От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

"Узбекские" территории в Санкт-Петербурге
Категория: Соотечественники Дата и время публикации: 09.04.2012 18:55

alt

Если верить самим узбекам, в городе живут несколько сот тысяч выходцев из Узбекистана. Чувство национальной идентичности, проблемы с документами и нежелание сталкиваться с официальными властями заставляют мигрантов строить «систему самообслуживания» — открывать свои кафе и рестораны, узбекские детсады, проводить гастроли своих звезд.

 

«Инфраструктура складывалась пять лет, — говорит глава «Межрегионального центра образования мигрантов» Махсуд Абдужаббаров. — Это общепит и пассажирские перевозки, автомастерские и мойки. Работают цеха по производству лепешек и самсы — продукцию развозят по крупным предприятиям, где работают узбеки. Есть магазины с товарами из Узбекистана. Есть свои врачи, кредитные организации, промоутерские фирмы, которые привозят артистов из Узбекистана, служба знакомств, газета, агентство по аренде. В планах — ЧОПы, адвокатская контора».

ОБЩЕПИТ

«Если в узбекское кафе ходят узбеки, значит, здесь хорошо готовят», — хвалится Валишер Хайдаров, хозяин чайханы на Васильевском острове. Рядом сидит соучредитель — Алиджан Хайдаров, председатель общества сооте-чественников Узбекистана «Умид». На стене — национальные халаты и музыкальные инструменты.

«Кто работает в чайхане? В основном выходцы из Узбекистана, — рассказывает Валишер. — Приглашаем россиян — но не идут. Я возьму на работу и вьетнамца, если он вкусно готовит. В суши-барах, думаешь, японцы работают? Там половина узбеков».

В родном Узбекистане Валишер преподавал русский язык. Да и здесь до ресторанного бизнеса перепробовал много профессий — работал и грузчиком, и дворником.

«Юлдуз» («Звезда») не единственная чайхана у Хайдаровых. На острове есть еще кафе «Жахан» («Вселенная»). Самые популярные блюда у узбеков — лагман, плов, казан-кебаб.

Спиртное здесь не продают принципиально. «У нас старейшины — частые гости, а они алкоголь не одобряют. Если, не дай бог, они узнают, то по головке не погладят. Большой стыд, тем более для представителя и главы диаспоры».

У Валишера звонит телефон. Судя по разговору, звонят из Узбекистана, просят помочь с работой в России. «Кто? Переводчик? Пусть обучится рабочей специальности — сантехник, слесарь, автоэлектрик». Валишер прощается и уже мне объясняет: «Мы же диаспора, вот и звонят».

СМИ

В середине марта вышел сороковой номер газеты для выходцев из Средней Азии «Туран». Ее учредил российский предприниматель Игорь Белоусов, главным редактором стал мигрант из Киргизии Махмут Маматмуминов. Помимо «Турана» в городе выходит еще газета для мигрантов — «Петербург.Уз».

В «Туране» шесть страниц на русском языке, шесть — на узбекском (немного новостей на таджикском). Два редактора, три корреспондента и два переводчика.

Зарабатывает газета за счет рекламы. Клиенты — фирмы, занимающиеся денежными переводами, международными переговорами, узбекские магазины.

Газета распространяется бесплатно в диаспорах, УФМС, Доме национальностей, доходных домах, на стройках. Раздают ее и около мечети.

«Наша аудитория — это мигранты из Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана, — говорит выпускающий редактор Марина Мельник. — Читателям от 19 до 60 лет, в основном приехали в Петербург на время. Их основные проблемы — регистрация, поиск работы, аренда жилья, выстраивание отношений с местными жителями, интеграция детей в общество. Читатели звонят в редакцию не часто — они по 15 часов в день на стройке».

«Я не часть этого мира, а просто человек, который им помогает, — продолжает Марина Мельник. — Что меня поразило за время работы в газете? Что по 10-20 человек живет в одной квартире. Что узбек порой обманывает узбека. Что человек с высшим образованием таскает кирпичи за копейки».

