От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Спецпредставители Президента России о делах соотечественников
Категория: Соотечественники Дата и время публикации: 26.06.2012 19:18

alt

Александр Михайлович Бабаков - спецпредставитель президента России по взаимодействию с организациями соотечественников за рубежом, депутат Государственной думы, член Комитета по международным делам, заместитель руководителя межпарламентской группы Федерального Собрания Российской Федерации - рассказывает о задачах учрежденного в июне 2012 года института спецпредставителя. Программу ведет Константин Косачев.

Косачев: Здравствуйте, уважаемые слушатели радиостанции "Голос России"! С вами, как всегда, я, Константин Косачев, руководитель Федерального агентства по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничества), спецпредставитель президента России по связям с государствами-участниками СНГ.

Как всегда, у нас в студии интересный собеседник, но это тот случай, когда он вдвойне интересен, поскольку наш гость - тоже спецпредставитель президента. Он тоже занимается темами, которыми занимается наше Федеральное агентство, а именно - соотечественниками. Но занимается он этим не только сейчас, после назначения спецпредставителем президента, а всю жизнь. Во всяком случае, с тех пор, как эта тема приобрела свою актуальность.

Итак, с нами в студии Александр Михайлович Бабаков, депутат Государственной думы, член Комитета по международным делам, заместитель руководителя межпарламентской группы Федерального Собрания Российской Федерации и с 17 июня - спецпредставитель президента России по взаимодействию с организациями соотечественников за рубежом. Спасибо большое, Александр Михайлович, что вы согласились прийти к нам.

Уверен, что это тот эфир, которого ждет большинство наших слушателей, потому что это большинство как раз и составляют наши соотечественники за рубежом. Мы поздравляем вас с этим высоким и ответственным назначением.

Отсюда мой первый вопрос. Если я не ошибаюсь, такой должности, функции, миссии не было. Было много спецпредставителей президента по разным вопросам, а спецпредставителя президента по соотечественникам не было?

Бабаков: Не было.

Косачев: Это происходит впервые. Это новое решение президента. На ваш взгляд, чем оно обусловлено?

Бабаков: Я думаю, что это решение обусловлено возрастающей ролью и самой России, и всего, что с ней связано, в мире. Более того, те амбициозные задачи, которые стоят перед нашей страной, которые сформулированы и Владимиром Путиным, и Дмитрием Медведевым, связаны, на мой взгляд, с тем, что мы как общество должны для себя решить самые сложные задачи во всех сферах, которые окружают человека.

Это не только политика, экономика, это и культура, и нравственность. Это огромный пласт тех вопросов, с которыми человек сталкивается каждый день. Для решения этих вопросов необходимо мобилизовать наше общество.

Но так сложилось, и таково сегодня состояние всего мира, что общество неоднородно, что оно постоянно меняется, перетекает. Много наших соотечественников покинуло Родину и в далекие времена, и в недавнее время, и покидают до сих пор. Многие граждане, которые живут сегодня за рубежом, связаны с Россией "неразрывной пуповиной" истории, культуры, языка.

Мы прекрасно понимаем, что все то, что требует мобилизации, непосредственно касается и этих людей. Если мы сегодня бросаем в обществе клич и призываем его напрячься для решения задач, которые нужны России, это неизбежно имеет свой отклик в умах и сердцах тех людей, которые симпатизируют, считают себя участниками этих процессов.

Чем более внятны условия, на которых мы можем привлечь этих людей или вовлечь их в те процессы, которые происходят и будут происходить в нашей стране, тем больший позитивный эффект, не только экономический, а в целом моральный, мы получим, исходя из решения этих задач.

На мой взгляд, понимание этого процесса есть не только у рядового гражданина, но и у руководства страны. Не зря поставлена задача сформировать новое евразийское сообщество, вернуться к тому, что объединяло и объединяет наши страны.

Но этим дело не заканчивается. Любой призыв руководства нашей страны к другим государствам к вовлечению в интеграционные процессы, будь то межгосударственные отношения или отношения между различными системами или между союзами государств, неизбежно транслируется на тех граждан, которые живут в этих государствах.

