От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Цена рабства
Категория: Миграция и переселение Дата и время публикации: 05.12.2012 12:41

alt

Есть такая шутка: нашим правителям, мол, не повезло с народом. Он-де ленив, вечно пьян, раболепно покорен до дурковатости, раздражающе для «реформаторов» безынициативен, ну и так далее. У этой шутки есть продолжение в виде слуха: дескать, правители хотят этот негодный народец заменить. На пришлых гастарбайтеров. Которые без претензий. Послушны. Нетребовательны. Работящи до умиления. Дешевы настолько, что удовлетворится самый последний скряга-наниматель.

Им не нужно право голоса, а также вообще никаких прав не нужно. Их практически не надо кормить. Им практически не надо платить. Они могут жить в бараках и, выходя из них на свет божий, низко кланяться Хозяину в знак благодарности. Их можно «кидать» по деньгам и заливать в бетонный фундамент, когда они, безвестные и безучетные, сдохнут на очередной стройке элитного жилья. Кто там их считает…

Правителям, мол, кажется, что они никогда не выйдут на площадь, разве что только на пятничную молитву да на Курбан-байрам. И хотя такое представление может быть глубоким и опасным заблуждением, властители жизни пока в него верят.

Вроде бы прелесть что за приезжий народец. Ан, нет, многих обывателей-аборигенов уже такие перспективы раздражают.

Говорят: понаехали, не чтут наши обычаи (что там от них осталось-то, от обычаев?), галдят что-то непонятное на своем варварском языке. Безобразничают всячески. Народ-богоносец начал обижаться: нас хотят, что же, на чурок променять?! Ну надо потрафить родному электорату. Как говорится, чем можем.

Начали с языка. С 1 декабря все гастарбайтеры, занятые в сфере ЖКХ, услуг и розничной торговли, должны знать русский язык на базовом уровне, о чем на руках иметь сертификат. То, что сертификатами этими начнут торговать в метро, – это, как говорится, к бабке не ходи. Но не в этом дело даже. Шаг сделан в верном направлении: хочешь у нас работать – учи язык. Но язык не единственная проблема, связанная с гастарбайтерами.

Вокруг приезжих полурабов полно мифов. Один из главных вот какой: русские ни за что не пойдут работать за такие мизерные деньги на непрестижные работы. Тут сразу много появляется новых вопросов. Начиная с того, что подчас за эти самые непрестижные работы выписывается одна сумма, а на руки гастарбайтеру выдается другая, раза в два меньшая. Разница идет в карман самим работодателям, крышующим чинам из ментов, ФМС и прочих властных структур. Трудовая миграция – это прежде всего огромный теневой рынок и огромные теневые деньги, которые чиновники и контролеры имеют от нелегалов (да и от «легалов»), а уже потом – востребованность тех или иных профессий.

Вопрос следующий: а почему зарплаты, в том числе на непрестижных профессиях, должны быть маленькими? Разумеется, любой работодатель заинтересован платить работникам меньше. И многие из тех, кто, скажем, делает ремонт в квартире, скорее возьмут нелегала, нежели отечественную фирму, если цена за работу у первого будет раза в три меньше. Но общество в целом платит за все эти частные выгоды двойную и тройную цену. И перед ним встает главный вопрос: какую цену оно платит за то, что в трудовых отношениях все шире распространяются нравы, характерные для рабовладельческого строя?

Мы не знаем, сколько у нас трудовых мигрантов в стране (называют цифры от 5 до 10 миллионов, официальные «квоты» на мигрантов, на самом деле, дальше всего от истины) и сколько их нам в реальности надо, если вообще надо. Если сейчас в стране численность экономически активного населения оценивается в примерно 72—73 млн человек, то 10% рабов – это в любом случае много.

Наличие почти дармовой рабочей силы в том виде, в каком она в массовом порядке сегодня прибывает в Россию из южных краев, оказывает и на рынок труда, и на общество в целом множественные негативные воздействия. Они намного перевешивают те частные выгоды, которые имеют от дешевой рабочей силы отдельные работодатели.

