От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Для чего России нужно 150 миллионов человек?
Категория: Миграция и переселение Дата и время публикации: 03.10.2012 00:19

alt

Вернувшись с летних каникул, к работе приступили депутаты Госдумы РФ. В числе вопросов, предполагаемых к первоочередному рассмотрению, значатся инициативы по усилению миграционной политики. В российских СМИ уже высказываются мнения о том, что она будет направлена на ужесточение пребывания и существования гастарбайтеров в стране. Однако с такой точкой зрения категорически не согласен председатель комитета по делам национальностей Государственной Думы Российской Федерации Гаджимет Керимович Сафаралиев. О своем видении проблемы и планах комитета по ее решению парламентарий рассказал в эксклюзивном интервью “Вечернему Бишкеку”.

— Миграционная проблематика уже который год находится в центре внимания российской общественности и тесно взаимосвязана со сферой межнациональных отношений. На ваш взгляд, ситуация продолжает обостряться или стабилизируется?

— Я бы сказал, что ей начали уделять необходимое внимание различные властные структуры. Многое меняется и уже изменилось. Федеральная миграционная служба выведена из подчинения МВД, она теперь находится при правительстве. И это уже большой шаг вперед, потому что предоставляет широкие возможности и свободу действий для ФМС. Не так давно была разработана концепция миграционной политики в России на период до 2025 года. Она будет дополняться, совершенствоваться, в рамках ее мы хотим придать процессам миграции цивилизованный вид с тем, чтобы Россия получала тех мигрантов, которые могут развивать нашу экономику, социальную среду. Для этого потребуется заключить определенные договоры с государствами СНГ, с той же Киргизией. Это очень близкая по духу для России страна, там русский язык по–прежнему изучаем, большинство населения хорошо владеет им. И такие соглашения позволят привлекать специалистов, которые нам наиболее выгодны, в различных отраслях промышленности, сельского хозяйства, туристической, сервисной и других сферах.

— Но говорят, что как раз эта концепция перекрывает кислород для трудовых мигрантов...

— Она ни в коей мере не направлена против них, ужесточает только отношение к нелегалам. Что касается официальной миграции, то, наоборот, упорядочивает ее, направляет в русла, полезные для России, ее экономики. И в этом плане способна содействовать развитию трудовой миграции, придать ей серьезный экономический характер.

— Недавно созданный при президенте РФ Совет по межнациональным отношениям поможет решению и этих проблем?

— Обязательно! Я тоже член этого совета, недавно в Саранске прошло его первое заседание. Там участники разделились на группы, действующие по разным направлениям. Есть и группа по миграции. Она будет не только разрабатывать законодательные акты и заниматься упомянутой концепцией, но и непосредственно работать по решению миграционных вопросов в режиме, скажем так, живого взаимодействия. В эту группу вошли представители ФМС, других заинтересованных ведомств.

— А в Госдуме кто–то предметно занимается Центральной Азией, откуда приезжает столь значительное количество трудовых мигрантов?

— Специально данным регионом нет. Но мы в нашем комитете в числе других вопросов постоянное внимание уделяем и этому. Есть у нас здесь и еще один комитет — по региональной политике, в сфере внимания которого также находятся страны СНГ. Так что мониторинг идет постоянный, мы совместно следим и за исполнением соответствующих законодательных актов, и за разрешением жизненных ситуаций, возникающих в ходе взаимодействия между нашими государствами. И, думаю, отношение будет меняться и уже изменилось.

— Что в этом плане делает ваш комитет?

— Главное — управление миграционными потоками извне и изнутри с тем, чтобы они работали на интеграцию, а не на разделение. Тут и обучение приезжих русскому языку, и работа со СМИ, и создание в глазах общественности положительного образа мигранта, и многое другое. Сейчас во всех регионах появляются вице–губернаторы по национальной политике, создаются управления по внутренней политике, которым поручено заниматься и миграционной проблематикой. То есть все станет отслеживаться от регионального до федерального уровней.