Такой призыв, понятный и внятный, обязательно воспринимается позитивно. Я сам общаюсь с огромным количеством наших соотечественников, по тем или иным причинам покинувших нашу страну. Я вижу в их глазах искренний интерес к тому, что происходит.

На мой взгляд, появление нового института - это не задача объединить все то, что происходит, а, наоборот, придать новый импульс, совершенно не вмешиваясь в те процессы, которые уже идут и для которых были созданы или функционируют институты, один из которых возглавляете вы. В этом институте трудно найти что-то такое, что можно было бы передать кому-то еще. Но усилить этот процесс - обязательно для нас с вами.

Я недавно был в Белграде, в Сербии. Прекрасное отношение к России, независимо от того, знают ли русский язык или нет, всегда интересуются этим. Но это не обыденный интерес. Он конкретный, прагматичный. В истории данного конкретного государства позиция России всегда была очень понятна, особенно в последние годы. Сами сербы говорили, дескать, иногда нам кажется, что россияне - больше сербы, чем мы, особенно в вопросах защиты Косово.

Таких тем - огромное число. И каждая страна может найти подобные темы. Самое интересное, что, найдя подобную тему, мы обязательно, при правильно поданном сигнале, увидим позитивный отклик. Когда сегодня в теме "Сколково", модернизации общества мы говорим о необходимости привлечения иностранных инвестиций или вовлечения специалистов в тех или иных областях, мы подспудно понимаем, что в первую очередь к нам придут те, кто хочет профессионально реализоваться, и те, кому небезразлична судьба России, те, кто понимает и знают о России чуть больше, чем остальные, и понимает, что именно здесь сегодня можно найти ответы на многие волнующие вопросы.

На мой взгляд, данный институт, в совокупности со всем тем, что сегодня работает, может только ускорить позитивный процесс взаимодействия нашего государства с нашими соотечественниками. И главное - обеспечить нормальную, системную работу, которая сегодня нужна. Задачи с каждым годом становятся только более масштабными.

Косачев: Меня решение президента откровенно обрадовало по той причине, что работа с соотечественниками, с объединениями соотечественников за рубежом, во-первых, очень многогранна и, на мой взгляд, не терпит какого-то единообразия, жесткой вертикали, горизонтали, чего бы то ни было еще, потому что совершенно различна среда, различен общественный запрос на эту работу.

Сама среда соотечественников, как мы знаем, очень разнородна. Есть так называемая "историческая эмиграция" - это потомки тех, кто покидал нашу страну по известным обстоятельствам в контексте революционных событий, довоенных, послевоенных событий, в последние советские годы.

Есть эмиграция, которую я определяю как эмиграцию "добровольную", когда люди просто выбирали себе другую судьбу, другую жизнь. Они могли лучше реализоваться в своей научной работе, в бизнесе, в культурных устремлениях.

Есть еще одна очень большая категория наших соотечественников, которые оказались соотечественниками или эмигрантами поневоле. Их об этом не спрашивали. Это явление связано с распадом Советского Союза. Еще вчера они были гражданами одной страны, а завтра оказались либо гражданами другой страны, либо вообще потеряли гражданство.

Могу вам сказать по собственному опыту работы на посту руководителя Россотрудничества. В последнее время я, разумеется, очень много встречаюсь с организациями соотечественников, и просьбы, которые обращены в адрес России, очень серьезно различаются.

Кому-то очень важно получить возможность возвращения на историческую родину. Мы в первую очередь имеем в виду программу содействия добровольному переселению, которой занимается Федеральная миграционная служба.

Кому-то очень важно решить вопрос упрощенного вхождения в российское гражданство, может быть, не лишаясь при этом гражданства, которое они уже обрели в другой стране, но без переезда в Россию. Кому-то очень важно решить эти вопросы не для себя, а для своих детей.

Для кого-то очень важна культурная связь с исторической родиной, связанная не с какими-то юридическими решениями, а с доступом к языку, к СМИ и к достижениям культуры - всего того, что составляет гуманитарную сферу.

Для кого-то это возможность просто приезжать в Россию, заниматься здесь самыми культурными, научными предпринимательскими - какими угодно - проектами. Очень много разных слоев и запросов.

