От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Без русских в Киргизии будет трудно
Категория: Соотечественники Дата и время публикации: 11.08.2012 21:36

 alt

Надежда на «большую Россию» и исламские противники нравственной деградации

Как живется священнику и вообще русским в Киргизии? Протоиерей Игорь Дронов, выросший в Киргизии, считает, что не так уж и плохо, а из всех стран Средней Азии Киргизия относится к России и Русским, наверное, лучше всего «Русские в Киргизии — это потомки переселенцев, раскулаченных крестьян, ссыльных священников и советских ученых — говорит о. Игорь.

— Пассионарность поселенцев ХIХ века сохраняется у среднеазиатских русских до сих пор. Поэтому они не склонны уходить в запой или пассивно ожидать подачек от государства. Эти люди имеют навык борьбы за существование и надеются только на Бога и на себя». Несмотря на самодостаточность, здешние русские ощущают себя частью большой России и все-таки смотрят на нее с осторожной надеждой на то, что страна будет более решительно отстаивать свои интересы в регионе.

На бытовом уровне в Киргизии произошло взаимопроникновение менталитетов, и для русских семей нормально готовить фуньчозу (вид лапши) с курдючим жиром, а окрошку заправлять максымом (напиток наподобие кваса, только вместо хлеба взвесь их кукурузы, пшеницы, проса и ячменя). Русское население постепенно сокращается, особенно сейчас, когда в стране собираются вводить знание национального языка в качестве обязательного требования к госслужащим. В Киргизии развито племенное сознание и если член какого-либо рода занимает важный пост, то он старается подтянуть к себе и родственников, поэтому почти все ключевые посты заняты киргизами. Русских много среди IT-специалистов, большим спросом пользуются русские врачи — сами киргизы стараются лечиться именно у русских. «Много русских работает в швейном бизнесе, при этом киргизское по качеству не уступает турецкому “итальянскому”, — говорит о. Игорь. — Я в Москве когда у родителей бываю, то часто узнаю вещи нашего производства». По словам священника, он давно бы перебрался в Россию, но не может оставить место своего служения. В отличие от него, новое поколение русских в Киргизии не связано священническими клятвами, и в основном стремится уехать на родину. В стране остаются только те, у кого нет денег на переезд. Правда есть и люди, которых выдавили из России обратно в Киргизию. Одну такую семью о. Игорь знает лично

Люди переехали в Россию, построили дом, засыпали двор гравием и провели из колодца водопровод. Односельчане сначала просто завидовали и раздражались, а потом подожгли дом. Семья отстроилась снова, и ее снова сожгли. Для своих соседей семья по-прежнему оставалась «киргизами», которые, к тому же, жили лучше местных. После третьего поджога семья не выдержала и вернулась в Киргизию. «Конечно, бывает и хорошо устраиваются, — рассказывает священник. — Но для этого нужно влиться в коллектив, а значит пить с ним». По словам о. Игоря, в городе прижиться проще — общество атомизированно, и не приходиться зависеть от мнения коллектива. Но в город попасть сложно — жилье дорогое, а Киргизии в целом значительно беднее России. И даже если продать четырехкомнатную квартиру в столице, то на городскую квартиру в России вряд ли хватит.

В самой Киргизии тоже кто-нибудь может в сердцах сказать «Если ты русский, езжай в свою Россию», но антирусские настроения в народе популярностью не пользуются. По словам о. Игоря, киргизы прекрасно понимают, что без русских им будет трудно. И это заметно как на бытовом уровне, так по высказываниям политиков. Кроме того, общий нравственный климат в Киргизии лучше, чем в России, считает батюшка. «Во-первых здесь живут наследники гонимых, а не гонителей. Во-вторых, здесь менталитет восточный, в котором есть почитание старших, воспитание детей, — уверен о. Игорь. — Конечно, и здесь идет постепенная деградация, но с большим отставанием от России. Есть силы, связанные с исламом, которые активно этому противодействуют. И это не радикалы, а нормальные люди».