— Наличие миллионов трудовых мигрантов, работающих на рабских условиях, ведет к деградации рынка труда. Отношение к приезжим-рабам начинают переносить на отечественных работников. Условия конкуренции для них на рынке труда ухудшаются. Для них в целом ужесточаются условия приема на работу, снижается зарплата, манеры общаться с гастарбайтерами переносятся на соотечественников. Само понятие «защита и охрана труда» вырождается. Всегда есть аргумент: не нравится – мы возьмем на твое место бесправных таджиков или киргизов, готовых пахать за бесценок 24 часа в сутки. Отечественные работники должны иметь предпочтение при приеме на работу. На деле, вопреки практике подавляющего большинства стран мира, такового у россиян нет. Трудовые отношения в цивилизованной стране должны строиться иначе, а роль государства должна состоять и в том, чтобы регулировать эти отношения, которые в нашей стране в целом ряде сфер экономики скатились к уровню самого начала ХХ века, до первых законов о труде. Прибыль, получаемая отдельными работодателями, перекрывается огромными издержками для общества в целом.

— Низкие зарплаты миллионов иностранных работников, к тому же в массовом порядке переводимые на родину (ВВП Таджикистана на 47% зависит от денежных переводов из России), выводятся с внутреннего рынка, ведут к сжатию спроса на товары и услуги. Не растет деловая активность, идет деградация и самого этого потребительского внутреннего рынка, в значительной степени ориентированного на полунищих работников. Зарплаты наемных работников – это во всех странах существенный фактор внутреннего спроса, они стимулируют естественный экономический рост. С другой стороны, национальные диаспоры иммигрантов захватывают уже целые сектора экономики – розницу, услуги строительства для частных лиц, частично ЖКХ и т. д., вытесняя оттуда аборигенов, выстраивая собственные мафиозные структуры, привлекая новых работников из соплеменников.

— Снижаются стимулы ко всяческой механизации производства, его модернизации, к внедрению сложной техники. Зачем, если вместо одной машины можно поставить толпу рабов из Средней Азии? Нет никаких мотивов развивать у себя систему профессионального технического образования: кто туда пойдет учиться, чтобы конкурировать за рабочее место с нищим среднеазиатом? Рынок труда лишается всяких стимулов к созданию высококвалифицированных рабочих мест — вопреки тому, что повелел президент Путин. Это лишь дополняет общую картину экономической и технологической деградации страны.

— Миллионы полуграмотных, не знающих ни наш язык, ни основ нашей бытовой и прочей культуры людей, все более стремительно заселяющих наши просторы, оказывают негативное воздействие на многие стороны общественной жизни. Начиная от распространения болезней, казалось, ушедших в прошлые века, к примеру туберкулеза (сколько стоит лечение зараженных им людей?), и кончая криминальным воздействием на бытовую среду, деградирующим влиянием на образование, когда их дети, словно Маугли, идут в обычные школы, задавая пониженный стандарт преподавания там самим фактом своего присутствия среди других детей. Приезжих становится все больше, во многих региональных и даже московских школах они составляют уже существенную долю учеников. Скоро это поколение неучей хлынет в вузы, где уровень образования за последние годы и так упал катастрофически.

— Нежелание и попросту неспособность гастарбайтеров интегрироваться в повседневную жизнь страны создает миллионы конфликтных ситуаций.

Это только кажется, что от раболепных гастарбайтеров одна политическая польза, когда их можно выстроить в «карусель» на выборах. На самом деле в один прекрасный день власти просто не смогут контролировать разрастающиеся диаспоры, живущие по своим таинственным мафиозным законам и подчиняющиеся своим начальникам. Когда придет время, пройдет команда — и мы не знаем, о чем она будет.

Список негативных последствий расширяющейся внутри российского общества рабовладельческой формации, создающейся за счет людей чуждой культуры и заведомо более низкого уровня цивилизационного развития, можно продолжать долго. Обществу в целом они становятся все более очевидными. И неприемлемыми. Отсюда, в частности, и ширящиеся обывательские подозрения: нас хотят заменить на рабов или по крайней мере разбавить рабами, чтобы нами было сподручнее управлять.

Разумеется, чем больше здесь будет появляться гастарбайтеров, тем большее число их будет тут оседать постоянно, и рано или поздно они появятся в значительных количествах во властных структурах — на местном уровне, в органах правопорядка и т. д. Как изменится под таким воздействием ландшафт российской политики и общественной жизни уже лет через 10—15?

