От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

[Сайт РОСС] -> РОСС -> РОСС и СМИ -> Разговор с князем Александром Трубецким

Разговор с князем Александром Трубецким

altВо время проведения в Москве 7-8 октября 2010 года Всемирной тематической конференции «Вклад соотечественников в модернизацию России. Партнерское сотрудничество» мне довелось познакомиться и пообщаться с Александром Трубецким – князем, прямым потомком рода Трубецких.

Александр  Александрович, расскажите, пожалуйста, о себе, своих родителях,  какова история Вашего рода?

Я происхожу из знаменитого рода Трубецких, родился в 1947 году в Париже в семье русских эмигрантов – князя Александра Трубецкого и княгини Александры Голицыной. Свою родословную эти две фамилии ведут от литовского князя Гедимина, который происходил от Владимира Красное Солнышко. Правнук Гедимина Михаил получил в княжение город Трубчевск на Брянской земле, и его стали называть «князем Трубецким». 

Мой дед, Евгений Николаевич Трубецкой, был известным философом и профессором юридического факультета Московского университета. Мой отец учился в МГУ на юриста. А ректором МГУ был брат моего деда Сергей Николаевич Трубецкой. Он стал первым не назначенным, а именно избранным ректором МГУ, сторонником учреждения конституционной монархии. Второй брат деда Григорий Николаевич в годы Первой Мировой войны был посланником России в Сербии, одним из с тех, кто смог убедить Синод в 1918 году восстановить пост патриарха, который был ликвидирован Петром I, когда главой церкви был царь. Мой отец, Александр Евгеньевич, родился в Ярославле, и как и его отец хотел стать юристом, но когда началась Первая Мировая война, ему пришлось прервать обучение на юридическом факультете и пойти в офицерскую школу. Он окончил ее скорыми курсами и молодым офицером в начале 1915 г. попал на войну. Воевал против немцев, против австрийцев, участвовал в Брусиловском прорыве, заслужил ордена Святого Станислава III и II степени и Святой Анны III степени.

Когда началась революция в 1917 году, офицерский авторитет солдатами был растоптан. На глазах моего отца старшего полковника подняли на штыки, а его пощадили, поскольку какой-то революционный солдат за него заступился, и сказал: «Его не трогать, он хорошо обращается с нашим братом!». Только сорвали штабс-ротмистровские погоны. Потом мой отец перебрался в Москву. А после участия в провальной попытке спасения царской семьи, оказался в белой армии на юге России у Деникина, затем Врангеля. Отец эвакуировался в конце гражданской войны в Константинополь. Среди многих других эмигрантов оказался в Праге, где в те годы был основан филиал московского университета. Таким вот образом, после 7 лет войны, он закончил своё юридическое образование, затем переехал во Францию, где у него началась тяжёлая эмигрантская жизнь. Поскольку  российские дипломы не признавались, он пошёл в  таксисты и  проработал водителем сорок лет.

Моя мать Александра Михайловна Голицына родилась в Тульской губернии, была внучкой губернатора Москвы. Она была первым браком замужем за офицером царской гвардии Георгием Осоргиным. У них родилось двое детей, но очень вскоре Георгий был арестован и расстрелян в Соловках, и семья была выслана.Так они оказались в 1931 году во Франции. Здесь с ней отец и познакомился.

Моя жена, Екатерина Алексеевна, урожденная княжна родилась во Франции. Она наполовину русская, а наполовину грузинка. У нас четверо детей – три сына и одна дочь. Все они говорят по-русски.

Вы, родившись во Франции, тоже замечательно говорите по-русски без акцента

Русский язык – язык моего детства. Когда я пошел во французскую школу, то ни слова не мог связать по-французски. Возможно, поэтому я ненавидел эту школу всей душой, зато всегда охотно участвовал в самых разных русских кружках, постоянно интересовался Россией, русской историей.

— А кто Вы по образованию?

Я окончил школу бизнеса и менеджмента и всегда работал на французские экспортные фирмы. Сейчас я  создал свою компанию, занимающуюся консалтингом в сфере внешней торговли, возглавляю ассоциацию Диалог  «Франция-Россия». Поэтому у меня теперь много проектов, связанных с Россией.

— Сейчас во Франции, проходят массовые митинги. Как Вы оцениваете ситуацию?

В принципе они закончились и сейчас в целом все спокойно. Пресса как всегда сильно преувеличивает. И на сегодняшний день основная проблема – поиск бензина. Парламентом принята непопулярная пенсионная реформа, которая продлевает стаж работы для выхода на пенсию до 62 лет.  В Европе в наше время  62 года – это работоспособные, полные сил люди. В Германии например, на пенсию выходят в 67 лет, что вполне приемлемо.

— А как Вы отреагировали на события в Кыргызстане в апреле и июне этого года?

Информацию о событиях в Вашей стране я получал через российскую прессу, западная пресса их мало озвучивала, конечно, очень мало. Особенно во время страшных ошских событий, когда погибло огромное количество людей.

— К нас в стране за последние 5 лет прошло две революции по мнению одних и два переворота по мнению других. В каком случае революция может быть оправдана и что в Вашем понимании переворот, а что революция?

Философ Иван Ильин говорил, что для революции могут быть политические, экономические мотивы, но для этого в основу всегда ложатся  духовные причины, при этом необязательно религиозные. Когда население не верит в будущее, теряется духовная надежда. Такое положение может и стать инициатором тяжелых событий. Особенно когда затронуты этнические чувства, региональные – север-юг.

— Вы возглавляете Ассоциацию «Франция-Россия», а какими могут быть формы сотрудничества между Францией и Кыргызстаном?

Я работал со многими странами мира и в Южной Америке, и в США, и в Африке, и в Европе. Поэтому я уверен, при желании нет страны, с которой было бы невозможно сближение сотрудничества.

— А такое нестабильное положение в Кыргызстане как сейчас Вас не пугает?

Мне суждено было пережить гражданскую войну в Ливане в 1975 году. Когда находишься в ситуации нестабильности, все зависит от подхода самого человека. Все зависит от предприимчивости человека, это не вопрос смелости или трусости. Другой вопрос, что когда существует политическая нестабильность, то сложно вести экономическую деятельность, особенно в банковской и промышленной сферах. В остальном – можно вести диалог и налаживать партнерские отношения.

— Какие будут Ваши пожелания российским соотечественникам спешно покидающих Кыргызстан

Для многих соотечественников русского происхождения, родившихся в Киргизии, это тяжелый момент и не только в материальном плане. Мои родители вынуждены были покинуть свою Родину. Мне отец всегда говорил: «Твоя Родина – Франция, она нас приняла, ты здесь родился, а Россия – твое Отечество», эту философию я прививаю и своим детям. Я думаю, всем им придется познакомиться с таким понятием. 

- Ваши пожелания Кыргызстану и нашим соотечественникам

Мне как русскому человеку, хочется пожелать Кыргызстану политического мира.  И думаю, определяя стратегического партнера вашему руководству страны необходимо понять, что в геополитическом положении, исторически и по менталитету Россия намного ближе чем Америка или какая-либо другая страна. Многонациональному народу желаю сохранить этническое равновесие, мира и благополучия.

 

Беседовал Александр Иванов, председатель Русского объединительного союза соотечественников (РОСС)

 
test