нему по мере готовности, была обозначена экономическая перспектива для КР. Но очень важно, чтобы к этому присоединению были готовы и Кыргызстан, и ТС.

Мы составили очень хороший план работы, который одобрен и вашим правительством, и советом Евразийской экономической комиссии. Сейчас анализируем законодательство Кыргызстана, статистическую информацию, определяем, какие шаги должны быть сделаны для того, чтобы Кыргызстан безболезненно вошел в ТС. Я хочу отметить, что когда Россия, Казахстан и Беларусь начинали создавать ТС, то тоже было много вопросов, особенно с Казахстаном. И я думаю, что мы найдем такой формат, который будет эффективен для всех четырех стран.

— Какие преимущества получит Кыргызстан при вступлении в ТС? В нашей стране больше говорят о потерях от такого шага.

— Сейчас идут переговоры рабочей группы, которую я возглавляю, по этому процессу. В рамках обсуждений нам предстоит, как я уже сказала, составить “дорожную карту”. И на основе тех данных, которые нам предоставит Кыргызстан, а также на основе нашего анализа мы сможем четко показать, в чем КР выиграет от присоединения к ТС. Но сразу навскидку могу сказать, от чего, бесспорно, Кыргызстан выиграет. Например, от нынешнего реэкспорта вряд ли что–то ваша страна получает в свой бюджет. Почему я так говорю? Все, что завозится сюда, то есть не произведено у вас, при въезде на территорию ТС облагается таможенными пошлинами как товар из третьих стран. Если он не облагается, то это издержки таможенного администрирования, таможенного контроля, то есть какие–то, образно говоря, дыры. Их–то сейчас мы как раз плотно закрываем. Поэтому такая ситуация долго не продержится. И рассматривать это как издержку от вступления Кыргызстана в Таможенный союз, на мой взгляд, нельзя.

Если Кыргызстан не войдет в ТС, то он не сможет воспользоваться тем, что может получить войдя в него: стать объектом инвестиций для производства товаров на своей территории. Как только наши партнеры — будь то Китай или Индия — поймут, что внешние границы ТС прочно закрываются, то они начинают вкладывать средства на территории внутри этого объединения для того, чтобы производить там свои товары. Если Кыргызстан будет внутри этого объединения, то инвесторы вынуждены вкладывать средства для того, чтобы товар, произведенный пусть с участием индийского или китайского капитала рабочими руками кыргызстанцев, беспошлинно поступал на территорию нашего союза. Это большой плюс. Когда я была в Кыргызстане, мне говорили, что бизнесмены из дальнего зарубежья начинают присматриваться к Кыргызстану, понимая, что временное состояние реэкспорта может завершиться. Я думаю, для вашей страны это очень хорошо.

Кроме того, в рамках не только даже Таможенного союза, а следующего этапа интеграции — Единого экономического пространства — обеспечивается полная свобода движения рабочей силы. По сути, для граждан Казахстана, России, Беларуси это означает уже сейчас, что они могут работать там, где хотят, без квот и разрешений. Если Кыргызстан присоединится к ТС, а затем войдет в Единое экономическое пространство, его граждане также получат такую возможность.

При этом если это долгосрочный проект в рамках единого интеграционного объединения, то появляется возможность создать проекты, о которых очень давно все говорили: например, замкнуть российские, казахстанские и белорусские предприятия на системе профтехобразования в вашей стране. В Кыргызстане будут готовиться высококвалифицированные кадры, которые обеспечат работой на предприятиях Единого экономического пространства. Причем эти молодые люди могут продолжать учиться дальше, при желании вернуться домой. То есть Кыргызстан получит тем самым поток квалифицированной рабочей силы, что опять же повысит его инвестиционную привлекательность.

— Но Кыргызстан — член ВТО. Не получится ли смешения интересов ТС и ВТО?

— ТС от своего лица вместе с Кыргызстаном сможет урегулировать этот вопрос со Всемирной торговой организацией, чтобы предоставить нашим партнерам как бы компенсации за те потери, которые они понесут от ужесточения таможенного режима Кыргызстана. Эта величина счетная и не очень большая. С учетом того, что рынок Кыргызстана небольшой, а рынок Таможенного союза огромный. И расплачиваться с партнерами будет не Кыргызстан, а весь Таможенный союз. Это не сильно повлияет на него. Но позволит урегулировать взаимоотношения Кыргызстана с ВТО. Эту схему наши специалисты, которые занимаются торговой сферой, прорабатывают. Она найдет свое отражение в той “дорожной карте”, которая будет подготовлена.

Присоединение Кыргызстана к ТС не несет никакого риска для безопасности его границ, а тем более граждан. Потому что, наоборот, укрепляются все внешние границы. Это относится и к таможенному контролю, и к транспортному, так как есть единые стандарты укрепления наших границ.

Что касается вымывания квалифицированной рабочей силы из вашей страны, то, чего греха таить: все, кто хотел работать в России, работают там. Другое дело, что они не имеют хорошего социального статуса. И это связано с определенными издержками, в том числе и для граждан вашей страны. Более того, когда они работают не совсем легально и используют любую возможность куда–то устроиться, не думают о будущем. То, что предлагаем мы, наоборот, создает систему нормального перетока рабочей силы.

— Если Кыргызстан сейчас на распутье: вступать — не вступать, то, может, дать ему возможность оглядеться, осмотреться?

