От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Грабить больше нечего
Категория: Взгляд со стороны Дата и время публикации: 13.12.2011 18:06

alt


Киргизия появилась на карте исключительно благодаря национальной политике советской власти и на 80% дотировалась. После распада Союза экономика страны пришла в упадок. Не будь международной помощи, Киргизия, вероятно, уже стала бы провинцией Китая или областью Казахстана.

Психолог Виктор Франкл, отсидевший в четырех нацистских концлагерях, вспоминал, что даже люди очень голодные, утратившие, казалось бы, когнитивные потребности и скатившиеся к подножию пирамиды Маслоу, не переставали говорить о политике. Люди в Киргизии, независимо от социального статуса, тоже очень любят порассуждать о политике. Множество конференций и круглых столов, с участием различных зарубежных экспертов, посвящены суверенитету страны. Создается впечатление, что их участники хотят убедить самих себя в том, что независимость и суверенитет на самом деле существуют.

Между тем, если иметь в виду независимость и суверенитет как способность принимать самостоятельные решения и нести за них ответственность, вести самостоятельную политику внутри страны и за ее пределами – то в этом смысле Киргизия, наверное, одна из самых несуверенных стран на постсоветском пространстве. И фактов, подтверждающих это, более чем достаточно.

Знаменитая история с попыткой вывода американской базы в аэропорте Манас. Она появилась в 2001 году и срок размещения предполагался – один год. С  "мировым терроризмом" обещали покончить очень быстро, но его фантом никак не хотел покидать глобальные медиа, и база осталась. В 2009 году киргизский президент Бакиев, вняв посулам России выделить невиданный кредит в $2 млрд на строительство ГЭС и грант в $150 миллионов, пообещал базу вывести и даже начал проводить соответствующие процедуры. Но после обещаний из Вашингтона втрое увеличить арендную плату, передумал и ограничился переименованием базы в Центр Транзитных Перевозок.

Менее одиозных, но не менее показательных примеров множество, и касаются они не только внешней, но и внутренней политики и экономики Киргизии. Маленькая очень небогатая страна вынуждена лавировать, стараясь не угодить под "пресс" сильных соседей и дальних стран, в частности США, имеющих очень обширные виды на регион в целом и на Киргизию в частности. Такая политика, в бытность президента Бакиева названная "многовекторной", в свое время была очень метко охарактеризована экспертом по региону Александром Князевым: и нашим, и вашим за пятак спляшем.

Да и как может быть иначе, если за 20 лет в Киргизии не появилось ни одного современного производства, а те, что оставались с советских времен, разрушены. Некоторые военные производства перепрофилированы на производство кастрюль и примусов, как, скажем, небезызвестное ОАО "Дастан", где профильную продукцию — реактивные торпеды — производят от случая к случаю и по мелким заказам индийских и китайских военных (на этом занята меньшая часть производства).

Другие заводы, а их в Киргизии за советское время было построено немало, превратились в торговые центры и супермаркеты, после того как в период приватизации оборудование было за бесценок распродано. С развалом Союза заводы стали никому не нужны: производственно-технологические цепочки порвались, а на открытом всем ветрам глобальном рынке продукция этих заводов оказалась совершенно неконкурентоспособной.

Киргизия первой из постсоветских стран вступила в ВТО, но нельзя сказать, что это стимулировало развитие. Скорее наоборот: остатки экономики были сметены лавиной дешевого китайского ширпотреба. Даже сельскохозяйственное производство не выдержало конкуренции и деградировало. Зато благодаря удачному географическому положению Киргизия стала крупнейшим среднеазиатским хабом китайского реэкспорта. В стране появились две огромных и криминализованных оптовых торговых площадки – рынок Карасуу в Ошской области и рынок Дордой под Бишкеком. Причем последний, по оценкам экономистов, уверенно входил в десятку крупнейших рынков мира. Годовой оборот на этих площадках оценивался в несколько миллиардов долларов. В торговле на этих рынках, по разным оценкам, занято от 250 до 300 тысяч человек – это значительная часть трудоспособного населения Киргизии.

Трудовые мигранты — еще одна немаловажная часть киргизской экономики. Если быть совсем циничным то, вероятно, их можно называть одной из наиважнейших статей киргизского экспорта. На сегодняшний день, по очень приблизительным оценкам, их число составляет от 600 тысяч до миллиона человек, работающих в России, Казахстане и других странах. Суммы, ежегодно пересылаемые этими людьми, сравнимы с годовым бюджетом страны – по разным оценкам до полутора миллиардов долларов.

Теоретически Киргизия с ее разнообразным ландшафтом могла бы развить прибыльный туристический бизнес. Но пока, несмотря на великолепные природные возможности, разговоры о том, что она станет "второй Швейцарией" и центром туризма в Средней Азии, остаются разговорами. Все, на что оказалось способна чиновничья рать от туризма в этой стране – ежегодно проводить смехотворный фестиваль под названием "Киргизия – родина Санта Клауса".

Идеологический вакуум в Киргизии сравним по глубине с экономическим. Какую только идеологию не пытались внедрить в Киргизии за прошедшие 20 лет. Тут и лозунги  "Киргизия – страна Манаса" и "Швейцария Средней Азии" и  "Островок демократии" — всех не упомнишь.  Некто близкий к президентской администрации привел к Акаеву человека, называющего себя волшебником, который утверждал, что Бишкек является духовной столицей мира на том основании, что географически противопоставлен финансовому центру мира – Нью-Йорку. Дурак дураком, но под этот "проект" была списана довольно крупная сумма.

Над этим можно было бы просто посмеяться, если бы поиски высокой идеи всякий раз не заканчивалось в Киргизии банальной грызней за власть и доступ к ресурсам. А получить его можно было, только свалив предыдущего хана-президента и приведя свой клан на место прежнего. Так в Киргизии начали происходить "революции".

Это не всегда приятно осознавать, но те, кто полагает, что они происходили он невыносимых условия жизни народа, сильно заблуждаются. В соседнем Узбекистане людям живется однозначно хуже, однако переворотов там не происходит. И для некоторой части киргизского общества это является поводом для гордости. Однако после каждого переворота жизнь в стране становится только хуже: как и свергнутые тираны, революционеры не строят, а активно расхищают то, что осталось. Последний переворот, произошедший в апреле 2010 года,  показал: грабить в Киргизии больше нечего. Может быть, это одна из причин нынешней мирной передачи власти?

Михаил Александров

Источник: РОСБАЛТ.RU и Русские в Казахстане 
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test