В моем понимании правильно, что с российской стороны эта работа организуется в разных формах и на разных уровнях. За что-то отвечает Министерство иностранных дел в пределах своей компетенции, за что-то - Россотрудничество, за что-то - заработавший с 1 января 2012 года Фонд поддержки и защиты прав соотечественников. Сейчас появилась позиция спецпредставителя.

Я уверен, что это сейчас главный предмет и ваших размышлений. Вы уже определили для института спецпредставителя президента какую-то собственную, уникальную нишу, которая бы дополняла уже существующие миссии всех тех институтов, которые я перечислил, но не вступала бы с ними в борьбу за распределение полномочий, ресурсов, чего-то еще?

Не сводилось бы к тому, что на самом деле соотечественникам от нас всех и не нужно? Соотечественникам от нас нужна конкретная работа, конкретный результат по решению их собственных проблем. В чем вы видите нишу для института спецпредставителя по связям с организациями соотечественников?

Бабаков: Я думаю, что эта ниша будет уточняться, но пока я хотел бы ее обозначить всего в нескольких словах. Я полностью согласен с вами, что любые потребители услуг, в данном случае это наши соотечественники, нуждаются не столько в нашей работе, сколько в результатах этой работы.

Мы должны создать такой механизм, когда их чаяния и заботы будут в меньшей степени обременены всякими бюрократическими препонами и иными сложностями, мешающими реализоваться тем людям, которые по-прежнему любят или связывают себя с исторической родиной и которым небезразлична судьба России.

Если мы говорим о нише спецпредставителя президента, то я понимаю это так: разные уровни и институты задействованы в решении этого вопроса. Институт спецпредставителя президента тоже очень важен.

У каждого президента есть огромный набор задач, которые он решает не только согласно Конституции. Они связаны с тем, что существует огромное количество переговоров, задач, которые требуют сиюминутного решения.

Есть долгосрочные задачи. Вы правильно сказали, даже трудно определить рамки этих задач. Я думаю, что у института спецпредставителя президента должна быть задача, связанная с решением долгосрочных задач. Не вмешиваясь в компетенцию тех институтов, которые уже работают, спецпредставитель должен дополнять ее возможностью более быстрого донесения информации до руководителя государства.

Если говорить содержательно, то, на мой взгляд, можно было бы попытаться усилить отдельные направления, связанные, например, с темой русского языка. Этим занимаются многие, она правильная и нужная. Но, может быть, нам поработать в направлении того, чтобы придать русскому языку определенный статус не в отдельно взятом европейском государстве, а в самой Европе?

Там существуют официальные языки. Понятно, что у каждого государства свой официальный язык. По моей информации, существует более 60 региональных языков, которые связаны с малыми этносами. Понимая, какое количество русскоговорящих сегодня проживает за пределами России, можно было бы вполне официально, на уровне руководителей государств, ставить вопрос о том, чтобы придать русскому языку статус пусть даже не на государственном, но хотя бы на региональном уровне.

Эти попытки могли бы приобрести официальное завершение. Хотя это очень долгий процесс, но он бы, как следствие, придал возможность получать образование, информацию, развивать СМИ и получать финансирование не только за счет России, но и за счет тех стран, в которых это решение было бы принято. Потребность в этом колоссальная, и не только туристов, но и тех людей, которые там проживают.

На мой взгляд, было бы интересно поработать над оформлением русской диаспоры. Мне всегда казалось, что мы отстаем от ряда других диаспор, которые более активны. Может, они более настойчивы в традиционном оформлении, в продвижении собственных интересов.

Можно было бы здесь предпринять определенные усилия для того, чтобы данного рода структура не просто заявила о себе, но и была знаковой, боролась за лидирующие позиции среди других диаспор.

Кстати, можно было бы содействовать их горизонтальному общению между собой, чтобы соотечественники вступали в контакт не опосредованно, через государственные институты власти, а между собой, налаживали связи, которые позволяли бы им решать многие вопросы бытового уровня, знаковые для каждого гражданина.

Можно было бы затронуть тему увеличения в том числе туристического притока. Можно было бы сформировать механизм, который существует уже в Европе, так называемую "карту". Есть " карта " словака, поляка, мадьяра, которая предоставляет упрощенную возможность пересечения границы для попадания на историческую родину.