— Некоторые аналитики считают, что трения в межэтнической, миграционной областях возникают и от плохой связи госструктур с диаспорами. Скажем, Кыргызстан представлен в России очень большой диаспорой, однако многие ее активисты также сетуют по поводу отсутствия такого взаимодействия.

— Президент, правительство страны очень внимательно относятся к нынешнему состоянию межнациональных отношений. Когда в регионах появятся люди, структуры, непосредственно ответственные за эти вопросы, поменяется и качество их решения. И вся политика будет более гармонична, сбалансирована, адаптирована к реалиям.

— Что это значит?

— Задача ставится, я повторюсь, не так, чтобы просто выбирать из тех, кто прибывает, а так, чтобы готовить нужные для России кадры. Причем готовить их надлежащим образом для работы еще на территории родных республик. Ну а для адаптации уже по приезде привлекаем федеральные и национальные автономии, тех же представителей диаспор. В Российской Федерации аккумулируются потоки людей различных этносов, пристрастий, менталитета, выросших в разных условиях. И надо продумывать, чтобы их взаимодействие было гармоничным, сбалансированным, чтобы каждый чувствовал здесь себя как на родине и в то же время сам вносил вклад в развитие России наряду с ее гражданами. Миграционные процессы необходимо сопрягать с основными приоритетами национальной политики, направлять в русло укрепления межнациональных отношений. Мигранты не должны быть, образно говоря, белыми воронами на российском небосклоне. Крайне важно, чтобы они безболезненно вливались в общество и могли реализовать в нем свои возможности.

— А в каких сферах? Ныне, как и раньше, основной удел гастарбайтеров, в том числе из Центральной Азии, Кыргызстана — строительная, жилищно–коммунальная отрасли. Правда, в последнее время все больше наших молодых соотечественников успешно пробуют себя в сфере услуг.

— В принципе отрасли могут быть самые разные, главное, чтобы человек был готов трудиться в той или иной. Я, например, вижу большие возможности для приезжих в области туризма, куда может вовлекаться и внутренняя, и внешняя миграция. Работодателю без разницы, откуда работник, главное, чтобы он добросовестно и качественно выполнял свою работу. Во всем мире в сфере услуг и туризма массово задействованы трудовые мигранты, а почему у нас этого быть не может?

Межнациональные проблемы успешнее решаются и через лучшее взаимное узнавание культур и традиций. Опросы показывают, что даже внутри России жители соседних регионов очень мало знают друг о друге. А незнание рождает опаску, нежелание контактировать. И здесь на помощь способны прийти этнический, экологический туризм, другие его разновидности.

— Эти идеи уже как–то реализуются на практике?

— Совсем недавно мы рассматривали данную тему на конференции с участием директора ФМС Константина Ромодановского, других ответственных лиц из различных ведомств. И пришли к необходимости включить в миграционную концепцию вопросы, связанные именно с туризмом.

Сейчас в России популярны азербайджанская, центральноазиатская кухни, и это тоже поле и для работы, и для взаимообогащения культур. Да, некоторые в стране не прочь порассуждать о переизбытке иностранной рабочей силы. Но, не занимаясь комплексно миграционной проблемой, мы рискуем потерять многих представителей дружественных России государств. Уже сейчас у нас стало меньше молдован, украинцев. Почему? Да потому что многие из них подались на Запад. Среди, к примеру, таджиков тоже уже не все сюда стремятся, но держат путь в Западную Европу. А там не хватает трудовых ресурсов, ощущается востребованность в них. Пока мы разбираемся: инородцы — не инородцы, наши — не наши, все “не наши” в других странах уже “нашими” становятся. Вместе с тем и в России людей все более не хватает. В ней до 80 процентов территории не заселено. По некоторым подсчетам, еще не менее 150 миллионов человек необходимо для того, чтобы стране нормально развиваться.

Евгений Денисенко

Источник: «Вечерний Бишкек»

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test