От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

По итогам визита Атамбаева в Москву
Категория: Политика Киргизии Дата и время публикации: 04.03.2012 17:44

alt

Возвратившись из Российской Федерации, президент КР «отчитался» перед соотечественниками о результатах своего визита в эфире государственного телеканала. Однако, кыргызскоязычное интервью Алмазбека Шаршеновича критично отличается от того, которое он дал русскоязычным каналам. Мы предлагаем вам перевод второй беседы президента (в сокращении). Вопросы Атамбаеву задавали глава ОТРК Кубат Оторбаев и директор ЭлТР Шайырбек Абдрахман уулу.

К. Оторбаев: — Ваша поездка в Россию совпала с предвыборным периодом в России. Какая там, на ваш взгляд, обстановка и отразилась ли она на поездке?

А. Атамбаев: — Ситуация в России мне почему-то напомнила 2005 год. В российском обществе витают мысли об уходе Путина. В эфире «Эхо Москвы» я сказал, что мы тоже в свое время думали, что если Акаев уйдет, все изменится, Кыргызстан поднимется. Но пришла власть хуже прежней… Поэтому, сказал я, надо думать, что делаете. Я думаю, что большинство граждан поддержит Владимира Владимировича Путина. Но какая-то группа людей требует демократических изменений. И меня удовлетворило, что руководители России — Путин и Медведев — поняли необходимость изменений. Власть делает шаги в этом направлении. Если бы наша прежняя власть в свое время поняла это…

Ш. Абдрахман уулу: — Кыргызстанцы переживают, каким будет наш третий президент. Хотелось бы услышать ваше мнение по этому поводу.

А. Атамбаев: — Я хочу открыто сказать, что не держусь за должность. Я отработаю положенные мне шесть лет, точнее, оставшиеся 5 лет и 9 месяцев… У меня только одна цель — объединить кыргызов. Сделать единое сильное государство. Мое желание, чтобы не президенты становились драконами, как в той притче, а Кыргызстан стал центральноазиатским драконом. С экономической и других сторон... Почему я всегда вспоминаю Манаса-ата, возвращаюсь к нашей истории? Кыргызы в свое время создали каганат, сегодня ему исполняется 1170 лет. Этот каганат начинался от Байкала, Томска, Красноярска и доходил до Тибета, охватывая Центральную Азию. Некогда владевшие такой большой территорией, сегодня кыргызы вынуждены существовать на маленьком клочке земли. Даже в маленьком Кыргызстане мы не можем ужиться. Поэтому я хочу пробудить честь и достоинство кыргызов и создать сильное государство.

К. Оторбаев: — Во время вашей поездки в Москву там был открыт памятник Манасу. Такой же памятник открыли в Бишкеке в прошлом году. Какова цель этих действий?

А. Атамбаев: — Во-первых, хочу отметить, что на памятники в Бишкеке и Москве из бюджета не было потрачено ни тыйына. Во-вторых, в Кыргызстане две беды — коррупция и манкуртизм. Мы забыли свою историю. Я всецело верю, что Манас-ата — не миф. Реальный Манас создал кыргызский каганат и объединил всех. А ведь тогда численность кыргызов была примерно 200 тысяч, максимум 300 тысяч человек... Возьмем, к примеру, его 40 «чоро» (дружинников). Самые известные из них — Чубак, Алманбет… и вот они как-то рассорились. Чубак говорит Алманбету: «Эй, ты, кытай (один из кыргызских родов), почему ты ведешь нас как главный?» Алманбет ему отвечает: «Ты сам-то откуда пришел? Из монголов же», намекая, что тот с Тибета… И вот, собрав такой отряд, наш Манас-ата создал большую орду, огромный каганат.