Эта упрощенная безвизовая схема или схема при минимальных процедурах позволила бы многократно увеличить возможность пересечения границы в сторону России. Тем самым мы привлекли бы огромное число людей, которые далеки от понимания того, что реально происходит в России. Они стали бы проводниками тех новостей, тех событий, которые происходят в нашей стране, поскольку, как известно, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

Эта "карта" уже реализуется в некоторых государствах. Можно было бы поработать над ее созданием, но согласование этой процедуры требует достаточно высокого уровня. Поэтому, на мой взгляд, институт спецпредставителя как раз позволил бы сократить доведение информации до руководства страны между различными институтами, вовлеченными в процесс реализации этой инициативы.

Косачев: Я могу констатировать, что вы уже достаточно серьезно вникли в ткань того, чем вам предстоит заниматься. Я уверен, сейчас этими комментариями вы вызываете бурю эмоций у тех, кто нас слушает.

Что касается вопроса о статусе русского языка, есть сторонники того, чтобы биться за его региональный статус. Есть сторонники того, чтобы биться за официальный статус этого языка. Есть какие-то еще промежуточные решения.

Апеллируя к зарубежному опыту, вы сказали о "карте" соотечественника, или свидетельстве соотечественника. Многие предлагают идти этим путем, хотя до сих пор в нашем законодательстве такая возможность прописана достаточно нечетко. Она была прописана в предыдущей версии закона о соотечественниках, но не была реализована. В новой версии эта тема звучит еще менее отчетливо.

На мой взгляд, миссия спецпредставителя будет заключаться в том, чтобы в сложнейших ситуациях, не имеющих однозначного ответа, решения, где мы часто начинаем отступать назад в силу отсутствия однозначного решения, выстраивать, собирать "на кончиках пальцев" конструкцию, которая, с одной стороны, была бы удобна, комфортна для наших соотечественников, защищала бы их права, позволяла бы им реализовывать собственные и гуманитарные, и любые другие интересы, а с другой стороны, была бы комфортна и удобна для нас здесь, в России.

Например, вопрос упрощенной процедуры гражданства. Любой нормальный человек понимает, что соотечественники имеют право на режим упрощенного приобретения российского гражданства. Споров на этот счет практически не возникает.

Споры возникают в другом случае: а не будут ли пользоваться этой процедурой упрощенного получения гражданства, предназначенной для соотечественников, люди, которые соотечественниками не являются, но которые будут себя таковыми называть только ради того, чтобы получить эту форму?

Вот где возникают несовпадающие, пока еще не связанные между собой ниточки, которые, очевидно, и предстоит связывать вам как спецпредставителю президента. Могу сказать, что это тяжелейшая миссия, и уверен, что ее успехов будут ожидать десятки миллионов наших соотечественников.

Вы, наверное, уже стали смотреть эту работу и в разрезе по странам. Я знаю, что вы много занимались украинской темой. Украина, очевидно, находится в контексте работы соотечественников в собственной категории, потому что это государство, где проживает наибольшее число наших соотечественников - более 8 миллионов по официальной статистике, хотя здесь очень трудно говорить о каких-то точных цифрах.

Для наших слушателей, которые, может быть, не задумывались о цифрах, могу по памяти перечислить страны, где число наших соотечественников превышает миллион. Это Украина - порядка 8 миллионов, Казахстан - порядка 5 миллионов, США и Германия - более 3 миллионов.

Я недавно был в США, и наши соотечественники называли цифры 5-7 миллионов человек. Но официальная статистика говорит о 3 миллионах в США и в Германии, 2 миллионах в Индии. Эта цифра меня несколько удивляет, но она тоже часть нашей официальной статистики. И по 1 миллиону в Израиле и в Белоруссии.

Вот основные страны, где проживают российские соотечественники. Хотя, разумеется, иногда на слуху совершенно другие страны, где в абсолютных цифрах соотечественников гораздо меньше, но с точки зрения остроты проблем эта тема воспринимается гораздо громче. Например, это положение наших соотечественников в Эстонии либо в Латвии.

С вашей точки зрения, где в первую очередь должен появиться спецпредставитель президента? С какими соотечественниками вам предстоит встречаться с первых дней вашей работы?

