От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Экономический фактор национализма в Киргизии
Категория: Аналитика Дата и время публикации: 07.09.2012 09:06

alt

В Киргизии почти прекратились гонения и нападки на русский язык. Однако это вовсе не связано с тем, что националисты во власти и от оппозиции резко одумались. Просто они все были в отпуске. Однако есть надежда, что все же их запал немного угаснет. Экономический фактор национализма

Для начала следует сказать, что наконец-то сдвинулись с места переговоры по строительству гидроэлектростанций Камбарата-1 и Камбарата-2. Стоимость только одной из них обойдется в 1,7 миллиарда долларов. Финансировать проект будет Россия, но владение – в равных долях. Также Россия спишет Киргизии почти весь долг перед ней – 489 миллионов долларов. Правда, постепенно, не сразу, к 2026 году.

Еще одним позитивным для Киргизии моментом стала договоренность о беспошлинных поставках горюче-смазочных материалов. Она запрашивала у России на 2012 год 1,134 миллиона тонн ГСМ и их получит. Что означает «беспошлинно», можно судить, например, по тому, что в соседнем Таджикистане, который платит все пошлины, цены на бензин выше процентов на тридцать. По оценкам киргизских нефтетрейдеров, их страна сэкономит от 300 до 400 миллионов долларов.

Все эти «подарки», хотя и выгодные для России, по идее, должны поумерить антироссийскую риторику как киргизских властей, так и оппозиции. Однако это вовсе не значит, что так и будет. Вполне вероятно, что до ноября, когда будут подписаны окончательные договоры по кредитам и строительству ГЭС, не стоит ожидать начала очередной антирусской кампании. Вдобавок оппозиция, для которой национализм – главное оружие в борьбе за власть, по осени может сама перебраться в местный Белый дом, и тогда уже ей самой придется решать все вопросы с Россией. Но может и не перебраться, и тогда она станет обвинять власти в том, что они продали родину за кредиты. Пока же в ответ власти нередко сами инспирируют антирусские и антироссийские настроения, потакая националистам, чтобы показать, что они сами не меньшие патриоты, чем оппозиционеры.

В Киргизии русский язык по конституции имеет статус официального. Однако именно этот фактор является раздражающим как для депутатов, так и для оппозиционеров и общественных деятелей. Русский язык уже давно является объектом спекуляции во взаимоотношениях с Москвой.

Наиболее радикальные депутаты-националисты, а их большинство, предлагают штрафовать государственных служащих за незнание киргизского языка, ограничить сферу его применения в делопроизводстве. Однако никто из них еще не предлагал исключить из Конституции упоминание об официальном статусе русского языка. Они прекрасно понимают, чем это может кончиться. Больше всего их страшит возможность жестких мер со стороны Москвы в отношении трудовых мигрантов из Киргизии, так как больше 35% трудоспособного населения страны находится на заработках в России и своими денежными переводами фактически обеспечивает существование не только своих семей, но и умирающей экономики в целом, а значит, дает возможностям властям оставаться у руля государства.

Но, скорее всего, националистические голоса вновь раздадутся по глубокой осени, когда уже все документы будут окончательно подписаны. Ведь другого такого популярного оружия в политической борьбе, как разжигание антироссийских настроений, в обществе нет.

Без русского языка?

В Киргизии в школах юга страны провели исследование под названием «Языковая политика в образовании: запросы общества и перспективы многоязычного образования на юге Кыргызстана». Авторы исследования, отмечая, что «принятие политических решений обеспечило важные сдвиги в системе образования, направленные на расширение сферы влияния государственного языка», все же признают, что «качество и содержание учебных программ в области изучения государственного языка до сих пор активно критикуется и, по мнению многих экспертов, требует пересмотра».

При этом они не могут не констатировать, правда, в смягченной форме, что русский язык, несмотря на репрессии в отношении его, все еще занимает устойчивые позиции. «Экономика Кыргызстана становится все более интегрированной в более широкое пространство, – признают исследователи. – Это происходит, в первую очередь, за счет непосредственной экономической активности на территории республики и за рубежом, прежде всего на территории Российской Федерации. В последние 4 года растет число учеников, выбирающих официальный язык в качестве языка школьного обучения. По данным Министерства образования, можно говорить об устойчивой тенденции роста классов с русским языком обучения с темпом порядка 5-6 тысяч учеников, а значит открытия около 250-300 новых классов в год. В то же время нехватка педагогических кадров, преподающих различные предметы на русском языке, зачастую снижает качество школьного обучения на официальном языке».

