От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Добро пожаловать в узкую дверь
Категория: Миграция и переселение Дата и время публикации: 28.10.2011 15:24

alt

Не успела утихнуть эйфория от результатов недавнего заседания Совета глав правительств стран СНГ в Санкт–Петербурге, как вдогонку последовала горькая пилюля. И преподнес ее главный инициатор интеграции на постсоветском пространстве и подписания договора о зоне свободной торговли — Российская Федерация.
Именно так восприняли многие указ, подписанный на днях президентом РФ Дмитрием Медведевым. Данный документ значительно ужесточает правила получения российского гражданства мигрантам из стран, ранее пользовавшимся упрощенным порядком его приобретения. Указ подписан 19 октября, обнародован 24 октября и с этого же дня вступил в силу.
В пресс–службе посольства России и представительстве ФМС РФ в Кыргызстане, куда “Вечерний Бишкек” обратился за разъяснениями, подтвердили: речь идет о приобретении российского гражданства на основании международных договоров Российской Федерации. И отметили: если ранее было достаточно, получив регистрацию на территории РФ, подавать документы на гражданство, то после 19 октября 2011 года лица, прибывающие в Россию на ПМЖ, должны сначала получить разрешение на временное проживание в ней. И только после этого ходатайствовать о получении вида на жительство с дальнейшей перспективой стать российским гражданином.
Вместе с тем в пресс–службе заявили:
— Упрощенный порядок получения российского гражданства, установленный соответствующими соглашениями, действует как и ранее. Им может воспользоваться гражданин, прибывший на постоянное место жительства. Продолжают действовать нормы Федерального закона “О гражданстве РФ” (от 2002 года), позволяющие отдельным категориям кыргызстанцев получать российское гражданство на территории КР. Одновременно с этим реализуется Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, которая предусматривает приобретение гражданства РФ в упрощенном порядке.
Но вопросов сразу возникает множество. И главные из них: как при нынешнем варианте находить работу, приобретать недвижимость? Упомянутая госпрограмма вовсе не панацея. И как раз жилищную проблему не решает, да и трудоустройство не всегда гарантирует, вплоть до отказа в нем. Кроме того, в определенной степени ограничивает своими рамками возможности выбора для переселенца, у которого могут быть собственные, внепрограммные сценарии обустройства в России.
Напомним, что право на получение гражданства в упрощенном порядке предусмотрено и четырехсторонним (между Казахстаном, Кыргызстаном, Беларусью и Российской Федерацией), и двусторонним (между КР и РФ) соглашениями. Подписанные еще в конце 90–годов прошлого столетия, они по истечении установленных пяти лет автоматически продлевались. Поскольку ни одна из сторон, как оно предусмотрено тем же кыргызско–российским соглашением от 1996 года, официально не уведомляла другую за шесть месяцев до истечения срока действия документа о намерении его расторгнуть.
Никто никого не уведомлял и на сей раз. И вот тебе, бабушка, Юрьев день.
Известно, что с паспортом другого государства в России нельзя, к примеру, работать в сфере розничной торговли. И потому многие наши соотечественники, имеющие в РФ свой бизнес, в этих целях меняли гражданство, пользуясь “упрощенкой”, но сохраняя постоянную связь с родиной. Среди них и те, кто не скрывает намерения в будущем окончательно возвратиться в Кыргызстан и вернуть себе его гражданство.
Однако еще большее количество жителей республики действовали именно с целью осесть в России, в зависимости от возможности — или сразу, или в дальнейшем. Ведь жизненных ситуаций, в которых оказывается человек, не перечесть. Он мог, получая упомянутым образом российский паспорт, оставаться в Кыргызстане по причине ухода за престарелыми или больными родителями, родственниками, из–за необходимости окончить вуз, выполнить условия контракта, с целью собрать деньги на приобретение недвижимости в РФ, должным образом подготовиться к переезду на ПМЖ, не в одночасье решив на родине все дела. Немало людей, чего скрывать, “запасались” российским гражданством на всякий пожарный, намереваясь воспользоваться им в случае, если в нашей нестабильной стране станет совсем уж нестабильно.
То есть вариант с “упрощенкой” оставлял возможность, говоря по–простому, не наломать в спешке дров, действовать с учетом складывающихся обстоятельств. Теперь такой вариант, похоже, отменяется.