Бабаков: Трудно определить приоритет, поскольку мы говорим с вами о соотечественниках. Если мы берем проблему, которая касается всех, согласен, что острота этой проблемы географически различается, но эта проблема все равно должна быть общей для всех, будь то упрощенная процедура получения гражданства или иные темы.

На мой взгляд, надо очень быстро и оперативно реагировать на ситуацию в тех государствах, где эта проблема стоит остро в негативном плане. Я не говорю, что вмешательство спецпредставителя президента решит проблему, но невмешательство принесет гораздо больше вреда, нежели пользы.

Если мы говорим о странах, в которых проживает достаточно большое количество наших соотечественников, большая компактность означает, что здесь большая концентрация, больший градус любой проблемы. Проблема из количественной переходит в качественную.

Здесь немаловажна позиция России и ее возможность донести свою позицию и реализовать ее на территории суверенного государства. Здесь очень важно проявлять не только деликатность, но и еще корректность в том, каким образом наша позиция будет доноситься.

Надо исходить из принципа уважения суверенитета, равноправного сотрудничества, что, кстати, Россия проявляет достаточно длительное время. Она в своей внешней политике демонстрирует готовность к сотрудничеству с любыми государствами и народами, которые воспринимают ее как равноценного партнера.

Мы никак не можем воспринять неадекватное отношение к России, и обратно. Мы должны понимать, что партнерское уважение любого государства или народа, который хочет с нами сотрудничать, означает, что мы воспринимаем его не просто как потенциального партнера, а как того, с кем мы готовы делить не только экономическое пространство, экономические проекты, но и культурные.

Если мы говорим о наших соотечественниках, то их концентрация в достаточно большом количестве означает, что мы играем большую роль и в экономике, и в культуре того государства, где присутствуют наши соотечественники. Нет ничего предосудительного, если мы усилим, обратим внимание на информационное обеспечение наших соотечественников, на их вовлечение в более глубокую интеграцию в те процессы, которые происходят в стране их нынешнего проживания.

Мы можем их поддерживать и радоваться их успехам не только в экономической, но и в политической сфере, где могут возникать общественные или политические движения, которые не противоречат конституциям государств, в которых это происходит.

В то же время это означает, что появляются в хорошем смысле лоббисты интересов России. Они непроизвольно будут связывать успехи в стране проживания с тем, что происходит в нашей стране, и будут без политизации смотреть на развитие отношений между нашими государствами.

Вы, когда возглавляли делегацию в Парламентской ассамблее Совета Европы, как руководитель сталкивались с тем, что многие наши оппоненты, которые выступали против того, что происходит в России, или давали оценку происходящему в России, были "зашорены", их субъективная оценка была явно политизирована, не имела никакого отношения к реальностям, которые происходили в стране.

В то же время поражала позиция тех авторитетных политиков, которые, несмотря ни на что, имели возможность посетить нашу страну, пообщаться не только с политиками, но и с простыми гражданами, собственными глазами убедиться в том, что многое из того, что говорится в западной прессе, не всегда соответствует реальному положению дел.

Когда они увидели своими глазами, посмотрели, ощутили это и вернулись на родину, они были лучшими адвокатами происходящего в России. Я уверен, что у наших соотечественников при определенной поддержке будет большая возможность участвовать в процессе объективной информационной оценки происходящего в России, чем у тех, кто не видел, не слышал, не знает. Работа подобного рода, на мой взгляд, крайне благодарна и получит поддержку наших граждан.

Косачев: Я хотел бы завершить нашу передачу выражением благодарности Александру Михайловичу как депутату Государственной думы, который вместе еще с 438 депутатами Государственной думы, то есть единогласно, проголосовал 19 июня за заявление Государственной думы в поддержку соотечественников, той работы, которая ведется в России, и в части, касающейся поддержки наших соотечественников за рубежом, и в части, касающейся содействия возвращению в Россию тех, кому это интересно.

Государственная дума приняла очень мощное однозначное заявление, речь там идет о моральной, политической и, не в последнюю очередь, ресурсной поддержке той работы, которой мы все вместе занимаемся и которой от нас ждут наши соотечественники.

Спасибо вам за то, что вы поддержали это заявление, и за то, что были с нами в этой студии.

Источник: "Голос России"

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test