От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Кто мешает развитию киргизской государственности?
Категория: Киргизия Дата и время публикации: 29.02.2012 16:05

altНесмотря на то, что независимому Кыргызстану в 2011 году исполнилось всего 20 лет, история данного государства исчисляется столетиями. Как и подобает, привычный образ жизни сменяется конфликтами, социально-экономическими проблемами, кризисными периодами, однако со временем все встает на круги своя. Добавим, что современная Киргизия пока еще носит статус мультинационального государства, насчитывающего порядка 80 этносов, что дает ей право называться поликультурной страной.

Тем не менее, в истории кочевого народа, получившего государственность в 20 веке, имеются и темные стороны, которые негативно сказываются на этнокультурном имидже Киргизии. Свое начало, если говорить о двух последних столетиях, они берут в 1822-1842 годах. Именно этот период, когда киргизы периодически нападали на представителей других национальностей, тем самым борясь с Кокандским гнетом, можно назвать первой ласточкой конфликтности. Однако позже история расставила все на свои места. В середине 1860-х годов в Пишпек, где разместился в оборонительных целях русский промежуточный военный пост, стягиваются киргизские манапы Байтик и Корчу со своими джигитами, спустя время к ним присоединились чалаказаки. Эти первопоселенцы и основали первые строения будущего Бишкека (Пишпека). В 1868 году в Пишпек переселяются еще 50 русских семей. Первыми пишпекскими крестьянам становятся выходцы из Пензенской, Самарской, Воронежской и Тамбовской губерний России. Позже к ним присоединяются торговцы-узбеки из Ташкента и Намангана. К 1882 году на чуйских землях оседают дунгане (беженцы из Западного Китая).


1916 год: Колонизация или восстание киргизов против мобилизации?

На рубеже царской и советской эпох в стане киргизского народа разыгрался новый конфликт, который сейчас политики пытаются исказить через призму национализма. Речь идет о восстании 1916 года. Сегодня крупными государственными деятелями, историками, интеллигенцией предпринимаются попытки переписать историю. Речь идет, например, о высказываниях экс-руководителя администрации президента КР Эмильбека Каптагаева. Напомним, чиновник в 2011 году провел ряд встреч с киргизстанцами, на которых пытался убедить, что конфликт 1916 года – это попытка колонизировать кочевых кыргызов. К счастью, тезисы политика не  были услышаны интеллигенцией, и в стране не разразился очередной межэтнический скандал. Факты гласят, что на территории Средней Азии произошло восстание между азиатскими народами, населявшими регион, и российскими властями вкупе с семиреченскими казаками. Причиной восстания стала не колонизаторская политика России, а привлечение местного населения на тыловые работы. В итоге 4 июля 1916 года в Ходженте Самаркандской области начались первые столкновения, быстро переросшие в среднеазиатский конфликт.

Спустя две недели в регионе было объявлено военное положение. Немалую роль в разжигании кыргызско-русской розни сыграли турецкая и немецкая агентура, оккупировавшая Кашгар. Восстание приобрело ужасающий характер: недовольные приказом России о мобилизации киргизы сожгли десятки хуторов, населенных славянами, убивали людей сотнями. Только в Пржевальском уезде было убито почти 3,5 тысячи человек. Восставшие уродовали тела своих жертв, варварски обращались с пленниками. Однако позже мятеж удалось подавить. В регион было направлено 30-тысячное войско. Полностью порядок в Средней Азии был восстановлен к январю 1917 года. Естественно, что действия России носили обоюдно жестокий характер, равно как и действия восставших в июле туземцев. К слову, последние вынуждены были бежать, понимая, что представители славянского этноса будут мстить за зверские преступления. Движущей силой восстания стали необразованные сельские жители. Именно они, боясь расправы, массово бежали в Китай. Период постконфликтной миграции историки окрестили «Большим исходом». Интеллигенция же понимала все тонкости конфликта, что и помогло безболезненно заживить «раны» от межэтнических распрей между киргизами и русскими. Со временем межэтнические отношения начали крепнуть, а Киргизия, к тому времени ставшая полноценным государством, - развиваться в мультикультурном направлении. Во власть начали приходить не только представители славянских национальностей, но и коренные жители. 20-40-е годы двадцатого столетия стали расцветом культуры, письменности основных народов, населявших Киргизию. Позже киргизов, узбеков, казахов, русских, украинцев и другие национальности сплотила пришедшая на Советскую землю беда – Великая отечественная война 1941-1945 годов. На защиту Родины шли все, невзирая на национальность. Независимо от этноса они гибли под пулями.
Ош 1990 год: начало трагедии

