От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Важно, чтобы мигранты хотели вернуться
Категория: Взгляд со стороны Дата и время публикации: 28.09.2011 19:15

alt

Научные исследования крайне важны в принятии политических решений, в частности, по такому вопросу, как вступление в Таможенный союз. Такого мнения придерживаются почетный директор по исследованиям Национального центра научных исследований Французской Республики, президент Европейской ассоциации эволюционной политической экономии доктор экономических и статистических наук Паскаль ПЕТИ и заведующий кафедрой менеджмента и экономики Гренобльского университета Франции имени Пьера Мендеса доктор экономических наук Фарук УЛЬГЕН, которые приехали в Бишкек по приглашению Национального института стратегических исследований Кыргызстана.

— В чем именно наука может помочь в таком вопросе, как вступление в ТС?

ПЕТИ: — Есть группы людей, чьи интересы при вступлении в ТС затрагиваются непосредственно. Но ведь существуют также вторичные, третичные группы интересов, и необходимо рассматривать, какие позитивные и негативные последствия для них может иметь вступление в ТС. Для изучения этого требуются научные исследования. Они отнюдь не претендуют на истину в последней инстанции, но могут рассказать о более глобальных и не всегда очевидных последствиях, обрисовать полную картину, которая может иметь место после принятия решений.

УЛЬГЕН: — На мой взгляд, политика и наука должны всегда идти без отрыва друг от друга. Политика без науки не имеет под собой разумной основы и может быть даже опасной, потому что не заботится о последствиях, которые в первую очередь отражаются на простых людях. В то же время наука без политики тоже не имеет большого значения, потому что не представляет абсолютно никакой социальной ценности. В первую очередь это касается экономической науки. Поэтому крайне важно для политиков правильно использовать результаты научных исследований. Процесс принятия каких–то конкретных стратегий, политического курса, экономических решений должен основываться на взаимосвязи науки и политики.

— Сейчас идет много споров по поводу вступления в Таможенный союз. Ведь при вступлении Кыргызстана в ВТО оказалось, что по незнанию наши власти даже не заметили, как подмахнули документы, содержащие пункты, имевшие для страны пагубные последствия. По–вашему, что даст вступление в ТС нашей республике?

ПЕТИ: — Чтобы обстоятельно ответить на этот вопрос, необходимо дождаться окончания нашего исследовательского проекта. Результаты будут представлены широкой общественности. Мы изучаем, какие будут последствия для КР от вступления в ТС, в частности, в отношении экономического роста, доходов населения и занятости, темпов инфляции и доходности госбюджета. Для этого мы строим модели и собираем статистические данные. Это будет исследование, на которое можно опираться при принятии решений и переговорах, что крайне важно, поскольку до настоящего времени не существует ни одного серьезного анализа эффектов от вступления КР в ТС. Несмотря на то что вопрос имеет огромное значение для республики. В развитой стране при обсуждении столь важного вопроса появилось бы множество серьезных научных исследований, на которые могло бы опираться руководство страны. Радует, что благодаря Национальному институту стратегических исследований КР такая работа стартовала. Это начало нового подхода к принятию решений.

— Это поможет избежать прошлых ошибок и недальновидных решений?

ПЕТИ: — Крайне важно определить, какие потенциальные ресурсы роста и развития Кыргызстан обозначает в качестве приоритетных. И в зависимости от этого нужно обсуждать варианты вступления в ТС. Этот вопрос обнажает проблемы принятия политических решений и показывает, как важна роль научных исследований в Кыргызстане. Основываясь на той модели, которую страна выберет для себя, мы можем идентифицировать ее сильные и слабые стороны и на их основе вести переговоры с членами Таможенного союза, ВТО, а также с другими партнерами.
Кроме того, в течение последних 20 лет произошли значительные изменения в расстановке сил между развивающимися и экономически развитыми странами. Международные организации, в том числе ВТО, находятся сейчас в фазе структурных преобразований. Они сказываются в первую очередь на возросших возможностях при переговорах между аграрными странами–участницами и теми, которые находятся на более высокой ступени развития. Учитывая, что Кыргызстан является молодой экономикой, у него сегодня имеются более широкие возможности для ведения переговоров, нежели в прошлом. Вместе с тем, я думаю, что в любом случае сценарий переговоров с ТС не будет похож на тот, когда Кыргызстан вступал в ВТО на драматических условиях. Сейчас у вас гораздо больше возможностей преуспеть в переговорах, и их надо максимально использовать.
У ТС есть большие перспективы и определенная региональная логика. Кыргызстан может получить немалые геополитические преимущества. Но это комплексный и очень сложный процесс, и, я думаю, дебаты, которые сейчас активно ведутся по данному вопросу, должны также фокусироваться на более долгосрочных перспективах.