Возможно, это слишком упрощенный подход. Как и тезис о том, что деградация образования выгодна-де властям: дураками проще управлять, от них всего лишь требуется качать нефть и газ на радость и ублажение зарвавшейся и зажравшейся номенклатуре. Однако столь «вульгарным» суждениям могла бы противостоять, скажем, более или менее внятная политическая воля на то, чтобы как-то обуздать ширящуюся демографическую и общекультурную диверсию в общенациональном масштабе. Однако ж такой воли народу никак не явлено. Одна болтовня на тему «упорядочения».

Между тем набор первоочередных действий примерно понятен. Вот он.

— Должны быть введены трудовые визы для всех стран СНГ (сохранится безвизовый режим для туристов и частных поездок). Никаких квот непонятно кому непонятно под что. Эти визы должны выдавать под конкретного работодателя и под его ответственность, их должны получать за пределами России, а не слоняться по стране якобы в поисках работы.

— Должна быть создана новая система найма иностранных работников: они должны получать право претендовать на рабочее место только после того, как были предприняты – и зафиксированы – попытки нанять на это место отечественного работника. При этом зарплата иностранного работника, со всеми непременно налогами, не должна быть ниже, чем для отечественного. Для соблюдения этого правила следует максимально перевести выплату зарплат в безналичные формы. Непременным условием приема на работу неквалифицированных работников должно стать не только знание русского языка, но и прохождение «тестов на интеграцию». В то же время для представителей развитых стран и квалифицированных работников режим должен быть предельно облегчен. Не говоря о том, что страна должна всячески приветствовать возвращение на историческую родину соотечественников – представителей традиционных народностей РФ, прежде всего разделяющих ценности русской культуры. По аналогии с тем, как это, скажем, десятилетиями делает Израиль.

Если нам не хватает населения, то для иммиграции должна быть введена жесткая балльная система: учитывать образовательный уровень, знание языка и культуры, профессиональную подготовку, непременную готовность и способность интегрироваться и пр.

— Для отечественных работников рынок труда должен быть предельно либерализован – прежде всего для повышения мобильности населения. Должна быть отменена во всех формах т. н. прописка/регистрация, гарантирован равный доступ к медицине и образованию для граждан страны в любой ее точке. Введена минимальная почасовая ставка оплаты труда как часть борьбы за искоренение неоправданно низких зарплат, на которые нельзя прожить.

— Всем странам, экспортирующим нам своих трудовых мигрантов в безвизовом режиме, должно быть выставлено ультимативное требование: в течение короткого срока перейти на биометрические паспорта. Сейчас даже депортированный нарушитель-нелегал может за 20 баксов поменять имя и фамилию в родном ауле, выправить документы и въехать к нам снова. Это надо прекращать. Америка в свое время потребовала от стран Евросоюза: если вы хотите сохранить с нами безвизовый режим, то введите биометрические паспорта. Разумеется, для получения права на работу надо получать рабочую визу. Европейцы послушались.

— Все вышеперечисленные меры должны, по идее, быть введены уже достаточно быстро, чтобы приостановить деградацию рынка труда, преумножение примитивных рабочих мест, блокирование мотивации к модернизации производства, стагнацию внутреннего потребительского рынка и т. д. А уже в среднесрочной перспективе, уведомив о том соседей года за два, можно было бы ввести хотя бы временный мораторий на ввоз иностранной рабочей силы вообще. Ее внутри страны уже более чем достаточно. И даже временный искусственный дефицит рабочей силы в конечном итоге будет только на пользу и рынку труда, и экономике в целом, создавая правильные стимулы для развития в правильном направлении.

Если же ничего толком дальше не делать, занимаясь лишь упражнениями по русскому и экзерсисами с бессмысленной и бесполезной регистрацией (в целях, очевидно, подкормить работников ФМС за счет поборов), то через пару десятков лет на территории России будет жить совершенно другая человеческая общность.

И это будет совсем другая страна. И если бы мы могли посмотреть на этот народ и на эту страну из дня сегодняшнего, то они бы нам, скорее всего, сильно не понравились.

Георгий Бовт, политолог

Источник: Газета.ru


 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test