Спокойствие в межнациональных отношениях длилось до начала 90-х годов, пока на юге Кыргызстана не разразился киргизско-узбекский конфликт. Первой «ласточкой» стали рядовые студенческие стычки между киргизами и узбеками в южных городах Джалал-Абад, Ош и Узген. Именно они впоследствии, по данным эксперта Нурбека Омуралиева, и привели к росту конфликтных настроений. В итоге к весне 1990 года в стране возникло несколько общественных движений, требовавших как политических, так и социальных реформ. Этот период ознаменован подъемом национального самосознания как киргизов, так и узбеков. К сожалению, именно стремление утвердить себя как этнос и привело южан к столкновениям.

Драма разыгралась 4 июня 1990 года на поле колхоза имени Ленина. Ей предшествовали митинги во Фрунзе, Оше и Джалал-Абаде. Люди, материальное положение которых ухудшалось, в мае начали требовать выделить им земли. Если в столице этот «фокус» не прошел, то в Оше митингующим пошли навстречу. В это время в южной столице набрали обороты два общественных движения – узбекское «Адолат» и киргизское «Ош аймагы». В этом же месяце группа узбекских аксакалов обратилась к властям (Нишанову и Масалиеву) с просьбой рассмотреть вопрос об автономии на территории Киргизии. Однако своего им добиться не удалось. Меж тем, представителям киргизской национальности решить земельный вопрос удается. Им выделяют под застройку земли колхоза имени Ленина, на что узбеки реагируют крайне негативно. В итоге 4 июня на поле спорного колхоза сходятся порядка 10 тысяч узбеков и около 1,5 тысяч киргизов, завязывается драка, перерастающая в уличные беспорядки. И те, и другие жгут дома друг друга, убивают представителей неприязненного этноса, насилуют женщин. Пиком конфликта становится 7 июня. На помощь этническим узбекам спешат жители прилегающих узбекских сел и городов, однако на подходе к Ошу их удается остановить силами введенных в город военных подразделений российских десантников. Официально конфликт унес жизни 1200 человек, другие же данные говорят о десятках тысяч жертв.

Получается, что новый этап становления киргизской государственности оборачивается конфликтом, раны от которого затягиваются с трудом и десятилетиями. Именно в тот период надламываются некогда братские отношения между киргизами и узбеками, которые в будущем еще не раз вспомнят о событиях тех июньских дней. Меж тем, власти пытаются найти оправдание собственного бездействия и того, что ими был допущен конфликт, «переводя стрелки» на Москву. И снова к урегулированию ситуации и примирению сторон были привлечены представители интеллигенции, например, всемирно известный писатель Чингиз Айтматов, лично выезжавший в Ош для бесед с населением.
Свет в конце тоннеля

31 августа 1991 года Кыргызстан обретает независимость, тем самым открывая новую страницу в истории государства. К власти начинают приходить преимущественно представители титульной нации, однако во многих ведомствах руководящие посты удается занять и национальным меньшинствам. Государство берет курс на развитие демократии, что автоматически развязывает руки этносам, готовым проявить себя во всем. Национализм как явление сбавляет обороты. Практически до начала 2000-х годов в Кыргызстане население чувствует себя комфортно и прекрасно уживается друг с другом, пока в страну не приходят миграционные настроения. Киргизию покидают в основном славяне. «Утечка мозгов» приводит к новой проблеме – проявлениям национального самосознания, шовинистическому поведению некоторых политиков, провозглашающих, что «Кыргызстан – только для кыргызов». Однако масштабы этой проблемы не представляют серьезной угрозы для общества. Более того, русский язык остается основным в обиходе киргизстанцев в статусе официального. В этот период и последующие 15-20 лет представителям нетитульной нации удается включиться в общеполитическую жизнь и показать себя на крупных государственных должностях. Так, довольно внушительный период у власти находится Борис Силаев, в тот период возглавлявший мэрию, а затем работавший в правительстве страны. За ним в парламент тянутся не только славяне, но и узбеки, дунгане, таджики, корейцы, многие из которых занимают позже свои ниши в бизнесе. Своеобразный рекорд для русскоязычных устанавливают Андрей Иордан, Николай Танаев и Игорь Чудинов, которые возглавляют кабинет министров с разницей в несколько лет. Работают в правительстве, парламенте, мэрии столицы и другие представители нацменьшинств – Андрей Филатов, Вячеслав Красиенко, депутаты Карамушкина, Байло, Гусаров, Скрипкина, Шин. В стране также появляется своеобразная тенденция – первыми леди становятся представительницы нетитульной нации - русская Татьяна Бакиева и татарка Раиса Атамбаева.

