От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Появится ли в России в обозримом будущем "русская партия"?
Категория: Взгляд со стороны Дата и время публикации: 28.03.2012 23:48

alt

В среде русской эмиграции был популярен такой анекдот: если русский эмигрант попадет на необитаемый остров, то, решив вопрос с пищей и крышей над головой, он построит два храма. Спрашивается: зачем два? Первый - для того, чтобы ходить в него, а второй - чтобы не ходить.


Православная церковь в зарубежье находилась в состоянии хронического раскола, и объединительные проекты завершались новыми конфликтами - в результате даже недавние единомышленники ходили в разные храмы, бойкотировали друг друга и обвиняли конкурентов то в ереси, то в черносотенстве, то в связях с ГПУ. Для многих церковных активистов первой волны эмиграции состояние постоянной полемики с противниками и восприятие батюшки из "чужого" храма как врага было обыденным делом.

Сходная тенденция исторически свойственна и российской партийной системе - это относится и к либералам, и к левым, и к националистам. У последних расколы начались еще в конце 80-х годов, когда скандально известное общество "Память" распалось на несколько враждующих группировок. Затем было немало других подобных историй, когда националисты обвиняли друг друга то в сотрудничестве с властями, то в пособничестве сионизму. Сейчас в ситуации либерализации партийной системы история повторяется. Лидеры радикального националистического движения "Русские" Александр Белов и Дмитрий Демушкин отказались участвовать в более умеренном партийном проекте Владимира Тора и Константина Крылова.

Впрочем, дело не только в межличностных проблемах. Тор и Крылов стремятся быть совместимыми с другими оппозиционерами. Они называют себя националдемократами, то есть официально признают ценность демократии. Произошло это вовсе не из-за неожиданно нахлынувшей волны идеализма - просто националисты, традиционно являвшиеся поклонниками "сильной руки", на собственном опыте ощутили, что эта рука готова притеснять не только либералов, но и их самих. А раз так, то да здравствует демократия - по крайней мере, пока националисты не пришли к власти. Кстати, национал-демократы отличаются повышенным вниманием к развитию местного самоуправления, видя в нем инструмент для изгнания "чужаков" (кавказцев, выходцев из Центральной Азии) из исконно русских городов. Так что современное либеральное понимание демократии как защиты прав меньшинств для националистов было и останется чуждым.

Сейчас национал-демократы пытаются выглядеть максимально респектабельными для того, чтобы сотрудничать с обычными демократами. Крылов и Тор выступали на митингах на Болотной площади и проспекте Сахарова. Их неплохо принимали, пока воспринимали как очередных участников протестного движения, но как только они демонстрировали свою идентичность, аудитория начинала выражать сильное недовольство, "опознавая" их как своих идеологических оппонентов.

Что же до Белова и Демушкина, то они выглядят для временных партнеров по оппозиции фигурами совсем уж неудобными, что связано с их слишком скандальной репутацией. Белову, создателю запрещенного ныне Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ), удалось выступить на больших московских митингах только один раз, да и то, когда на митинге на Болотной 4 февраля слово было предоставлено представителям каждой из трех идеологических составляющих протестного движения - левых, либералов и националистов. Причем ни у одной из сторон не было "права вето" на кандидатуру другой. А во время митинга на проспекте Сахарова Белову слова не дали - в результате немногочисленные радикал-националисты пытались спровоцировать беспорядки. Демушкина же, известного как лидера также запрещенного движения "Славянский союз" (с характерной аббревиатурой СС), к трибуне вообще не подпускали. В знак протеста он даже демонстративно покинул митинг на Новом Арбате. Впрочем, и Тор был членом ДПНИ, но не особенно светился перед телекамерами - так что грань между "солидными" и "маргинальными", умеренными и радикальными националистами весьма условна.

Каковы перспективы националистических партий? С одной стороны, у немалой части общества есть объективный запрос на национализм. С другой, как национал-демократы, так и национал-радикалы представляют лишь часть политиков, которые претендуют на симпатии этой части электората. Есть еще и Дмитрий Рогозин, и Алексей Навальный, которые куда более известны и перспективны, чем "профессиональные националисты". Есть Сергей Бабурин и другие деятели, которые могут попробовать свои силы в новой системе, когда для создания собственной партии достаточно будет собрать 500 единомышленников.

Так что националистов ждут и новые объединительные проекты, и новые расколы.

Алексей Макаркин

Источник: Профиль

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test