То есть, несмотря на попытки вытеснения русского языка, на него есть, если можно так выразиться, устойчивый спрос. Связано это, прежде всего, с тем, что при недостатке учебников и педагогов среднее образование на русском языке по качеству превосходит образование на киргизском. Также немаловажным фактором остается экономическая составляющая. Дипломы, полученные в университетах с киргизским языком обучения, не дают возможности получить достойную работу тем, кто собирается уезжать в Россию. Незнание русского языка в должной мере и документ об образовании, который не признается российскими властями, становятся тормозом при поиске достойного места работы.

Сейчас в Киргизии, по данным Министерства образования и науки Киргизии и Национального статистического комитета, на юге страны существует 201 школа с русским языком обучения, что составляет всего 9,14%. Правда, есть еще и смешанные школы.

Школы с русским языком обучения есть во всех регионах республики, но наибольшее количество сосредоточено в столице и окружающей ее Чуйской области. По утверждениям авторов исследования «Языковая политика в образовании», «начиная с 2005 года число учащихся, выбирающих классы с русским языком обучения, ежегодно увеличивается на 5-6 тысяч человек. Такие школы, особенно в сельской местности, как правило, переполнены. Данный факт напрямую связан с выражением желания со стороны учеников и их родителей, обусловленного, прежде всего, мотивами экономического характера (трудовая миграция). Так же этот процесс можно объяснить тем, что по результатам мониторинга оценки учащихся школ в Кыргызстане в школах с русским языком обучения уровень знаний школьников намного выше, чем в школах с другими языками обучения. Кроме того, результаты общереспубликанского тестирования (ОРТ) для зачисления в вузы выше у выпускников классов с русским языком обучения. При этом большинство выпускников предпочитает получать высшее образование на русском языке: в 2011 году число поступивших в группы с русским языком обучения составило 165 357 человек, с кыргызским – 58 575 человек, с узбекским – 959 человек».

Однако спрос на обучение в русскоязычных школах велик. Достаточно прийти в любую их них и спросить, сколько заявлений от родителей будущих первоклассников поступило. Конкурс иногда сравним с конкурсом в самые престижные вузы. Несмотря на ура-патриотические выступления на публике и в прессе, даже многие общественные деятели и депутаты предпочитают отдавать своих детей в школы именно с русским языком обучения, а при выборе вуза отдают предпочтение Кыргызско-Российскому Славянскому университету.

Необходимо также отметить, что вследствие националистической политики властей, после этнического конфликта, направленного против узбекского населения, закрываются школы с узбекским языком преподавания. При этом дети из этих школ для дальнейшего обучения стараются попасть в школы с русским языком обучения, так как им они владеют лучше, чем киргизским языком, хотя последний им и ближе для понимания, так как оба языка относятся к тюркской языковой семье.

При этом русский язык начинает выполнять уже социальную функцию. Как выразились исследователи, это «еще один, новый аспект, влияющий на рост желания родителей и учеников получать образование на русском языке, который появился после событий 2010 года на юге Кыргызстана. В условиях, когда после конфликта люди ищут стратегии объединения, освоение нейтрального по отношению к конфликту языка, в данном случае русского, представляется им перспективным инструментом выхода из ситуации».

Стоит заострить внимание на том, что авторы всевозможных исследований на данную тему, кстати, выполненных на иностранные гранты, чаще всего выдвигают идею одновременного обучения на государственном, киргизском, и официальном, русском, языках. При этом они не говорят о том, что объективных условий для полноценного обучения нет. Большинство учителей русского языка отмечают, что выводы подобных исследований, которые становятся руководством к действию для властей, не отражают истинного положения вещей, а их выводы не способствуют улучшению преподавания русского языка и, наоборот, ставят ему препоны.

Учителя также с сожалением отмечают, что со стороны российских государственных или общественных организаций подобные исследования не проводились. А ведь их рекомендации могли бы стать руководством к действию для киргизского правительства. Если, конечно, их подкрепить некоторыми политическими и экономическими шагами.

Дамир Галямов

Источник: Русское единство

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test