От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Взгляд на Киргизию: ориентация на Россию или США?
Категория: Взгляд со стороны Дата и время публикации: 12.09.2012 21:53

alt

Беседа журналиста сайта "Особая буква" Льва Гулько (ЛГ) с журналистом Григорием Пасько (ГП) о Киргизии. 

ЛГ: Поскольку Григорий долгое время жил и работал в Киргизии, две части нашего сегодняшнего «Ресета» мы посвятим этой стране — скажем так, особый взгляд на Киргизию. Начнем мы с Киргизии. И в первой части вы поделитесь с нами своими впечатлениями об этой стране.

ГП: Я не жил там постоянно. Я туда ездил каждый месяц недели на две.

ЛГ: Ну, почти что жили.

ГП: Проект, к которому меня привлекли, заключался в том, что я должен был выработать экспертное мнение по одной из программ, а затем уехать. Но, как это нередко бывает, два месяца превратились в полтора года. Сейчас этот проект запускается. Это образовательный проект, совместно с Американским университетом Центральной Азии.

Собственно, моя роль на этом закончилась, но проект есть, и он будет продолжаться без меня. Проект очень интересный. Интересной же была и моя журналистская жизнь в Киргизии, потому что раньше я ничего не знал об этой республике.

ЛГ: А вы где жили, в каком городе?

ГП: В Бишкеке.

ЛГ: Это бывший Фрунзе.

ГП: Жил я в разных гостиницах, так что имею представление о разных районах города. Ну и объездил к тому же почти всю Киргизию.

ЛГ: Сам я был в Киргизии в 79-м году. Тогда это была республика Советского Союза, и законы там действовали понятно какие. И уклад жизни был понятно какой. К примеру, директор завода — киргиз, а главный инженер — русский или русскоязычный. Такая система противовесов. И все работало, все как-то крутилось. Народ жил, квартиры получал, отдыхал на Иссык-Куле (не весь, правда). А что сейчас? Говорят, как только произошел распад Союза, страны Средней Азии вернулись в эпоху Средневековья, феодализма.

ГП: Возможно, вернулись. Про другие не знаю, но к Киргизии это относится меньше всего. Во-первых, они более других республик адаптированы к России в плане языка. Они все прекрасно знают русский язык. Даже в сельских школах многие предметы ведут на русском языке. Поэтому и в России среди гастарбайтеров так много киргизов, и они присылают огромные деньги себе на родину.

Однако в руководящих органах практически нет русских. Но я бы не сказал, что это главный феодальный пережиток или главный минус в отношениях с Россией. Нет. На мой взгляд, главный минус возник из-за того, что непрофессионально сработали именно наши представители — начиная от Министерства иностранных дел и заканчивая спецслужбами.

В результате у нас постепенно и постоянно ухудшались отношения с Киргизией, а у киргизов росло к нам естественное чувство недоверия, чувство незащищенности со стороны России. И привело это к тому, что пришли молодые политики, которые сказали: а знаете, ведь мы можем прожить и без России. Все равно того, что они обещали, нам не дали. Да у русских сейчас и у самих проблем хватает. Так давайте мы будем искать другие пути выхода на международные связи.

Собственно, это сейчас и происходит. Киргизия активно начинает сотрудничать с Турцией, активно начинает сотрудничать с Китаем. И проект строительства железной дороги через Киргизию в Узбекистан — весьма сильная оплеуха нашей внешней политике в том регионе.

Не зря начались трения насчет военных баз и уплаты-неуплаты денег для них. Не зря возникли проблемы с перекупкой предприятий. Это все естественно, если посмотреть на годы бездействия или тупого действия нашего МИДа там. Естественным следствием стало и укрепление позиций американцев — причем по всем направлениям.

ЛГ: А зачем американцам Киргизия? Чтобы иметь выход к Китаю?

ГП: Да, у американцев очень непростые отношения с Китаем. У американцев есть интерес к таким неблагополучным районам, как Иран, Ирак и Афганистан. Если вдруг их выгонят киргизы (в чем я сильно сомневаюсь) с их базы «Манас», они перейдут в Узбекистан, и даже Назарбаев их примет за такие-то деньги.

Но я думаю, все кончится переименованием этой базы в объект гражданского назначения и в очередное повышение платы — будут платить, скажем, не 60, а 80 млн долларов в год за аренду базы.

ЛГ: Хорошо, давайте сделаем небольшую паузу. Первая часть закончена, а во второй мы продолжим обсуждать Киргизию — в том числе поговорим о том, чем там живут простые люди.

ЛГ: Итак, Киргизия. Лично мне кажется, страна эта пытается ориентироваться на двух своих больших спонсоров — американцев и, в меньшей степени, на Россию. И отсюда немножко взять, и отсюда. А вам как кажется?

ГП: Мне кажется, с России взять получается меньше всего. Россия вот пообещала 300 млн долларов и не дала, потому что киргизы не выполнили свою какую-то часть обязанностей. То есть, с Россией, на самом деле, очень непростые отношения. И все попытки наладить их пока не увенчались каким-то весомым успехом — ни для одной, ни для другой стороны.