Поэтому я устанавливаю памятники Манасу, я об этом говорил и в Москве, чтобы российские руководители тоже слышали. Они со мной согласились, что установить памятник Манасу надо там, где он появился на свет, — на Алтае. Они согласились помочь и в этом… Нужно помнить, что мы возглавляли территорию от Сибири до Каспия. Не только сами были едины, но и объединяли другие народности. А сейчас, я надеюсь, Бог даст нам совести, и мы прекратим свои распри на маленькой территории. Кыргызы забыли, кто они есть. От аксакалов и политиков до самых молодых людей — все испортились. Сами не могут объединиться и делятся: на северных и южных, на ичкиликов и аркалыков… даже по селам делятся. Все эти беды от манкуртизма. Поэтому я хочу добиться введения уроков манасоведения. Хочу создать комиссию по истории из числа ученых, направить ее в разные стороны. Я дал задание правительству торжественно отметить 1170-летие каганата. Чтобы достичь светлого будущего, кыргызы должны знать свою историю… Мы сейчас думаем, что всегда жили на этой маленькой земле, среди гор. Это не так, не такие были кыргызы.

Ш. Абдрахман уулу: — Насколько мы знаем, в спорах Манас-ата всегда внимательно выслушивал все стороны и прилагал усилия для объединения. Вы сами какие меры принимаете, чтобы выслушать всех? Ведь оппозиционеры говорят, что их никто не слышит — ни президент, ни правительство…

А. Атамбаев: — Я всегда готов к беседе со всеми. Несомненно, оппозиция нужна для процветания государства. Но хорошо, если бы у нее были правильные мысли и дела. А я же вижу, что ее требования направлены на разделение кыргызов, кыргызстанцев и всей страны. Какие-то тайные или явные игры ведутся в этом направлении. Иногда они от русских исходят… Конечно, все это расстраивает, потому что сейчас главная задача — объединение Кыргызстана. Но некоторые люди готовы разделить страну для получения каких-то политических очков.

К. Оторбаев: — Раз уж речь зашла об оппозиции… В стране усилена борьба с коррупцией благодаря специальной службе при ГКНБ. Ходят слухи, что несколько дел возбуждены Генеральной прокуратурой. Оппозиция пользуется этим и заявляет, что Атамбаев ничем не отличается от Бакиева, поскольку все дела направлены на ее преследование.

А. Атамбаев: — Это все слухи. Как вы знаете, сейчас в парламент из Генпрокуратуры поступили документы только на одного депутата — Исхака Пирматова, члена правящей партии «Республика», а она не в оппозиции. Я открыто скажу той же прокуратуре или другим, что для меня лучше, когда такие ребята, как Камчи Ташиев, сидят в ЖК. У оппозиционеров должна быть возможность находиться в парламенте и иметь доступ к микрофону. Если честно, я даже прилагаю усилия, чтобы закрыть некоторые неприглядные дела оппозиции. Потому что, во-первых, хорошо, когда оппозиционеры сидят в Жогорку Кенеше, а во-вторых, не стоит на пустом месте лепить из них героев. Пусть говорят что хотят — народ сам всё взвесит. Вот я три месяца работаю, но чем дальше, тем больше люди задаются вопросом: куда Атамбаев приведет страну, что он сделает? У Атамбаева есть только одна мысль: даст Бог, Кыргызстан станет другим государством, не будет попрошайничать и клянчить у других. Чтобы в страну вернулось единство, как при Манасе-ата.

К. Оторбаев: — Как, на ваш взгляд, ведется борьба с коррупцией? Например, много разговоров вокруг компаний «Мегаком», «Аю»… и в связи с этим появляются слухи, что между Атамбаевым и Бабановым пробежала черная кошка. Ведь топ-менеджмент «Мегакома» и «Аю» — это люди, которые работали с Бабановым.

А. Атамбаев: — Президенту нужно, чтобы парламент и правительство работали устойчиво. Хоть мы и говорим, что у нас парламентская республика, я изучил Конституцию и отмечу, что парламентскую республику мы еще не создали. Сейчас парламентско-президентская или, наоборот, президентско-парламентская форма правления. У президента до сих пор «классные» полномочия. Если бы я не хотел работать с Бабановым, я бы открыто сказал: «Омурбек, мы не сработались, лучше уйди сам». И если бы я хотел расформировать правительство, это было бы легко сделать. Но для меня и для Кыргызстана лучше, когда правительство работает устойчиво. Пусть оно поработает хотя бы полгода-год, а потом посмотрим на результаты. Как говорят русские, цыплят по осени считают. Вот пусть до осени хотя бы поработают — там видно будет. А все разговоры: Атамбаев хочет сделать это, Атамбаев хочет сделать то… Если Атамбаев хочет что-то сделать, он делает это открыто. Я ведь тоже один из потомков Манас-ата. Я не люблю игры за спиной… Если компания «Аю» реализует водку без уплаты налогов, разве это правильно? В свое время в бюджет СССР поступало 34 процента от продажи алкогольной продукции, а сейчас в наш бюджет не поступает и трех процентов. Мне все равно, кто стоит за компанией. В Кыргызстане не должно быть неприкасаемых, будь то президент или премьер, спикер или депутат, судья или прокурор. Вор должен сидеть в тюрьме.

