От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Испытание кыргызским
Категория: Языковая политика Дата и время публикации: 02.04.2012 14:47

alt

Что делать русскому человеку, у которого есть понимание: знать государственный язык страны, где родился и вырос, - гораздо лучше, чем его не знать? И есть желание этим языком овладеть? Ответ, казалось бы, очевиден: бери да овладевай!


Первый раз желание выучить кыргызский пришло ко мне в 1990 году. Перед самым распадом Союза. В русских школах нашей (тогда ещё союзной) республики кыргызский язык в то время не изучали, мои школьные друзья-подруги разговаривали между собой только по-русски…

А летом 1990 года, вернувшись на родину после окончания российского вуза, я слегка позавидовала кое-кому из бывших одноклассников. Тем, кто отучился в здешних институтах (университет в ту пору в Бишкеке (Фрунзе) был всего один - Кыргызский государственный). Позавидовала тому, что, получая высшее образование, они в обязательном порядке изучали кыргызский язык.

- Ну и что толку? - пожимала плечами бывшая соседка по парте. - Думаешь, я что-то усвоила? В дипломе четвёрка по кыргызскому стоит, чтобы общую картину не портить. Ну несколько слов по-кыргызски я тебе скажу, кое-что из грамматики могу вспомнить. Разве это называется "выучила"?

К жалобе соседки по парте я отнеслась скептически. Она и в школе-то не отличалась особой усидчивостью и способностью к языкам. А я же - совсем другое дело! Английский и в школе, и в вузе шёл на ура, и сейчас, даже без языковой практики, на примитивном уровне вполне смогу объясниться с англоязычным собеседником. Болгарский за университетские полгода изучила настолько, что весь последующий год принимала участие в межвузовских олимпиадах. Даже мёртвая латынь в университете давалась без особого труда.

"Хочу учить кыргызский, - сказала я себе. - Хочу - и выучу, в чём проблема-то?".

На моём первом во Фрунзе месте работы этого порыва как-то не оценили. Зачем, мол, тебе это надо? Мы, кыргызы, разве твой русский не понимаем? Разве сами не по-русски разговариваем?

Я начала объяснять. Пять лет общалась с филологической интеллигенцией в далёком сибирском городе Кемерово. Произведения Чингиза Айтматова мы не только изучали на занятиях по современной русской (!) литературе, но и разбирали на всевозможных литературных вечерах.

Моя любимая преподавательница Кемеровского университета как-то призналась, что айтматовская "Плаха" - натуральным образом её настольная книга и что она гордится, что её народ дал миру такого писателя…
- Не ваш народ, - поправила её я, переполняемая гордостью за свою причастность (хоть и не принадлежность) к кыргызскому народу. - Не ваш, а НАШ. В смысле - МОЙ. Потому что я, хоть и русская, никогда и ни на что не променяю свою родину - Кыргызстан.

- Да? - с недоверием посмотрели на меня коллеги. - Ну учи, учи язык, кто ж тебе не даёт? Со следующего месяца как раз у нас курсы организуют.

Учить кыргызский язык тогда никто никого не заставлял. Так что, кроме меня, на курсы записались ещё два-три таких же молодых энтузиаста. Твёрдо намерившиеся во что бы то ни стало овладеть им до достаточного для общения уровня.
Первый раз мы, курсисты, недоумённо переглянулись, когда узнали, кто к нам назначен преподавателем. Очень хороший человек, блестящий специалист в области мировой литературы (насколько я могу судить)… Но абсолютно "никакой" специалист в области методики преподавания кыргызского языка. И, что самое интересное, по национальности татарин.
Не ловите меня на слове, не обвиняйте в разжигании межнациональной розни! Никогда ничего не имела против татар (как, впрочем, и против представителей любой другой национальности). Но отчего-то мне всё-таки казалось, что учить кыргызскому языку меня должен кыргыз. И не только мне так казалось, между прочим.

Руководство нас, курсистов, успокоило: этот человек, мол, язык знает. Ну, не в совершенстве, конечно, а, скажем так, на НОРМАЛЬНОМ уровне. А вы, мол, разве в переводчики готовитесь? Вам разве недостаточно владения кыргызским на бытовом уровне?

Лично мне в принципе достаточно. Так что приступили к занятиям.

- Ринат Равильевич, - спрашивали мы преподавателя, - а как будет по-кыргызски… Неважно что. Потому что слова назывались самые разные. На некоторые вопросы он отвечал. Другие ставили его в тупик, заставляли морщить лоб, чесать затылок, листать словарь и в конце концов с лёгким раздражением отсылать любопытных к "первоисточнику": "Вот встретите на улице какую-нибудь кыргызскую бабушку, через дорогу её переведёте - а она в благодарность переведёт вам всё, о чём вы меня пытаете".

Занятия кыргызским у нас строились по накатанной схеме: преподаватель пишет на доске некий текст. А мы, вооружившись кыргызско-русскими словарями Юдахина, честно и самостоятельно пытаемся докопаться до сути написанного… И так - три раза в неделю в течение полугода.

Через полгода до меня стало доходить: а время-то потрачено зря! С чем я пришла когда-то к Ринату Равильевичу, тот же скудненький багаж знаний от него и унесу. Кроме фразы "Менин атым Оля" - ничего я, в общем-то, по-кыргызски не выучила.