ЛГ: А нам нужна вообще Киргизия? Вот вопрос. Американцам, понятно, нужна. А нам?

ГП: Если мы будем позиционировать себя империей, чьи щупальца распространяются повсюду — а мы видим это со стороны товарища Путина и его окружения, — то да, нужна. А в плане экономическом, в плане…

ЛГ: Геополитическом. Я понимаю, что вы — не геополитик, но, тем не менее. Нужна?

ГП: Я не вижу особой необходимости делать какие-то вещи, которые делает там российская сторона. При том, что у нас есть свои проблемы, свои дыры и так далее.

ЛГ: То есть, мы вполне можем обойтись без этого выхода?

ГП: Да запросто. Другое дело, что мы начинаем сочинять всякие ОДКБ, ШОС и прочие структуры — в пику НАТО и им подобным. Беда лишь в том, что они оказываются недееспособными. Так что можно сочинять, запугивать кого-то — но это не работает. Поэтому и Узбекистан то зашел в ОДКБ, то вышел, то снова зашел.

Или еще одно странное образование — СНГ.

ЛГ: Ну, как оказалось, да. Только на бумаге.

ГП: Конечно, люди все равно там продолжают жить и как-то ориентироваться. Например, молодежь поняла, что не нужно стремиться уезжать на учебу в Россию. Это не самое лучшее высшее образование. Они едут учиться в Китай, в Японию, в Америку, в Англию. А о России думают уже в меньшей степени.

Там работает американский университет — очень сильный, кстати. Там и русские учатся, как выяснилось. То есть, сильное, хорошее образование и нормальный диплом, с которым тебя примут везде.

ЛГ: А сколько там русских осталось? Русскоязычного населения?

ГП: Они все русскоязычные, вот в чем дело. Но я понял ваш вопрос. Был такой период идиотизма, когда многих русских выдавили из тех сфер, где киргизов всегда было достаточно мало — это образование и медицина. И сейчас есть проблемы и в образовании, и в медицине. Я считаю, во многом именно из-за политики выдавливания.

ЛГ: И еще один вопрос — это мусульманский фактор, о котором много сейчас говорят. Имеется в виду, конечно, исламизация страны. Насколько сильны эти тенденции в Киргизии? Ведь киргизы — это же кочевой народ.

ГП: У них до сих пор сохранились многие языческие символы и обряды.

ЛГ: Просто я знал одного человека — он был директором крупного завода. А на вопрос, когда он родился, отвечал: когда выпал первый снег. Тогда я и праздную день рождения.

ГП: Я был на киргизских похоронах. Они отличаются от мусульманских. А ведь это вещи, казалось бы, которые должны незыблемо соблюдаться. Они водку пьют, вино пьют, что тоже нельзя. Я там в разных праздниках принимал участие, и тоже не видел строгого соблюдения канонов. Часто даже присутствует язычество.

ЛГ: Вот вы сказали, значительная часть киргизов работает здесь, у нас. Нам всегда казалось, что люди едут сюда, потому что там нет работы для молодежи. Там вообще есть какая-то промышленность? Как там все сейчас устроено?

ГП: Промышленность там очень слабая. Крупнейший налогоплательщик — это золотодобывающая компания «Кумтор». У нее постоянно идут проблемы с правительством, потому что оно постоянно меняется, а значит, меняются и правила игры. И «Кумтор» из-за этой чехарды тоже начинает работать хуже.

То же самое с мобильной связью. Компанию то пытаются отобрать у владельцев — а владельцы там русские, — то пытаются засудить. Тем не менее, это очень крупный налогоплательщик, поскольку мобильной связью пользуются все.

Есть еще рынок такой — «Дордой». Это беспошлинные товары из Китая, перевалка в Киргизию, а из Киргизии они уже расползаются через Казахстан в Россию. Если сейчас Киргизия вступит в это странное экономическое содружество, то прекратится для них вся эта лафа, и возникнут серьезные проблемы. Там куча народу уволится с рынка, поскольку транзит товаров станет невыгоден.

ЛГ: И последний вопрос в этой части: как можно охарактеризовать политическую ситуацию в Киргизии?

ГП: Было объявлено о распаде коалиции, которая создавалась с таким большим трудом. На моих глазах это происходило. Все потому, что Атамбаев, при всех его плюсах, выбрал, по мнению большинства местных политиков, неправильную лошадь, поставив премьер-министром Омурбека Бабанова.

Это очень неоднозначная личность. Умный человек, молодой, амбициозный, богатый. Усидевший при всех властях и начинавший нефтяной бизнес с Зией Бажаевым. Человек, играющий одновременно на нескольких площадках и досках. Но если ты под таким прицелом, зачем принимать в подарок от турков скакуна за миллион долларов? Вот вам и повод, причем, не единственный, для очередного политического кризиса.

ЛГ: Хорошо. Я думаю, что про Киргизию можно будет прочесть и у вас, в вашем блоге, а потом и на сайте — когда он появится. Так что ждите рассказов про Киргизию от Григория Пасько.

Источник: Особая буква

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test