Дунгане и турки мешают развитию государственности?

Спустя почти полтора десятилетия после ошских событий 90-го в страну приходит новая беда. На этот раз ее действующими лицами становятся жители села Искра близ Бишкека. В 2006 году, на момент, когда в селении разгорелся конфликт, населяли его в основном дунгане (90 процентов) и киргизы. Конфликт разрастается, казалось бы, из бытовой драки, произошедшей 31 января между киргизскими и дунганскими подростками, не поделившими место в компьютерном клубе. Уже к 4 февраля против этнического большинства в селе начинают выступления уступающие в численности киргизы, настаивавшие на выселении семей подростков, виновных в избиении юнцов титульной нации. В итоге 5 февраля недовольных обстреливают из огнестрельного оружия неизвестные. Этот поступок и стал «искрой», из которой возгорелось пламя. Киргизы стали поджигать дома дунган, избивать их. Последним ничего не оставалось, кроме как укрыться в местных мечетях. Порядок в селе был восстановлен через два дня, когда в населенный пункт вошли военные, усмирившие протестующие стороны слезоточивым газом. Всего в том конфликте пострадали 20 человек, 30 домов были сожжены.

Почвой для возникновения конфликта власти страны назвали экономические и социальные проблемы, с которыми столкнулось население. Пытаясь прикрыть межэтнический вопрос, общественность убеждали в том, что подобные стычки происходят в Киргизии чуть ли не каждый день. Действительно, после событий в Искре конфликты на почве национализма стали гораздо чаще вспыхивать на периферии. Слоган Аскара Акаева «Кыргызстан – наш общий дом» становился все менее актуальным, поскольку из страны вымывалась вся интеллигенция, которая ранее в силах была донести до населения принципы толерантности. В республике постепенно увеличивалось число молодежи, не охваченной системой образования и подверженной давлению национал-патриотов и шовинистов. Позже стало модным обвинять «колонизаторов» из России и прочих переселенцев во всех бедах, творящихся в республике. Это  принцип снова подтвердился через 4 года после дунгано-киргизского конфликта – при столкновениях в Маевке.
Существует несколько версий развития событий, однако каждая из них сходится в межэтнической подоплеке. Возможно, националистический сценарий разыгрывался специально, чтобы увеличить миграционный поток нацменьшинств из Киргизии. Очередной конфликт разгорелся 19 апреля 2010 под Бишкеком. Пришедшие из глубинки «революционеры» добрались до столицы с единственной целью – добиться классовой и социальной справедливости. Заключалась она в захвате пригодных для сельского хозяйства земель с целью их дальнейшего освоения и строительства на месте сельхозугодий глинобитных мазанок. Позже выяснилось, что у большинства прибывших в столицу внутренних мигрантов уже были земельные наделы в других областях, однако «революционеры» были настроены захватить и бишкекской земли. При реализации своих целей самозахватчики не гнушались ничем. Вечером 19 апреля они взяли в руки оружие и попросту пошли громить дома жителей села Маевка. Именно там компактно проживали этнические турки, занимавшиеся земледелием на протяжении последних десятилетий на арендуемых ими земельных участках. Турки стали главными жертвами того конфликта. В Маевке тогда запросто можно было отыскать дома, на которых красовались метки. По ним громившая Маевку молодежь ориентировалась, устанавливая дома жертв. Местный житель Мухаммед, давая интервью, рассказывал, что акция против этноса готовилась заранее. Примерно в 10-15 числах апреля по селу ходили люди и расспрашивали у сельчан, где проживают турки. В конфликте тогда пострадали десятки местных жителей, дома которых были сожжены или разграблены, скот похищен, а автомобили разбиты или угнаны. От рук националистов тогда погибли трое мужчин-турок.