Ш. Абдрахман уулу: — Сейчас много говорят о возврате к Конституции 1993 года. Как вы на это смотрите?

А. Атамбаев: — По-моему, правильно будет внести изменения в нынешнюю Конституцию — тогда у нас получится настоящая парламентская республика. На прошедших выборах меня поддержали как северяне, так и южане. Я увидел, что чем больше проходит выборов, тем сильнее раскалывается Кыргызстан. Может, будет правильно, если президента у нас начнут выбирать как в Германии — делегаты какого-нибудь курултая. Мы же видим, что происходит, когда страной управляет одна личность. Даже пророк говорил, что он человек и может ошибаться… Кроме того, у кыргызов есть древний обычай избирать предводителя на общем совете. И если надо, не одного. Вы же знаете, что Манас-ата во время больших походов собирал аксакалов, своих 40 «чоро», полководцев и, посоветовавшись с ними, принимал решение. И вот посмотрите, в те времена кыргызы объединяли другие народы, а сейчас… Конечно, и раньше были «козкаманы» (в данном контексте: враг — по имени родственника Манаса, Козкамана, который хотел отравить его). Поэтому Манас-ата перед смертью завещал Каныкей-апа, чтобы она с ребенком бежала в Ташкент. Он говорил: «Меня свои же, кыргызы, истребят». Думая об этом, невольно расстраиваешься… Почему мы такие? Почему кыргызы готовы сожрать друг друга? Вот это нам и надо бы искоренить…

К. Оторбаев: — Во время визита в Москву вы говорили о двух военных базах. Они мешают развитию Кыргызстана?

А. Атамбаев: — Безусловно. Кыргызстан должна охранять своя армия, свои пограничники. Разве чья-то база будет нас защищать? А может быть, наоборот, когда-нибудь на нас нападет? У каждого государства ведь свои интересы… За прошедшие два года сколько у нас было споров, соглашений… Вот и на этот раз я с Путиным беседовал около двух часов, потом с Медведевым два часа говорил. Мы много спорили. Но Кыргызстан — независимое государство. Они должны свыкнуться с этим. В первую очередь мы сами должны это понять: не думать, что мы кого-то обидели, как к нам теперь отнесутся, и так далее... Мы не чьи-то рабы. Вы же знаете, что некоторые наши политики без стеснения берут у других стран деньги на президентские или парламентские выборы…

К. Оторбаев: — Судьба американской базы в «Манасе» после 2014 года практически решена. А что будет с российской базой в Канте?

А. Атамбаев: — За год до того как я стал президентом, срок ее пребывания был продлен на пять лет. Но я сказал русским, что они больше четырех лет не платили арендную плату. А это намного меньше чем платят американцы. И когда создавали эту базу, русские обещали обучать кыргызских летчиков, сделать то да се… Я сказал: «Эй, если соглашение подписано двумя сторонами, обе должны выполнять свои условия». Например, мы договорились, что будем оплачивать свет, воду, телефонные переговоры… такого нет нигде в мире. В прошлом году, например, мы заплатили 22 млн сомов, а база не выполнила ни одного из своих обязательств. Поэтому я и задал вопрос, нужна ли нам такая база? Я показал все документы и сказал, что так дело не пойдет. Сказал, что у них есть пять лет, пусть подумают… И потом, кыргызы… кыргызстанцы не должны быть для кого-то «подпоркой». Есть такая поговорка: «Кто не может прокормить свою армию, будет кормить чужую». Мы должны усилить и кормить свою армию. Долг за базу в Канте — около 15 млн долларов. Мы эти деньги полностью передадим Министерству обороны… Кыргызстан должен стать страной, которая способна сама себя прокормить и защитить. Например, в Дании живут пять миллионов человек, в Катаре — всего один миллион. А ведь они, если надо, оказывают помощь Евросоюзу… Нас пять с половиной миллионов. У нас есть все, кроме порядка, единства и спокойствия. Если, даст бог, народ это уяснит, если наступит спокойствие и порядок, если остановим воровство и разграбление, мы станем не хуже Катара.