ОБРАЗОВАНИЕ

Ни уполномоченный по правам ребенка в Петербурге Светлана Агапитова, ни начальник миграционной службы Елена Дунаева не знают, сколько на самом деле детей мигрантов живет в городе. Есть данные комитета по образованию — в детские сады ходят 1083 ребенка-иностранца, в школы — 7836, но это лишь часть общей картины.

О некоторых неучтенных детях рассказывает Махсуд Абдужаббаров: «Некоторые мужчины стали привозить с собой семьи. Маленькие дети приезжают с мамами или уже рождаются в Петербурге».

Появился спрос на узбекские детские сады. Сейчас, по данным Махсуда Абдужаббарова, в Петербурге семь таких детсадов. Сад — это трех-, четырехкомнатные квартиры в жилых домах, взятые в длительную аренду. Два садика расположены в частных домах. Плата за месяц — шесть-восемь тысяч рублей.

Образовательную часть в садах, по мнению Абдужаббарова, следует «поднимать», нужно готовить детей к российской школе. Надежду дает то, что в последние годы в город приехало много бывших учителей и воспитательниц.

«Все эти детские сады с точки зрения российского законодательства абсолютно незаконны, — продолжает Махсуд Абдужаббаров. — Работа с детьми требует лицензирования, есть жесткие СанПины, поэтому организовать легальный частный детский сад очень трудно. Если придет проверка, то женщина скажет, что присматривает за детьми своей родни и друзей. Родители детей это подтвердят. Да оно так и есть».

КУЛЬТУРА

На концерт звезды узбекской эстрады Озодбека Назарбекова в «Гигант-холле» зрители начинают приходить за два часа. Все одеты празднично.

Концерт задерживается, но никакого недовольства. Бармены скучают — узбеки в основном заказывают газировку, лишь изредка — водку.

«Я рад, что вы отдохнете, подумаете о родине», — Назарбеков наконец выходит на сцену. Через три песни все уже танцуют. Через шесть это уже напоминает народные гуляния.

У Зафара Ходжимухамедова этот концерт — шестнадцатый. Его компания «Азия» уже пять лет организует гастроли узбекских звезд в Петербурге. Сам Зафар перебрался сюда 12 лет назад, работал в строительстве, потом перешел в концертный бизнес. Первой пригласил Иулдуз Усманову в 2007 году — и собрал полный зал — 500 человек.

«Иногда просто дарю билеты, — говорит Зафар, — предлагаю соотечественникам, занятым в ЖКХ, или передаю в самолеты, чтобы их вручали прилетающим».

МЕДИЦИНА

Телефонный звонок в три часа ночи. Алишера Ганиева просят срочно приехать – на стройке с третьего этажа упал узбек. Врач поднимается и едет.

Ганиев практикует в Северной столице уже семь лет – председателя областной медицинской комиссии из Самарканда позвали работать в Петербург. Сейчас он консультирует в государственной клинике и работает в частном центре дерматологом (19 лет заведовал КВД). Там он принимает всех, к землякам едет сам.

Новость о том, что врач Ганиев приехал в Петербург, быстро распространилась среди соотечественников (Алишер не единственный узбекский лекарь в Петербурге). Он показывает лист, исписанный именами и телефонами пациентов. Большинство из них – трудовые мигранты.

Сегодня он едет к женщине с межпозвоночной грыжей. «Чем обычно болеют? ОРЗ, пневмония», — говорит врач. Из-за сырости и плохого питания на второй год приезжие обычно начинают болеть.

Дважды он сопровождал на самолете больных из Петербурга в Узбекистан. И узбек, которого сбила машина, и узбечка, на которую напали наркоманы, умерли на родине.

ПРИЧИНЫ

«Узбеки не смогли влиться в существующую инфраструктуру. Во-первых, она на них не рассчитана: в детские сады очередь из русских, в больницах то же самое, — рассуждает Махсуд Абдужаббаров. — Во-вторых, много мигрантов с фиктивными документами. Они не могут пойти в официальные учреждения. Кроме того, не знают, где, что, кому и как полагается».

