От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Нашим вокруг света сложно и с билетом
Категория: Геополитика Дата и время публикации: 01.11.2011 20:39

alt

Поезд Бишкек — Новосибирск — это тяжелая карма любого путешествующего по железной дороге, в чем в очередной раз убедилась ваша покорная слуга.Объединение России, Беларуси и Казахстана в единую экономическую зону, именуемую Таможенным союзом, затронуло все сферы жизни в этих государствах, а также в соседствующих с ТС странах. Бег на месте
Для Кыргызстана этот союз, по идее, должен был стать проблемой, поскольку мы — транзитная перевалочная база между Китаем, а точнее, его товарами народного потребления, и практически всем остальным эсэнгэшным миром. Одна из главных функций ТС — торможение, хотя бы частичное, реэкспорта товаров “мэйд ин Чайна”, чтобы стимулировать собственного производителя. Что мы имеем на самом деле?
Теперь на станции Мерке в Казахстане пассажиров поезда Бишкек — Новосибирск досматривает сборная российско–казахстанская команда таможенников. Количество участников этой приграничной затеи увеличилось, а вот качество едва ли поменялось. Представители таможенной службы и раньше проявляли недюжинное рвение при исполнении служебного долга, а теперь и подавно подходят к нему с удвоенными усилиями. Кстати, к числу малоприятных процедур, связанных с работой таможенной службы, добавился личный досмотр пассажиров, ранее к нему таможенники прибегали достаточно редко.
Впрочем, всю свою служебную страсть таможенники дарят по большей части пассажирам–индивидуалам. Поскольку все, что касается работы коммерсантов, занимающихся перепродажей китайского барахла на рынках Сибири, осталось неизменным. Сохранился и варварский (по отношению к путешественникам, рискнувшим довериться железнодорожникам) способ переправки товара (мы уже писали о том, что тюки с тряпками везут вместе с людьми, в материале “Вагон–палата № 6”, 5 ноября 2010 года). Схема работы торгашей–челноков осталась прежней, поколебались разве что расценки.
— Каждую неделю еду за товаром и обратно, — рассказывает предприниматель по имени Куба, практикующий на ниве перепродаж уже пять лет. — А что Таможенный союз? Как платили раньше всем, так и сейчас платим, только в одном месте и немного дороже.
Насколько это “немного дороже” отражается на стоимости китайского товара для жителей Сибири, посчитать несложно. Раньше разница между розничными ценами в Кыргызстане на рынке “Дордой” и на Гусинобродском рынке Новосибирска составляла минимум два–три раза, не говоря уже о магазинах, где накрутка значительно выше. Сейчас цены возросли еще. Например, купить спортивный подростковый костюм традиционного (не хватающего звезд с неба) китайского качества вполне можно в пределах 500–700 сомов в розницу, тот же самый костюм в столице Сибири будет стоить 1500–2000 рублей, при нынешнем курсе цена завышена в три с половиной раза.
Кстати, как это ни парадоксально, но товары китайского производства по–прежнему спокойно идут и в Россию, и в Казахстан, никто пока не запрещает переправлять их.
— Ну в крайнем случае можно этикетки поменять, типа кыргызский самопошив. Так на них еще и спрос выше будет, — челночник Куба не видит особой проблемы в запретах ТС. — Еще больше заработаем.
Короче, ни наши спекулянты эсэнгэшного масштаба, ни производители китайского ширпотреба пока что от возникновения такой экономической системы, как Таможенный союз, не пострадали.

Без юриста деньги тают быстро
Зато очень даже терзаются муками пассажиры поездов, следующих через братский Казахстан, где, помимо таможенников, которые все–таки, как правило, придерживаются закона, теперь неистовствуют представители транспортной полиции. С одним из таких жуликов в погонах вашему корреспонденту “посчастливилось” столкнуться лично во время двухдневного вояжа.
После прохождения основного таможенного поста в Мерке пассажирам обычно дают возможность расслабиться после тщательного перетряхивания их пожитков. Кстати, сейчас (это, видимо, нововведение, связанное с работой таможенников по правилам ТС) все досмотры завершаются опросом пассажиров о возможных жалобах на действия сотрудников таможни и вежливой формулой пожелания счастливого пути.
В связи с этим появление в вагоне на станции Луговой сотрудника транспортной полиции Казахстана стало сюрпризом для путешественников, которые едва только успели прикорнуть. Джентльмен в полицейской форме очень внимательно (правда, безосновательно) изучал мои документы, затем почему–то решил, что имеет право ознакомиться с содержимым личной сумочки, роль которой в моем случае выполняет планшет, вмещающий тысячу необходимых вещей, включая и нетбук.
Он действовал весьма сосредоточенно, мастерски изображая на своем лице профессионализм и уверенность в правомерности совершаемого. Такой замечательный спектакль, безусловно, предполагает достойный финал, поэтому не досмотреть его было бы преступлением со стороны уважающего себя представителя нашей профессии.
Итак, полицейский минут пять рылся в сумочке, предусмотрительно зажав мой паспорт в руке. Разнообразие находившихся в ней предметов явно раздражало его, но при этом выражение физиономии подсказывало, что, несмотря ни на что, настроен он решительно. В конце концов представитель органов охраны правопорядка в железнодорожном транспорте, очевидно, придумал, к чему придраться:
— Это ваш нетбук? — спросил он, по–прежнему крепко держа паспорт.
Получив утвердительный ответ, он заявил, что перевозить такие вещи категорически запрещено даже при наличии документов на технику. Причиной строгого запрета он назвал вероятность того, что в нетбуке, дескать, могут храниться запрещенные файлы. В итоге пригласил пройти в другой конец вагона, присел и стал доверительно объяснять, что ему искренне жаль, он все понимает и верит, что такая девушка абсолютно законопослушна, но правила есть правила и нетбук придется сдать на экспертизу, чтобы удостовериться в том, что в нем не провозятся секретные материалы. Выдав свою тираду, полицейский как–то очень застеснялся и явно готовился предложить альтернативу, но очень вовремя обратил внимание на удостоверение в моей руке.
Фраза “Что это у вас?” завершила некрасивое шоу, результатом которого, по задумке, должно было стать банальное вымогание денег. Удостоверение журналиста волшебным образом поменяло отношение к моей скромной персоне и обеспечило спокойствие на протяжении остального пути.
К сожалению, не у каждого из пассажиров поезда есть удостоверения, способные спасти от бандитов в погонах.
— Надо же, денег не взял, — моя соседка по купе, россиянка Лидия Васильевна, ехала из Бишкека, где гостила у сестры. Женщина, всплеснув руками, зачастила:
— А ведь когда я в Бишкек ехала, здесь, в Луговом, такие же вымогатели у одной женщины две тысячи рублей вытребовали за то, что она килограмм меда везла. Сказали, что в меде может быть что угодно и нужно проверить. У другой грозились сына увести, так она им пять тысяч заплатила. А тебе повезло...
Александра ВАСИЛЬКОВА.
Коллаж Алексея ГАРМАША

Источник
: Вечерний Бишкек
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test