- Захватчики, врывающиеся в наши дома и угоняющие наш скот, явно были в неадекватном состоянии. Среди них было много женщин, которые прямо в домах сельчан переодевались в отобранную одежду и забирали с собой все, что только могли унести, - описывал тот конфликт в беседе со мной житель Маевки Алик. - Но самым страшным для нас оказалась расправа над нашим соседом - 40-летним турком Каптаном Кариповым. Озверевшая толпа перерезала ему горло, исколола ножом все лицо и бросила умирать во дворе его дома, а из сорванной с него кофты соорудили флаг, привязав ее к палке и воткнув рядом с телом. За что пострадал мой сосед и друг? Ведь кавказские турки жили здесь десятилетиями - после того как их депортировали с Кавказа в 44 году...

От окончательной расправы сельчан спасло одно: боясь быть убитыми, они объединились, невзирая на национальность, и дали отпор нападавшим налетчикам. Среди тех, кто отстаивал село, были и русские, и турки, и киргизы. Тогда в борьбе с национализмом чаша перевесила в пользу интернационала. Вернувшись через год после трагедии в Маевку, мы убедились, что убийства не повлияли на миграционные настроения жителей села, лишь редкие воспоминания местных учителей напоминали о былом.

Ош 2010 год: вновь на старые грабли

Казалось бы, уроки прошлого должны учить население не допускать былых ошибок, однако ошибка 1990 года для жителей юга Киргизии не возымела действия. События 20-летней давности повторились в регионе почти со стопроцентным сходством в июне 2010-го года.   Предшествовал им митинг 19 мая в городе Джалал-Абад, участники которого выступили против главы узбекской диаспоры Кадыржана Батырова. Последнего обвинили в разжигании межнациональной розни, а также сожжении домов экс-президента Бакиева. Примерно на 20 дней стычки между населением прекратились, однако в ночь на 11 июня все началось по новой – с конфликта неподалеку от местного общежития, населенного преимущественно девушками-киргизками. Распространившиеся слухи гласили, что многие из них были изнасилованы парнями-узбеками. Это и спровоцировало волну народного гнева. За считанные часы в районе собралась толпа, которая и развязала конфликт. Уже к утру следующего дня в регионе было объявлено чрезвычайное положение, началась массовая мобилизация киргизской молодежи. Узбеки стали блокировать стратегические трассы и баррикадироваться в местах компактного проживания этноса. Ошскую и Джалал-Абадскую области охватила волна национализма, хаос. Разгневанным населением уничтожалось все, что могло принадлежать узбекам – торговые точки, дома, автомобили. Аналогично и со стороны нацменьшинств.

Официально межэтнический конфликт унес жизни около 400 человек. Однако альтернативные данные говорят о 3000 тысячах жертв. Взять под контроль ситуацию власти в лице Временного правительства смогли лишь после 14 июня. Ближе к 18 числу ситуация в регионе относительно стабилизировалась. Вновь оставалось лишь надеяться, что раны от братоубийственной войны залечит лишь время. Возможно, одну из ключевых ролей в примирении сыграла религия, причем не только мусульманская.

Постконфликтный юг нуждался в психологической помощи, а оказать ее могли лишь в мечетях, где старейшины активно начали проводить обряды примирения. Не остались в стороне и православные священнослужители, такие как отец Сергий. Именно он спас десятки киргизских, русских, уйгурских и узбекских жизней, приютив людей у себя в церкви в Джалал-Абаде, прикрывавшейся … российским флагом. Российский триколор стал символом защиты для многих, потерявших надежду на мир. Не так давно нам удалось побеседовать со священнослужителем. Он рассказал, что спустя полтора года после конфликта население вновь пришло к единственному выходу – примирению.
- Никаких противоречий и конфликтных ситуаций между представителями ислама и православия на юге Киргизии сегодня уже не существует, - отмечал отец Сергий. - Между нашими религиями всегда были добрые отношения и конфликтов на почве веры или национальности между верующими не возникало. В событиях, которые произошли на межнациональной почве между киргизами и узбеками в июне 2010 года, церковь и вера выступили звеньями, которые следили за тем, чтобы люди не жгли дома, не убивали друг друга.
Межэтнические отношения сегодня

Сказать, что в данное время Кыргызстан не испытывает проблем во взаимоотношениях между национальностями, его населяющими, нельзя. Во-первых, мешает отсутствие культуры терпимости и толерантности у народа. Во-вторых, зачастую провоцируют на националистические «ответки» выпады госчиновников. То и дело после революции 2005 года в Кыргызстане поднимался вопрос о понижении статуса русского языка. Многим чиновникам, по их словам, он мешал и продолжает мешать в развитии государственного. Однако мало кто задумывался, что для развития киргизского не нужно уничтожение русского. Для развития государственного языка необходим грамотный менеджмент. У нас же в стране все ограничивается местечковыми акциями. Прекрасно по этому поводу выразился на одном из круглых столов в Бишкеке заведующий кафедрой Кыргызско-Российского Славянского университета Александр Кацев.