Парашютисты с пасхальными флагами, инерция духовенства и экзамен для кандидатов на крещение

Епископ Киргизский и Бишкекский Феодосий управляет Киргизской епархией меньше года. Сначала деятельная энергия нового архиерея встретила сопротивление. «Священники стали говорить людям “мы хотим вас крестить, но владыка не хочет” и давай всех отправлять ко мне, — делится со мной воспоминаниями о первых месяцах епископ Феодосий. До того своего назначения в образованную в июле 2011 года Киргизскую епархию, епископ Феодосий служил игуменом мужского монастыря на Ганиной яме – месте уничтожения останков Царской семьи. Одной из первых заложенных традиций в новой епархии стали обязательные огласительные беседы и экзамен перед крещением. Первое время новому архипастырю приходилось по полтора часа лично беседовать с каждым кандидатом на крещение. — Крест есть? —Нет. –«Отче наш» знаешь? —Нет. Я просто хочу крестным отцом быть. — А что ты дашь крестнику, если сам ничего не знаешь? Как ты научишь пилота летать, если сам никогда не умел? Некоторые обижались, а потом приходили снова, с более серьезным настроем. А некоторые больше не приходили. «Значит, им это и не нужно, — уверен епископ Феодосий. – Я им говорю, что если вы хотите поступить в ВУЗ – вы же готовитесь, сдаете экзамены, не возмущаетесь. А почему по отношению к душе, которая готовится к вечности, другое отношение? Если вы пройдете беседы, будете регулярно ходить в храм, соблюдать пост, стараться жить по совести, помогать людям, читать Евангелие, если вы будете это делать – креститесь. Если вы не будете — не креститесь. Зачем умножать формализм?» Новый архиерей проявил твердость, и в епархии окончательно установилось правило: если человек не при смерти, то крещение только через 12 бесед и экзамен.

Правила ранней Церкви распространились и на богослужение. Перед началом Литургии верных оглашенные подходят к солее и священник вместе с верными читает молитвы над ними, чтобы Господь «огласил словом истины» и «открыл Евангелие правды», после чего оглашенные удаляются из храма в класс, где лектор объясняет им — что будет дальше происходить на службе. По новому прошло и крещение. На Пасху из крестильни в храм проложили ковровую дорожку, и епископ вместе с духовенством вышел из алтаря навстречу 50 новым членам церкви и вместе с ними крестным ходом вошел в храм. Мужчины были в стихарях, женщины в белых платьях, все со свечами в руках. В храме встречали друзья, родственники и прихожане с цветами. Четыре хора подхватывали друг за другом торжественное «Елицы во Христа креститеся». После того, как все причастились, еп. Феодосий представил новых братьев и сестер общине и подарил каждому икону. В феврале епархия встречала Почаевскую икону Божией Матери. В двадцатиградусный мороз крестный ход во главе с еп. Феодосием прошел 31 километр из аэропорта в кафедральный собор Бишкека. Шли как полагается – с хором, киотом на плечах, впереди ехала мобильная звонница, оборудованная в кузове пикапа. В истории пятимиллионного Киргизстана такого масштабного крестного хода еще не было — собралось более трех тысяч человек. «Киргизы нас на улицах приветствовали, некоторые даже крестились, — вспоминает еп. Феодосий. После этого и в автобусах и на рынках только и было разговоров, что о крестном ходе. Храм первые несколько дней был переполнен.

На Пасху тоже собирались идти крестным ходом. Президент и мэр Бишкека как будто разрешили. Но все оказалось не так просто. «Мне потом объяснили, что на востоке обычно не говорят «нет», надо уметь понять, когда «да» это да и когда «да» это нет, —смеется епископ. – Местные жители могут по выражению лица отличать одно от другого, а я человек новый – не понимаю». Когда архиерей не разгадал намеков, мэр сказал ему уже прямо «нельзя». «Ладно, говорю, а что можно? – Все можно, только не крестный ход. – Хорошо, ловлю на слове». Несколько икон, в том числе Почаевскую, взяли на самолет, к самолету приделали 50-метровый баннер «Христос Воскресе!» (правда он потом оторвался) и облетели вокруг столицы, а еп. Феодосий из открытого люка кропил Бишкек крещенской водой. А затем на город сбросили 11 парашютистов с флагами «Христос воскресе!». Площадку для приземления определили возле храма. Последний десантник устроил в небе салют. «На земле нам не разрешили, может пробок испугались. Зато на небе пробок никаких нет, — уверен еп. Феодосий. — И потом Пасхе радуется не только земля, но и небо, вот мы и изобразили радость неба». В этом году пасхальное Евангелие в соборе читали на семи языках, в том числе впервые на киргизском, и послание Патриарха Кирилла — на русском и киргизском. «Иногда бывает немножко тяжело, — признается еп. Феодосий. – Потому что многое приходится делать впервые, а люди привыкли жить по-другому. Могут сказать, “да он молодой еще, только приехал, что его слушать”. Но ничего, я могу смириться и это понять. Но это не значит, что человек не будет делать то, что я ему говорю. Потому что есть частное мнение, каждый имеет на него право, а есть рабочий момент. Сначала людям не очень нравились нововведения, а теперь многие говорят, владыка, вы оживили нашу жизнь. Будем стараться оживлять ее и дальше».

Журнал «Нескучный сад»

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test