— Безусловно, Кыргызстан имеет возможность попросить предоставить ему время для так называемого переходного периода по определенным пошлинам. Единственное, что надо уяснить: на этот период не отменяется таможенный контроль на границе. То есть это вполне возможная опция. Только надо четко определить все плюсы и минусы. Кстати, Казахстан тоже брал время на некий переходный период. Мы в принципе отработали методологию решения всех этих вопросов. Но еще раз хочу подчеркнуть, что никто — ни Казахстан, ни Беларусь, ни Россия — не пытаются втянуть Кыргызстан во что–то, что для него не является эффективным. Есть официальное обращение правительства вашей страны начать переговорный процесс о вступлении в ТС. И наша задача — завершить его таким образом, чтобы мы все могли честно сказать, что это будет хорошо и для ТС, и для Кыргызстана.

— Анализировали ли вы ситуацию, что будет с Кыргызстаном, когда он закроет свою границу для китайских товаров, в том числе и контрабандных, за счет перепродажи которых выживает его немаленькая часть населения?

— Как я уже сказала, членство Кыргызстана в ТС и то, что он будет находиться в Едином экономическом пространстве, повысят инвестиционную привлекательность Кыргызстана. И, на мой взгляд, это серьезные перспективы. Думается, что в первую очередь инвестиции пойдут не из Китая, Индии или Японии, а скорее из России, Казахстана. Почему сейчас казахстанский малый бизнес не идет в Кыргызстан? Потому что бизнесмен не уверен, что произведенный им товар попадет на большой рынок Таможенного союза, так как отсутствуют другие технические регламенты, санитарные требования и так далее. Экономическая целесообразность инвестиций в государство, которое является членом ТС, на порядок выше для любого бизнесмена.

Это стало видно на примере Беларуси. Государство, которое начало привлекать больше инвестиций, кстати, шестьдесят процентов их идет из России, естественно, становится экономически крепче. Все понимают, что в союзе все стабильно: не может быть никаких торговых войн, ни фитосанитарных, ни молочных и так далее. Все знают, что, допустим, молочная продукция, произведенная в Беларуси, гарантированно попадет на российский рынок, она конкурентоспособна. И наши производители начинают вкладывать средства в Беларусь.

— Почему так чувствительно, мягко говоря, Запад относится к вступлению Кыргызстана в Таможенный союз и в Единое евразийское экономическое пространство? Оттуда уже слышатся опасения, что это не что иное, как возрождение Советского Союза.

— Я думаю, что он настороженно относится не только к вступлению Кыргызстана в ТС, но и к самому этому союзу, потому что он реализуется, он эффективный. И серьезная критика только подтверждает, что действительно это сильный проект, аналогичный европейскому. Они создали свой Европейский союз, мы создаем свой Евразийский экономический. И, естественно, возникает уже, я бы сказала, экономическая конкуренция.

Мы с вами живем в интересный исторический период, когда рождается глобальная экономическая архитектура. Она создается практически с нуля. Закладываются основы мировой экономики. И кто будет ее кирпичиком, тот останется кирпичиком на ближайшие сто лет. Поэтому, конечно, каждый хочет за счет слабых партнеров нарастить свои мышцы. Мы — ни Россия, ни Казахстан, ни Беларусь — не собираемся наращивать свои мышцы за счет кого–то. Все понимают, что пришло время объединиться и занять свое достойное место и стать кирпичиком этой мировой архитектуры. Видимо, поэтому у Запада такое ревностное отношение.

А что касается якобы возрождения Союза, то это миф номер один. И более ошибочного мнения быть не может. Потому что Евразийский экономический союз, наоборот, шаг в будущее. Мы делаем, по сути, то же, что делают наши коллеги в Европе, строя Евросоюз, что пытаются делать азиатские и африканские страны.

Следующий миф — это миф о том, что ТС заинтересован в расширении своего географического пространства и поэтому якобы зовет в союзники то одну страну, то другую. Мы заинтересованы в том, чтобы наше объединение было едино и привлекательно для потенциальных его участников, но никакой агитации для вступления не ведем. Понятно, что новые участники этого объединения — это наши партнеры по Евразийскому экономическому сообществу — Кыргызстан и Таджикистан. Когда президенты пяти государств ЕврАзЭС принимали решение о том, что Россия, Казахстан и Беларусь начинают форсированно создавать Таможенный союз, то было оговорено, что эта тройка будет его локомотивом, а остальные могут присоединиться по мере готовности. Поэтому, конечно, трудно сказать, кто к 1 января 2015 года станет участником Евразийского экономического союза. Но я хочу заметить, что нынешние члены ЕврАзЭС, а также его страны– наблюдатели всегда найдут формат для взаимоотношений в Евразийском экономическом союзе.

— Евразийский союз — это не только экономический, но и геополитический проект?

— С одной стороны, он экономический. С другой — я бы сказала, он цивилизационно–судьбоносный для народов наших стран. Почему, например, европейцы достаточно успешно объединяются? Потому что они начиная с VIII века осознают себя как европейцы. И они успешно объединяются для того, чтобы эту Европу сохранить для себя. Мы живем в Евразии. Наши народы живут на евразийском континенте также столетиями. И для того чтобы нашему евразийскому этносу остаться цельным и жить на этом пространстве, на котором мы живем века, нам, конечно, надо оставаться цельными в этом экономическом объединении. То есть, с одной стороны, это экономика. С другой — это наше историческое наследие, такое же, как у европейцев.

Нина Ничипорова

Источник: «Вечерний Бишкек»

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test