— Я была ошарашена, когда увидела этот указ, поскольку считаю, что он нарушает международное соглашение, — не скрывает своего недоумения заведующая отделом диаспор и миграции Института стран СНГ (Москва) Александра Докучаева. — Как известно, у нас международные договоры стоят даже выше внутреннего законодательства. У нас существует соглашение с Казахстаном, Киргизией и Белоруссией об упрощенном получении гражданства при переезде из одной страны в другую. Данные документы предполагают, что эти лица должны или родиться, или проживать на территории страны своего гражданства перед переездом в Россию. Введение же указом президента требования вида на жительство в корне меняет процедуру.
Александра Докучаева видит “огромную проблему с указом” и в том, что он не предполагает какого–либо отложенного срока исполнения.
— Никаких условий, чтобы подготовиться и приспособиться к новым обстоятельствам получения гражданства, не дано, так как указ вступил в силу с момента его официального опубликования, — говорит она. — Мне кажется, это серьезная проблема, которая ставит вопрос о правовом характере нашего государства. Уже знаю, насколько это изменило и, может, сломало жизнь тех людей, которые приехали из республик, с которыми у нас соглашения. Они приготовились подавать документы, уже выехали на ПМЖ из тех стран, где проживали, получили там соответствующие открепительные документы и вдруг, как снег на голову, этот указ, который резко изменяет их права и положение.
Естественно, далеко не все из россиян разделяют такую точку зрения. Спор о том, чего больше, вреда или пользы приносят мигранты и переселенцы российскому обществу, длится уже не первый год. И, с одной стороны, подкрепляется напоминаниями о конфликтах с “понаехавшими тут”, статистикой о росте криминогенности и безработицы. А с другой — признанием того, что острейшие демографические, производственные и иные проблемы, стоящие сейчас перед РФ, в одиночку ей не решить. Иногда кто–то еще вспоминает о прежних узах дружбы, о том, что в течение многих десятилетий все трудности переживали и все победы одерживали сообща. Но это сейчас совсем уж непопулярная тема.
Однако разве исчезнут или уменьшатся противоречия между “своими” и “пришлыми” по мере развития тех же интеграционных процессов, создания зоны свободной торговли, Единого экономического пространства, Евразийского союза, о котором говорил Владимир Путин в известной статье? Нетрудно предположить, что по мере ликвидации различных барьеров между постсоветскими странами все эти проблемы — не на макроэкономическом, а на первичном, житейском уровне — станут только обостряться. При условии, конечно, если на государственном уровне никто за них реально браться не будет. Или же будет, но, действуя привычными методами — “возбранять” и “не пущать”. Однако как это состыкуется с идеей той самой интеграции, того самого пути, на котором по Путину “наши страны способны войти в число лидеров глобального роста и цивилизационного прогресса, добиться успеха и процветания”?
Да, за последние четверть века все мы на постсоветском пространстве привыкли к тому, что между государственными интересами и интересами, судьбами рядовых граждан — очень часто дистанции огромного размера. И поиск оптимального баланса между ними — это в каждом конкретном случае уравнение со многими неизвестными. В чью пользу оно преимущественно решается, говорить не приходится. Тем более в наших государствах, несмотря на неутихающий гомон по поводу уважения к личности и соблюдения прав человека.
Как реализуются на практике эти права и это уважение, испытали множество тех граждан, кто пользовался и пресловутой “упрощенкой”. Редкий читатель “Вечерки” не наслышан от близких, друзей, знакомых о мытарствах, которые тем пришлось претерпеть и в Кыргызстане, и в России при сборе и оформлении необходимых справок, последующего получения российского гражданства. Сколько очередей при этом было выстояно, сколько слез пролито и валерьянки выпито, скольким приходилось начинать все сначала, и все по причине пренебрежительного отношения чиновников по обе стороны границы, не удосужившихся толком объяснить, подсказать, по–человечески помочь.
