От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Роман Чингиза Айтматова в пластике
Категория: Культура Дата и время публикации: 21.10.2012 03:31

alt

На самом деле, это очень важная театральная функция – сделать так, чтобы тебя понимали без слов. Заговорить на своем языке, не ища вербальных разъяснений и комментариев. Разбудить зрительскую эмоцию пластикой, звуком, музыкальной темой, светом. Театр текста – это «наше все», но подчас от этого хочется дистанцироваться. Хотя, конечно же, не от смысла. Просто эти новые, рождаемые на наших глазах эмоциональные смыслы, могут быть очень разными, индивидуальными и значимыми для каждого зрителя, а в каком-то роде, наоборот, универсальными. Роман Чингиза Айтматова «Материнское поле» - современная классика, до краев наполненная «жизнью и судьбой» - вполне конкретными и общими, «народными». Конечно же, отсвет айтматовского слога, трагичность ситуации, не обрывающейся меж тем в безысходность, явно угадывается в новом, современном воплощении этого сюжета хореографом-постановщиком Сергеем Землянским. Возможно, здесь даже больше света, больше легкости, но отнюдь не облегченности.

Землянский вместе со своей постановочной командой (музыкальный руководитель – Павел Акимкин, сценография и костюмы Максима Обрезкова, художник по свету – Сергей Шевченко) сделали вольный перевод айтматовской повести на современный сценический язык, а историю национальную развернули в общечеловеческий план. Приметы киргизского быта здесь временами являются лишь в намеках, пунктирно (например, меховые шапки в сцене свадьбы). Да и от конкретики имен здесь тоже отказались. Перед нами – Отец, Мать, Сыновья, Невестка и даже Мать-Земля. Ведь правда, матери какой национальности не провожали мужей и сыновей на войну, не теряли там своих детей? Эта трагедия общая и, увы, временных и государственных границ.

В нынешнем «Материнском поле» все они молоды, светлы, темпераментны и чисты. Пройдут годы, родятся и погибнут дети, но Мать – Наталья Рева-Рядинская не успеет  состариться и не утратит связи с миром, ведь в финале в ее руки передается еще одна человеческая жизнь – новорожденный ребенок умершей в родах Невестки – Анастасии Паниной. Камни, комья земли, завернутые в платок – так обозначат здесь этого ребенка, ведь он тоже плоть от плоти Матери-Земли. Ольга Демина в этой символической роли все время на сцене, как безмолвный и бесстрастный наблюдатель. Но в этом бесстрастии все равно угадывается сочувствие к тем живым, временно живым, которые рядом.

В хореографии Сергея Землянского тоже нет ничего подчеркнуто этнографического, опять же можно уловить лишь некие намеки. Но в этих пластических соло, дуэтах и ансамблях, в играх и ритуальных обрядах, встречах и расставаниях словно бы закодированы общие моменты человеческого бытия. Отец – Сергей Миллер с тремя Сыновьями (Владимир Моташнев, Евгений Плиткин и Родион Долгирев) – сила и достоинство. Женщины – мягкость и страсть одновременно. Они играют здесь с предметами-символами – камнями, патронами, книгами, жестяными листами, каждый из которых «без слов» говорит о чем-то своем. Из этого «своего» без труда складывается общая картина – трагическая и светлая одновременно. Зрителям же подобный вариант сценического поступка, кажется, приходится весьма по душе.

В современном драматическом театре жанр пластического спектакля, кстати, очень распространен.

театрал Ирина Алпатова

Источник: russkg.ru

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test