Поэтому узбеки обращаются к тем, кто ближе. Самаркандские едут в автосервис, где хозяин из Самарканда, ташкентские — где из Ташкента. По словам промоутера Зафара Ходжимухамедова, выходцы из Узбекистана занимаются в Петербурге разными видами бизнеса, среди них есть научные сотрудники и муниципальные депутаты.

«Инфраструктура, которую создают выходцы из Узбекистана, не альтернатива существующей, она дополнительная, – уверен Даниил Александров, замдиректора по науке факультета социологии петербургского филиала ВШЭ, - Если мы заболели, то обычно идем к знакомому врачу — выходцы из Узбекистана действуют так же. Детские сады есть не только у узбеков. В Петербурге работают немецкие и еврейские детсады, а в Москве при компаниях создаются группы для детей сотрудников. Проведенные нами исследования свидетельствуют, что мигранты нацелены на интеграцию. Родители-иностранцы не хотят, чтобы в классе были еще дети мигрантов, — хотят, чтобы их дети адаптировались в обществе и учили русский. Им не нужен здесь маленький Узбекистан или Азербайджан».

Сколько в Петербурге детей-мигрантов?

Социологи петербургского филиала Высшей школы экономики уже четвертый год исследуют положение детей мигрантов в Петербурге. «МР» узнал, что нового в этой сфере.

В этот раз ученые исследовали категорию «дети без гражданства РФ». По официальной статистике, таких в прошлом учебном году обучалось 8259 человек — это около 2,3% от всех школьников Петербурга.

Из опрошенных 278 учеников, которые по спискам школ числились негражданами РФ, 58 заявили, что они вполне себе граждане России. Каждый четвертый ребенок без гражданства РФ считает русский язык своим родным языком.

Дети мигрантов распределены по учебным заведениям неравномерно. В Петербурге работает 91 школа, где учатся от 20 до 87 представителей других государств, в пяти школах доля неграждан РФ превышает 15%. Районы, в которых есть три и более школы с высокой долей детей мигрантов (выше 10%), — Невский, Адмиралтейский, Центральный и Петроградский.

Большинство петербургских школьников-иностранцев родились в Закавказье (Азербайджан, Армения, Грузия) – 61% , на Украине и в Белоруссии – 20%, а в Средней Азии (Узбекистан, Таджикистан, Киргизия) – 18%. Значительная часть детей мигрантов родилась в России. Учителя и сотрудники районных отделов образования отмечают: детей, не знающих русского языка, больше приезжает из Средней Азии. До 40% школьников-армян и азербайджанцев родились в Петербурге, только 20-25% приехали в город в возрасте старше 7 лет. Для школьников из Средней Азии соотношение обратное: 70% приехали в Петербург, когда им было уже 7 лет и более.

Внутри школ отношения между детьми строятся не по этническому признаку, хотя дети мигрантов немного чаще дружат друг с другом.

Успеваемость детей мигрантов такая же, как в среднем по классу (отметки ниже, если дети переехали в Россию после 7 лет). Заметно хуже оценки только по русскому языку.

Спортом все дети интересуются одинаково вне зависимости от национальности, но мигранты чаще предпочитают единоборства.

Наиболее популярные профессии у детей-неграждан — это врач, юрист, полицейский. Для детей-граждан актуальны профессии дизайнера, программиста, психолога, актера, экономиста.

В 2011 году в городском бюджете впервые выделены средства на оплату труда учителей для дополнительных занятий русским языком с детьми-иностранцами.

По данным комитета по образованию, в прошлом учебном году для 2,9% петербургских школьников русский был неродным языком. По данным ВШЭ, эта цифра выше — 8,5%.

Районы,  где живут узбеки:

  • Адмиралтейский
  • Василеостровский
  • Выборгский
  • Кировский
  • Московский
  • Невский
  • Петроградский
  • Приморский
  • Фрунзенский
  • Центральный

Источник: Мой район, Санкт-Петербург

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test