Но если с такими издержками осуществлялась процедура получения гражданства по упрощенной форме, то что сулит перевод ее в формат, вступивший в силу 19 октября? Тем более что по старой советской и постсоветской практике никаких четких разъяснений по этому поводу никем не дано, и времени на то, чтобы разобраться в новых реалиях и действовать сообразно им, не оставлено. Чтобы получить вид на жительство (на пятилетний период), надо прожить в России не менее года на основании разрешения на временное проживание. То есть даже при самом благоприятном развитии событий процедура получения российского гражданства увеличивается по срокам и усложняется по организации.
“Теперь они (то есть белорусы, казахстанцы и кыргызстанцы. — Авт.) будут получать гражданство, как и все остальные иностранные граждане, — сообщают в управлении федеральной миграционной службы по Москве. — Белоруссия идет через вид на жительство: год поживут — а там будем смотреть, есть ли основания подавать на гражданство. А Казахстан и Киргизия будут получать гражданство через временное проживание: год живут, потом — вид на жительство, а там тоже нужны основания”. Оснований же этих, понятное дело, будет рассматриваться немало.
В нынешнем решении властей РФ есть логика, если подходить к проблеме чисто схематически. В самом деле, вспомним: приобретение гражданства многих стран требует не только обязательного и длительного проживания в них, но и неукоснительного выполнения ряда последовательных процедур, порой тоже растягивающихся на годы. Однако это — в случае, когда речь идет о претендентах из, скажем так, “чужих” стран. Но Кыргызстан, Беларусь, Казахстан для России–то вовсе не чужаки. Наоборот, нас и раньше, и сейчас связывают не только партнерские, но и дружеские отношения, особенно если не примешивать к ним политику. И дело не только в общем союзном прошлом, но и в суверенном настоящем.
Именно эта тройка более других молодых независимых государств следует в кильватере внешней политики России, активно взаимодействует с ней в рамках многих международных организаций, таких как СНГ, ЕврАзЭС, ОДКБ, ШОС, Таможенный союз (в который стремится и Кыргызстан). Именно в этих республиках остаются еще самые значительные по численности на одной шестой части суши русскоязычные диаспоры, а значит, сохраняется духовное присутствие России, не менее важное, чем экономическое. И разве не нашим государствам сподручнее всего выступать в качестве главных форпостов при реализации новой интеграционной доктрины России на постсоветском пространстве?
Кроме того, представителей кыргызской и казахской диаспор вряд ли отнесешь к числу главных возмутителей спокойствия и усиления межэтнической напряженности в России. По крайней мере посещавшие не раз Кыргызстан руководители и ответственные сотрудники Федеральной миграционной службы РФ как раз неизменно отмечали законопослушность наших соотечественников (отдельные исключения — не в счет, в любой семье не без урода). Да и конкурентами на рынке труда их вряд ли назовешь, поскольку занимают они преимущественно те ниши, в которые россияне не так уж и стремятся. Так в чем тогда смысл нынешней новации?
— До сих пор люди, связанные с Россией, люди русской культуры возвращаются домой. Для них и существуют эти международные договоры. Почему мы должны их отсекать? У нас сейчас много выступлений в защиту русских, но вот вам пример, когда государство как раз против этих русских и действует, — говорит председатель общественной организации помощи беженцам и вынужденным переселенцам “Гражданское содействие” (Москва) Светлана Ганнушкина. — Если у нас есть дружественные государства, гражданам которых мы легко предоставляем гражданство, то я не вижу оснований, зачем им нужно получать вид на жительство. Разве было какое–то злоупотребление этим правом? Ведь не каждый мог и по международному договору получить гражданство.
Ну а всем тем, кто поставлен перед фактом, остается пока гадать, почему так произошло. Одни считают, что российские власти перед грядущими выборными кампаниями сделали уступку ура–патриотам, коих в России немало. Другие — что подобным образом идеологи Единого экономического пространства, Евразийского союза стремятся простимулировать заинтересованность в них, поскольку как раз в рамках таких объединений должны пасть многие существующие ныне взаимные барьеры. Третьи опасаются, что все сведется к появлению очередной черной коррупционной дыры. А четвертые с оптимизмом вспоминают, что Россия ранее уже закручивала, но потом ослабляла миграционные гайки и полагают, что и нынешняя мера может быть именно шагом в многоходовой политической комбинации. Умом Россию, как и раньше случалось, не понять, аршином общим не измерить.
Евгений ДЕНИСЕНКО.
Источник: Вечерний Бишкек
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test