От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Каспий, деньги, два ствола
Категория: Геополитика Дата и время публикации: 17.09.2011 21:47

alt



Обстановка вокруг Каспия накаляется. Дружить против всех – новый старый тренд для всех стран региона. На геополитических весах – среднеазиатский газ, пути его доставки и военные потенциалы. Главный вопрос — какие инструменты готовы  задействовать стороны для защиты своих интересов?

Каспийский фронт прорван. Примерно так можно расшифровать реакцию СМИ на заявление еврокомиссара по вопросам энергетики Гюнтера Оттингера о том, что Россия не должна вставлять палки в колеса проекту Nabucco. Если Европа сможет преодолеть кризис еврозоны и сохранить рассыпающийся по швам под ударами политики мульткультурализма "шенген" – то новый транскаспийский газопровод не заставит себя долго ждать. А вместе с ним – канет в небытие монополия России на перекачку средне- и центроазиатского газа на запад.Безусловно, одними намерениями сыт не будешь. Впереди у Nabucco – долгих 5 лет реализации. Как может в одночасье меняться глобальная геополитическая карта, мы уже наблюдали – в период с 10 на 12 сентября 2001 года. А потому было бы наивно полагать, что у этого проекта нет никаких рисков. Более того – их предостаточно.

Начать с того, что количество газа, который добывает тот же Туркменистан – ограничено. И за него, помимо России, борются еще Китай и Иран. Если Nabucco и будет построен, то за углеводороды наверняка начнется ценовая схватка – где официальный Ашхабад и Баку будут выступать в роли невест на выданье, а Брюссель и Москва – в статусе амбициозных женихов. Кроме того, у стран каспийского региона есть и другие серьезные противоречия: Азербайджан и Туркменистан продолжают спорить по каспийскому шельфу. Хотя, не исключено, что в свете новых реалий, политический консенсус в счет будущих экономических барышей все же будет найден руководством обеих стран.

Нужно иметь в виду и то, что газ – это вовсе не обычный товар с точки зрения классической политэкономии. Де-факто, рынка газа не существует, и нет ничего удивительного в том, что Кремль воспринимает его как свое, пожалуй, единственное геополитическое и геоэкономическое оружие. Эта идеология сегодня принимает удар за ударом – но пока еще рано говорить о ее окончательном поражении. Хотя отказ от этой концепции мог бы стать началом нового этапа развития для России – ведь именно она усилила "рентное проклятие" Москвы, которое продолжается без малого несколько десятилетий. К тому же политика "Газпрома" привела к тому, что страны-потребители голубого топлива диверсифицировали поставки, снижали потребление и развивали альтернативные технологии – вроде добычи сланцевого газа. Что в перспективе ударит по сырьевой экономике России, почти разучившейся экспортировать что-либо еще, кроме углеводородов.

Теоретически, нынешней ситуации можно было бы избежать, если бы во взаимоотношениях Киева и Москвы было бы меньше комплексов и больше рационализма. Скоррегированная совместная политика Украины и России могла бы стать решением проблем обеих стран. Если две стороны, одна из которых является стратегическим экспортером, а другая – стратегическим транзитером – совпадали, то сотрудничество Киева и Москвы могло бы создать синергетический эффект. И, возможно, что либо им бы удалось сломать лед недоверия ЕС, либо совместно противостоять попыткам Брюсселя пробиться к газодобывающим месторождениям. Но жадность "Газпрома" и недальновидность Киева оказались уж слишком значительны.

Тем не менее, для официального Киева новости с "каспийских полей" вряд ли добавят козырей в нынешнем газовом противостоянии с Москвой. Инфраструктуры для прямой прокачки среднеазиатского голубого топлива в Украину – нет, и в ближайшее время не предвидится. В цене на поставляемый газ Москва всегда учитывает "геополитический коэффициент", который напрямую коррелирует с температурой двухсторонних взаимоотношений. Выходом для Киева могло бы стать создание рынка газа – когда цены и объемы закупок "голубого топлива" регулировались бы исключительно рыночными механизмами. Но до тех пор, пока технология торговли сжиженным газом не перестанет быть экспериментальной – рассчитывать на подобный вариант развития событий было бы бессмысленно. В результате, Nabucco не добавит очков Банковой: европейский газопровод будет строиться лет шесть, а холодно в Украине станет уже через пару месяцев.

Хотя рассчитывать на то, что Nabucco мгновенно сломает всю мировую газовую конъюнктуру – было бы, по меньшей мере, наивно. Главным преимуществом Украины остаются газохранилища – именно они помогают сбалансировать экспорт газа в зависимости от объемов потребления странами Евросоюза. И замены им объективно нет. При этом Nabucco – это лишь один газопровод, а в активе России остаются "Северный поток", "Белтрансгаз" и, опять же — мощности украинской ГТС (отказаться от которой Москва не сможет). А это значит, что российский газ при любых условиях непроданным не останется. Равно как и украинской ГТС простаивать не придется.

Другой ключевой вопрос всей нынешней ситуации заключается в том, кто заработает на новой гонке вооружений, которая ждет в ближайшем будущем каспийский регион. А она – не за горами. По степени взрывоопасности Каспий может потягаться с такими признанными лидерами в этой сфере как Персидский залив. Тем более, что никто вялотекущие конфликты с повестки дня не снимал. Если даже и предположить, что Баку и Ашхабад договорятся по спорным моментам, то взаимоотношения Азербайджана и Армении даже самый отъявленный оптимист стабильными не назовет. К тому же у Баку есть противоречия и с Тегераном, на севере которого проживает большое число этнических азербайджанцев. И игра мускулами на этой границе идет давно и последовательно.

Потенциал для торговли оружием в регионе – огромен. В этом смысле для Украины открываются дополнительные возможности, связанные как с продажей своей старой военной техники, так и со строительством новой – от танков до систем ПВО и военных катеров. Нефтедобывающие государства Каспия недостатка в финансах не испытывают – и очевидно, что борьба за этот рынок – одно из перспективных направлений для киевской дипломатии.

Именно от нее будет зависеть исход битвы за рынки сбыта для продукции украинского ВПК. Точнее – все решит уровень мастерства и амбициозности украинской системы международного лоббирования. Пробиться в регион, где сосредоточены интересы крупнейших акторов мировой политики – для этого требуется не только инертное желание, но и готовность договариваться, находить нестандартные решения и компромиссы. Пока же нет никакой уверенности в том, что в системе украинского МИДа есть желание и готовность комплексно работать по этому направлению.

В общем, Каспий разогревается. Законы геополитики мало отличаются от физических догм – рано или поздно превышение температурного порога приводит к качественному переходу ситуации из одного качества – в другое. Единственный вопрос – когда именно это произойдет.


Глеб Плотников

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test