- Взаимоотношения между национальностями строятся на эстетической основе. Мы - нация двоечников, которая не хочет учить языки, читать на киргизском языке великие произведения. Сегодня депутаты призывают нас отказаться от русского языка, но это неправильно. Лично для меня обучение русскому и киргизскому языкам равнозначно. Оно должно культивироваться в обществе. В этом случае культурно киргизстанцы станут гораздо богаче и образованее. Культура может спасти нас от межнациональных конфликтов.
Стоит напомнить и о выпадах некоторых депутатов парламента. Одни устраивают истерики при заслушивании докладов на официальном языке, другие настаивают, чтобы государственные ведомства возглавляли чистокровные киргизы. Это ли не новое проявление национализма на высшем уровне?! Неужели дискриминация входит в моду? Или же от цвета кожи и разреза глаз люди становятся глупее?

- Национализм сегодня не выгоден Киргизии, - некогда, будучи в Бишкеке, отмечал экс-министр культуры России Михаил Швыдкой. – Быть националистом сегодня – значит идти экономически тупиковым путем.  Этим занимаются только недальновидные политики. Киргизия вхожа во многие международные союзы, следовательно, у нее будут возникать потребности во взаимодействии с такими странами как Китай, Россия, Казахстан. И если в стране не будет межнационального мира, то может пошатнуться в целом устойчивость всей Центральной Азии.

- Отношения между этническими группами в Кыргызстане не вызывают опасений, - комментирует проблему правозащитница, экс-кандидат в президенты КР Токтайым Уметалиева. - Все это зависит от социального развития государства. Нет необходимости все время говорить о межэтнических отношениях. Надо говорить о единстве и интернациональных отношениях. Само слово «межэтническое» уже ведет к разделению. Среди простого населения такое понятие практически отсутствует. Это чисто политический инструментарий, которым умело пользуются некоторые личности для оказания давления на власть и для раздувания розни. Я находилась среди киргизов и узбеков в июне 2010 года. Их менее всего волновали вопросы межэтнических отношений. Они четко знали, кто вор, кто бандит, а кто коррупционер. И это не зависит от этнической принадлежности. Деления на национальность как такового не было, потому что народ привык жить бок о бок друг с другом и не воспринимал узбека или киргиза как представителя враждебного этноса. Это политики переводят данный вопрос в плоскость межэтнических отношений. Тогда, напомню, десятки узбекских семей охраняли соседей-киргизов и наоборот. Отмечу, что в том конфликте очень большие потери понесли уйгурские семьи, но почему-то об этом никто не говорит. Соответственно, искусственно продвигался именно узбекский вопрос. Такого быть не должно. Да, на юге сохраняется почва для конфликтов, но только не на этнической основе, а на межклановой. Однако власти могут обыграть его и придать межрелигиозный или межэтнический окрас.

Разделяют точку зрения Уметалиевой и на высшем уровне. В свое время о борьбе с национализмом заявляла экс-глава государства Роза Отунбаева. Сегодня ее идеи с удовольствием подхватил нынешний президент Алмазбек Атамбаев. Последний никогда не скрывал своей лояльности к другим национальностям, и при случае не упускает возможности напомнить о том, что фактически вырос в русской семье. Недавно президент, обращаясь к студентам города Ош, заявил, что главными врагами страны стали коррупция и национализм. Спорить с этим, пожалуй, было бы глупо. Недаром гуманист Эразм Роттердамский в свое время подчеркивал, что язык – это лучший посредник для установления дружбы и согласия. Соответственно, и мультикультурность государства – залог толерантности и всестороннего культурного и социально-экономического развития.

Подытожить все вышесказанное хочется незамысловато - словами двух небезызвестных мыслителей: Герберта Уэллса и Али Апшерони. Первый утверждал, что “наша истинная национальность – это человек». Второй - что “уважение к языку и культуре других народов — наипервейшее условие согласия в любом многонациональном обществе”. Важность понимания двух этих принципов и есть залог успеха мультинационального государства.

Иван Донис

Источник: News-Asia


 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test