Ш. Абдырахман уулу: — Алмазбек Шаршенович, что мы выиграем, а что проиграем, присоединившись к Единому экономическому пространству?

А. Атамбаев: — Во время переговоров о вступлении в Таможенный союз я предупреждал, что мы не будем выходить из ВТО. Как вы знаете, до конца нынешнего года в эту организацию вступит Россия, и, даст бог, Казахстан. Тогда нам будет значительно легче. Я говорил, что если мы вступим в Таможенный союз, по ряду позиций попросим послаблений. Ведь и Россия, вступая в ВТО, берет отсрочку по таким же позициям. В Кыргызстане сейчас четыре миллиона человек… ведь полтора миллиона на самом деле… ладно, пусть четыре с половиной миллиона… пять миллионов сейчас не выйдет — около миллиона граждан сейчас в других странах… Поднять до 200 миллионов будет очень легко… Нашим людям, работающим в России и Казахстане, мы будем оказывать прямую помощь. Например, они не могут устроиться на работу, мучаются, влачат жалкое существование. Если мы войдем в Единое экономическое пространство, в Таможенный союз, тогда им для устройства на работу не надо будет никакого разрешения. Будут обращаться напрямую. Если надо, смогут дом или участок купить. Мы же не можем сейчас обеспечить работой этот миллион человек, так хотя бы должны помочь им. Ежегодно они отправляют домой почти миллиард долларов. Как тратятся эти деньги — другой вопрос. По нашей информации, кто-то на торжества тратит... Но ведь люди работают, мучаются, страдают. Поэтому я отметил, что Манас — выходец из России, из Алтайского края, что Москву сохранили кыргызы…

Кто-то из журналистов: — Да, 28 кыргызов…

А. Атамбаев: — …И по радио я это сказал. Не только 28… Панфиловская дивизия была сформирована в Кыргызстане! Генерал Панфилов был военным комиссаром Киргизской ССР. Все это я напомнил москвичам: «Эй, не приставайте к нашим кыргызам! Раскройте глаза!» И то, что Манас с Алтая… есть ли там сейчас хоть один кыргыз? Надо же напомнить, что это были наши земли. А то видите, как некоторые кандидаты в президенты говорят, что азиаты нужны России только для того, чтобы улицы подметать. Этому кандидату я сказал, что он поклоняется деньгам. А слово «деньги» произошло от «теньга» — это наше слово, тюркское… Почему памятник Манасу-ата установлен в Москве? Потому что там сотни тысяч кыргызов. Живущие в Москве кыргызы в свое время сохранили Москву… Я не только к Путину и Медведеву, но и к простым москвичам обратился, чтобы к кыргызам у них было хорошее отношение. По радио и телевидению сказал. Это же я для миллиона наших парней и девушек говорю, чтобы русские на кыргызов другими глазами начали смотреть… Кто-то, может, думает, что я памятник Манасу для себя ставлю. Но я когда-нибудь уйду, а дух Манаса-ата будет помогать нашим джигитам в Москве, в Сибири… если понадобится, то и в Турции. Ведь границы кыргызского каганата были такие — от Сибири до Каспия. Кыргызы не должны быть манкуртами, но и другие должны знать, та же Россия, что Енисей — это Эне-Сай. Я уже не буду говорить про другие места... Почему мы, построив каганат, потом исчезли? Потому что до Манаса добрались свои же кыргызы-«козкаманы». А почему русские сохранились? Потому что когда приходил кто-нибудь сильный, они считали его русским.

Например, первый писатель Фонвизин — Фон Визин. Возьмите Пушкина — кем он был? Или Лермонтова... Гоголь — великий русский писатель из Украины. А кто расширил российские территории? Екатерина Великая — немецкая принцесса… Манас-ата создал каганат, но «козкаманы» добрались до его потомков Семетея и Сейтека, а в конце концов и до каганата. Теперь они хотят добить Кыргызстан...