Прошло целое десятилетие. И в 2000 году за дружеским застольем, в присутствии хорошей знакомой Гульмиры (школьной учительницы кыргызского языка) я обмолвилась: давно, дескать, хочу язык выучить, но не получается почему-то.

У Гульмиры загорелись глаза: "А как ты учила? Где?". Там-то и так-то. "Это всё фигня, - чисто по-русски вынесла вердикт Гульмира. - Так иностранные языки не учат. Чтобы выучить, надо погрузиться в среду". - "Где же я тебе среду-то найду? В село уехать возможности нет". - "И не надо в село. Я буду каждый вечер к тебе в гости приходить. Чай пить, болтать о том о сём. Но уговор: только по-кыргызски, по-русски не слова!".

Соглашаясь, я не думала, что это будет ТАК. Что милая, добрая хохотушка Гульмирка, какой я её знала до сих пор, вдруг превратится в холодного, бездушного робота, металлическим голосом твердящего мне раз по тридцать одно и то же - чего я всё равно, хоть убей, не понимаю…

- Ты что, дура? - совершенно выбившись из сил, переходила она на русский. - Это же просто!
А я некстати вспоминала свой теперь уже имеющийся преподавательский опыт. В том числе и опыт преподавания русского языка как иностранного. Со студентами - непальцами, пакистанцами, марокканцами - мы делали это по-другому. Мы разбирали слово… В прямом смысле разбирали. И по составу, и по значению. Усваивали, где и как в русской речи можно это слово применить. Придумывали с ним предложения. Потом переходили к коротким рассказам.

- Может, - сказала наконец измученной Гульмире, - нам тоже лучше с азов начать? Как же я могу понять смысл того, о чём ты говоришь, если не знаю значения ни одного слова?

В ответ Гульмира произнесла классическую фразу (которую я, правда, за всю жизнь только от неё одной и слышала): "Если такая умная, уезжай в свою Россию".

На Гульмирку я не в обиде. Понимаю, что она это сказала сгоряча, в сердцах - как определили бы криминалисты, в состоянии аффекта. Однако кыргызским языком мы с ней больше не занимались.

Последнюю попытку выучить кыргызский я предприняла совсем недавно, чуть меньше двух лет назад. Дочка пошла в первый класс, уроки кыргызского языка практически каждый день, учебники, тетради…

- Будем учить вместе, - объявила я ребёнку. И для начала пролистала учебник. Удивительная картина! Какой бы иностранный язык до этого мне ни приходилось изучать, каким бы учебным пособием ни доводилось пользоваться - везде есть хотя бы минимум текста по-русски. А учебник кыргызского языка для первого класса средней школы с русским языком обучения был явно рассчитан на детей, которые языком на бытовом уровне уже владеют! У которых уже есть богатый словарный запас и которым сейчас надо заниматься исключительно грамматикой.

Дальше - больше. Дочь приносит домой переписанное с доски стихотворение (о том, что это стихотворение, догадываюсь по ритмике). Учительница велела выучить.

О чём стихотворение? Дочка говорит: не знаю. "Как же так не знаешь? - я её даже поругала немного. - Наверняка отвлеклась, плохо слушала, когда учительница на уроке его переводила".

Оказывается, мой ребёнок не соврал. Учительница кыргызского языка сама на следующий день подтвердила: "Я им не давала перевод. Зачем? Они всё равно не запомнят, а записать не успеют".

Не знаю, кому как, а мне лично никогда не удавалось вызубрить текст, содержания которого я не понимаю. И дочке тоже не удалось. Вот вам и первая двойка по кыргызскому.

- Ничего, - утешила учительница. - До конца четверти ещё далеко. Надо просто дома побольше заниматься.
Да рады бы заниматься! Если бы у меня дома был хоть один кыргызоговорящий член семьи, я бы, возможно, заставила ребёнка день и ночь с ним по-кыргызски общаться. В 6-7 лет учиться проще, чем в более солидном возрасте, может быть, ей бы в конце концов удалось то, что в своё время не вышло у меня. Но как, скажите на милость, нам ЗАНИМАТЬСЯ ДОМА?!

Ещё через неделю дочь принесла в дневнике задание: придумать сказку… На кыргызском языке. "Учительница сказала - длинную не надо. Примерно 10 предложений - и хватит".

Сказку мы в школу всё-таки отнесли. "Напрягли" по этому поводу одного знакомого писателя, который сам сначала пришёл в ужас: "Сказки я вообще никогда не сочинял! Тем более на кыргызском! Давайте я вам попытаюсь "Колобок" перевести".

Писатель получил тройку. Как-то неправильно выстроил пару оборотов. Ему я об этом не сказала - зачем зря  расстраивать известного человека? А дочке и тройки за глаза хватило: лишь бы не "неуд".

Но кыргызский язык она учить больше не хочет. Учит, конечно, по необходимости: куда деваться, в школе этот предмет никто не отменит. Иногда интересуюсь у неё: а как будет по-кыргызски… И она мне отвечает почти как незабвенный Ринат Равильевич: "Спроси лучше у Алтынай. У неё бабушка из села приехала - специально чтобы с внучкой по-кыргызски разговаривать. Родители-то у неё русскоязычные… Алтынай, наверное, знает".

Ольга КАЛИНИНА

Источник: газета «Дело №»

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test