От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Монумент стоит. Разговоры продолжаются…
Категория: Киргизия Дата и время публикации: 21.10.2011 22:47

alt


Новая скульптура Манаса на главной площади Бишкека – объект  нескончаемых споров. Кто-то видит копию скульптуры князя Юрия Долгорукого, кто-то подметил некыргызское, европеизированное лицо у нового изваяния. Да, действительно, есть какое-то общевизуальное сходство со всемирно известной скульптурой князя  Долгорукого. Это  очевидно. Правы и те, кто увидел «некыргызское» лицо.

В появлении на главной площади монумента Манаса некоторые видят…  политическую подоплеку. Если это на самом деле так, то давайте вспомним очевидную истину:  искусство и политика – категории практически несовместимые. Когда искусство становится инструментом политического заказа, оно дает малохудожественные результаты. Этому в  истории достаточно много примеров.
Конечно, на любой аргумент можно найти контраргумент, но одно  бесспорно: у  нового монумента отсутствует оригинальность. В ней нет отличительных особенностей эпического, мифологического образа Манаса, т. е. не выявлена идентичность эпического  героя. Новый монументальный облик Манаса не идентифицирован и не индивидуализирован, поэтому, если убрать надпись на постаменте и написать имя любого другого эпического героя, то оно с легкостью воспримется как данность. А ведь   как раз-таки Манаса спутать с другими героями  кыргызских эпосов невозможно. Он наделен мощным тотемическим образом.
Сзади у Манаса  вид шестидесяти львов,
Спереди у Манаса вид огнедышащего
дракона,
В правом боку у Манаса синий тигр
с коротким хвостом рычит,
В левом боку у Манаса пятнистая
пантера готовится к прыжку…
Эти образные характеристики Манаса сопровождали  его со дня  рождения и всю жизнь. Именно эти грозные тотемические образы часто становились залогом его побед. Увидев нечеловеческую грозную силу Манаса,  враги в  ужасе бежали.
Видим ли мы эту образную индивидуальность Манаса в новой скульптуре?   Конечно нет. Еще раз повторю: можно убрать надпись на постаменте,  и скульптура легко станет изображением любого другого эпического героя или  исторического  батыра.
В плане идентифицированной индивидуализации образа Манаса наш известный скульптор  Тургунбай Садыков очень точно нашел дракона, опоясывающего Манаса, и посадил  Ак-Кула на его гриву (кстати, это тоже мастерская  находка скульптора). На мой взгляд,  именно скульптура Манаса у Национальной филармонии наиболее удачно идентифицируется с образом эпического героя. Мне кажется, слегка изменив скульптурный комплекс Т. Садыкова,  добавив туда тотемические штрихи, можно было перенести и поставить  именно эту скульптуру на главной площади. Я когда-то писал об этом.

Манас для нас – святой и сакральный образ. Он не должен быть одним  из многочисленных кыргызских батыров.
Давайте подумаем и об этом…

Жаныш КУЛМАМБЕТОВ, заслуженный деятель культуры, лауреат Международной премии Айтматова.

Источник: газета "Слово Кыргызстана"
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test