УЛЬГЕН: — Я согласен с господином Пети, что в данное время развивающиеся страны имеют более широкие возможности для проведения переговоров. В качестве примера можно привести Доха–раунд (текущие торговые переговоры участников Всемирной торговой организации, которые начались в ноябре 2001–го в столице Катара Дохе по решению Конференции министров стран — членов ВТО. — Авт.). Несмотря на все усилия, которые прилагает глава ВТО Паскаль Лами, эти переговоры превратились в нескончаемый марафон именно потому, что блок развивающихся стран блокирует решение ряда вопросов. Они уже имеют определенный вес относительно развитых стран и в определенных вопросах, не сулящих им существенных выгод, демонстрируют твердую позицию. Переговоры Доха–раунда по ряду позиций должны были закончиться в 2010 году, но дело не продвигается.
Впервые в современной истории международной торговли мы находимся в ситуации, когда результаты заранее не предопределены. Никто не знает, чем закончатся переговоры Доха–раунда, происходит перераспределение сил. И, мне кажется, Кыргызстан может с выгодой для себя воспользоваться этой ситуацией, потому что он является составляющей частью развивающегося мира и может с выгодой для себя обсудить вопросы своего вступления в ТС.
Что касается ВТО, то вопрос должен звучать таким образом: что стране дало членство в данной организации? Позволило ли это получить выгоду в плане устойчивого развития, роста благосостояния населения? Допустим, соглашение о свободной торговле поспособствовало интенсивным коммерческим отношениям с Китаем, хорошо развился реэкспорт, часть китайской продукции теперь реализуется под кыргызским лейблом. Также завязались очень тесные торговые связи с Россией и рядом других стран. Но если мы глобально поставим вопрос: что в плане экономического развития, улучшения качества жизни населения дало членство в ВТО?
Поэтому перед вступлением в ТС надо получить предварительную информацию по последствиям. Допустим, в сельском хозяйстве, промышленных секторах. Определить, есть ли у страны какие–нибудь конкурентные преимущества в сфере международной торговли по сравнению с другими государствами не в плане теоретических, а в плане действительных преимуществ, таких как капитал, человеческий ресурс, культура, менталитет, технологии. Так как этот процесс может также благоприятно отразиться на становлении технологического развития. И вновь мы возвращаемся к важной роли науки, которая помогает распознавать так называемые серые зоны, где имеются нерешенные вопросы, и давать ответы.

— Многие зарубежные эксперты говорят о том, что Кыргызстан должен сделать ставку на человеческий потенциал за неимением черного золота, газа и выхода к морю. Однако людские ресурсы у нас тоже весьма скудные из–за низкого качества образования и большого оттока квалифицированных специалистов. На ваш взгляд, какие шаги должно предпринять государство, чтобы вырулить ситуацию после двух революций и предотвратить утечку мозгов?

ПЕТИ: — Структура кыргызской экономики требует активной, адекватной политики и инвестиционных потоков в ряде приоритетных секторов: сельское хозяйство, коммуникации, текстиль, энергетика, туризм. Мне кажется, у страны, если она будет придерживаться единой линии со всеми своими партнерами, есть вполне реальные шансы на экономические сдвиги. Что касается человеческого фактора (качества труда, образования и так далее), то он крайне важен для экономического развития. Миграция не должна обеднять страну. Во всем мире существование национальных диаспор считается позитивным элементом при условии, что у мигрантов в перспективе есть намерение вернуться на родину. Люди уезжают в другие страны, чтобы получить хорошее образование, набраться опыта, приобрести навыки. Но важно, чтобы они потом нашли свою нишу дома, а не за границей. И это опять–таки зависит от правильной политики государства, которое создает условия для своих граждан, чтобы они приезжали.

УЛЬГЕН: — Вопрос о человеческих ресурсах — фундаментальный, потому что речь идет о жизненной силе страны, развитии общества. Под развитием я понимаю улучшение качества жизни населения. Человеческие ресурсы — широкое понятие. Это и уровень базового образования, и культура и грамотность политиков, и квалифицированная рабочая сила, способная создавать современное оборудование. Это также научные открытия, предпринимательство, управление, менеджмент. Поэтому я очень надеюсь, что вопросы образования наконец станут основополагающим элементом экономической политики республики.

— Чем продиктован ваш интерес к Кыргызстану?

ПЕТИ: — Во–первых, меня, как ученого, интересует, каким образом небольшая страна на этапе своего экономического развития посредством политики может изменить свой экономический курс — и в плане промышленного развития, и в плане интеграции в мировое сообщество. Во–вторых, мне интересно, как строятся региональные союзы и чем это может сопровождаться. Я имею в виду внутренние кризисы, отклонения и т.д. Здесь очень важна правильная координация.

УЛЬГЕН: — Как экономиста, меня интересует процесс зарождения новой региональной торговой организации, которая, возможно, станет центром притяжения для мировой экономики и точно — для региональной. Я очень рад возможности участвовать в столь интересном научном проекте, который стал возможен благодаря моим давним дружеским связям с руководством НИСИ, в частности, с Чингизом Шамшиевым, с которым нас связывает многолетняя совместная научная работа в Гренобльском университете.
Амалия БЕНЛИЯН.

Источник: Вечерний Бишкек
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test