К. Оторбаев: — Во время переговоров с Китаем много внимания уделяется проекту строительства железной дороги Кыргызстан—Узбекистан—Китай. Говорили, что в обмен на инвестиции отдадут месторождения, остается ли этот вариант в силе?

А. Атамбаев: — Я не позволю. Вы знаете, что министр Эсенаманов, который озвучил эту информацию, сейчас безработный. Мы никогда на такое не пойдем. Однако железная дорога нам нужна, поскольку связь севера с югом есть только через перевал Туя-Ашуу, и если с туннелем что-нибудь случится, то Кыргызстан (многозначительно кивает головой)… А если мы опоясаем Кыргызстан железной дорогой, то… Я главе правительства говорил, что параллельно с железной дорогой обязательно нужно проложить еще одну автомобильную. Нам надо крепко держать Кыргызстан… Поэтому мы выдвигаем условие: железная дорога должна опоясать всю страну. Сел ты на поезд в Кара-Суу и поехал в Нарын, на Иссык-Куль или в Бишкек... так и должно быть. Или, например, в Нарыне кто-то не может мясо продать — сел в поезд и поехал в Ош и Джалал-Абад, где цены на мясо высокие… А те, кто кричат, что железная дорога нам не нужна, хотят страну разделить. Но мы ведь с каждого вагона, который будет проходить по этой дороге, будем получать деньги. Вот Нарын сейчас получает дотации. А если надо будет, Нарын сможет приносить деньги в госбюджет. Кроме того, когда строятся дороги и мосты, Бог даст свои блага. Про это даже говорится в Коране и Хадисах: «Строить мосты и дороги — благое дело». И я не понимаю тех, кто противится этому. Я намерен закончить строительство железной дороги до конца срока.

К. Оторбаев: — Этот год объявлен годом семьи, мира, согласия и взаимного прощения. Что послужило толчком для принятия такого решения? И какие шаги должны предпринять для реализации вашего решения правительство и парламент?

А. Атамбаев: — Не надо надеяться на правительство или парламент. Каждый человек должен начать с себя, со своего дома, своей улицы. Если у него дома будет мир, если на улице, в селе будет мир, тогда и в Кыргызстане будет мир. А сидеть и ждать, что Атамбаев привезет в Андарак или в какое-то другое село мир и спокойствие, неправильно. За согласие в стране должен быть ответственным каждый кыргызстанец. Надо прекращать поджигать дома других этносов, если ваши дети подрались. Не должно быть такого, чтобы поджигатели не несли никакой ответственности. Когда ты поджигаешь чей-то дом, ты поджигаешь весь Кыргызстан... А когда говорим про семью, про взаимное прощение, то в первую очередь кыргызы должны понять: Кыргызстан — многонациональный дом. И если в этом доме не прекратятся распри, то никогда не будет спокойствия. Мы должны свыкнуться с чувством единой семьи. Если на то пошло, то и у нашего Манаса семья была многонациональная.

Каждый кыргызстанец должен быть дружным... и каждый человек, который живет в Кыргызстане, должен начать учить кыргызский язык. Поэтому какая бы школа ни была — русская, узбекская, таджикская, — кыргызский язык надо учить с первого класса. Ко мне приходят представители разных национальностей, говорят, что начали бы учить кыргызский язык, но нет учебников. Я сам хочу принять участие в выпуске такой книги, чтобы человек в 50–60 лет смог легко выучить язык… Хочу отметить еще одну вещь: некоторые политики негативно восприняли мои слова об удалении из паспорта графы «национальность». Дескать, нужно, чтобы кыргызы были записаны кыргызами, таджики — таджиками и т.д. Но ведь у этого нет будущего. Если человека, когда ему исполнилось 16 лет, начнут делить по национальному признаку, разве будет единство в стране? Я не сам пришел к этой мысли… Например, когда в Турции к власти пришел Ата-Тюрк, турков там было всего 30 процентов, а сейчас — 80. Поэтому мы всех должны записывать кыргызстанцами, гражданами Кыргызстана. Тогда мы станем единой сильной страной. А ответственными за все должны быть кыргызы.


Источник: Общественная телерадиовещательная корпорация Кыргызской Республики
Перевод: МК-Азия
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test