От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Нынешний парламент Киргизии войдет в историю как душитель свободы слова
Категория: Взгляд со стороны Дата и время публикации: 15.09.2011 20:37

alt


Новой скандальной волной обернулась инициатива парламентариев прибрать к рукам частный «Пятый канал». Напомним, что весной 2011 года, перед уходом депутатов киргизского Жогорку Кенеша на летние каникулы, в стенах парламента уже обсуждался этот вопрос, однако окончательное его рассмотрение решено было отложить на осень. Накануне инициатива национализации и парламентизации «Пятого канала» вновь зазвучала из уст народных избранников.

 

Идею превращения частного ТВ в парламентское обсудили на фракционном заседании депутаты партии «Ата-Журт». Нардепы практически единогласно решили сменить собственника телевизионного канала с подачи министра государственного имущества Даира Кенекеева. Однако на этом нападки на «Пятый» обитатели Жогорку Кенеша не прекратили. С негативной оценкой работы независимого телеканала, лишенного накануне официальной аккредитации в данном госучреждении, перед коллегами выступил спикер ЖК КР Ахматбек Кельдибеков. По его слова, в последнее время данный канал все чаще допускает необъективное освещение происходящих в стране событий, информация подается однобоко. Поддержал шефа и глава пресс-службы парламента Шайырбек Маматокторов, который считает, что предвзятость в освещении парламентской жизни является отличительной чертой телеканала.
Портал News-Asia решил выслушать и представителей второй стороны конфликта, предоставив возможность отстоять свою позицию генеральному директору «Пятого канала» Евгении Бердниковой.

- Евгения Александровна, расскажите, с чего началась история конфликтов «Пятого канала» с парламентом?

- История противостояния Жогорку Кенеша и нашего канала началась, пожалуй, тогда, когда появились инициативы парламентизации нашей компании.

Несмотря на то, что канал уже год как был национализирован, депутаты вновь предложили сделать это еще раз. Когда народные избранники поняли, что это было сделано до них, они предложили превратить «Пятый канал» в парламентский. То есть мы должны были показывать заседания, говорить, какие наши депутаты хорошие, как им замечательно работается. Мы даже сориентироваться не успели, как нам сообщили, что мы превращаемся в парламентский канал. О том, что именно мы  должны показывать, на какие деньги содержаться -  нам никто не объяснял. При этом за нами сохранялись долги, которых мы не скрываем. Не сказали нам и то, кто будет погашать эти долги после парламентизации канала. Первые же конфликты с новым парламентом начались, когда депутат Омурбек Абдрахманов из «Ата-Мекена» начал советовать своим коллегам по парламентскому креслу, как перекрыть нам кислород. Копать под нас он начал в силу своих личных конфликтов с «Пятым каналом», которые тянутся с 2007 года. Первым делом после того, как он пришел в Жогорку Кенеш, он Абдрахманов стал требовать отключить нас за долги. Ситуация с «Пятым» во многом благодаря именно его заявлениям в парламенте раскачалась. Позже, когда шло обсуждение – сделать ли нас парламентским каналом, - кто-то из депутатов предложил обанкротить компанию и забрать, если уж не получается по-человечески национализировать. То есть уже тогда звучали откровенные мысли о том, что надо прибрать к рукам то, что плохо лежит, на их взгляд. Эти шаги депутатов, к сожалению для них, не посодействовали улучшению нашего взаимодействия. Скорее, они лишь обозлили работников канала и самих депутатов. Но больше всего народным избранникам не понравился наш материал об их поездке на Бали. Это чудесная история, когда весь парламент уходит в отпуск, а тут появляется информация, что гигантская делегация в составе самих депутатов, их жен, советников, медиков, сопровождающих, пресс-службы ЖК и двух журналистов ОТРК уезжают на Бали. Проходит информация, что поездка – рабочая, однако подтвердить это никто не может, поскольку пресс-служба отсутствует. Логичный вывод: чем можно летом заниматься на Бали, тем более такой командой? Мы сделали материал об этом. Депутаты вернулись, увидели это, удивились, разозлились на «Пятый канал». Думаю, что лишение аккредитации канала в парламенте непосредственно связано с этим. К тому же, у нас, журналистов «Пятого», впрочем, как и других СМИ, и у господина Кельдибекова разные понятия об объективности. Напомню, что в январе, когда спикер собирал руководителей средств массовой информации, он им сказал, мол: «Уважаемые, вы должны правильно освещать деятельность парламента, не должны показывать негативных моментов, вы должны говорить, что мы работаем, принимаем законы, трудимся в поте лица». Когда редактор «МК-Азия» Улукбек Бабакулов попытался сделать ему замечание, указав, что «хороший журналист должен драть власть», Кельдибеков просто не понял этой фразы и сделал вывод, что все журналисты не умеют работать. Цели и установки были ясны: мы должны были показывать все так, чтобы депутаты сами себе нравились. Однако мы просто не можем облагородить депутата, заставив его сидеть в кресле и делать то, что будет нравиться ему самому. Мы же показываем, как они бегают между рядами, голосуют друг за друга, общаются в ICQ, как они дерутся. Естественно, что это их не устраивает. Это и есть одна из причин, почему наш «Пятый канал» так не нравится господину Кельдибекову. Вчера, кроме всего прочего, руководитель пресс-службы парламента Шайырбек Маматокторов озвучил, что Жогорку Кенеш не хочет, чтобы наши журналисты присутствовали на заседаниях, на которых обсуждается судьба самого канала. Он боится, что «Пятый» будет освещать этот вопрос однобоко. Вчера, к слову, «Ата-Журт» не согласился с возражениями президента по поводу инициативы сделать «Пятый канал» парламентским, сегодня же они продолжают обсуждать этот вопрос.

- То есть все их усилия сейчас будут направлены на то, чтобы подмять канал под себя и диктовать условия работы?!

- Однозначно.

- А как коллектив к этому относится?

- Коллектив в ситуации, когда в декабре 2010 года в мой кабинет пришли люди и заявили, что они являются новым руководством канала, сумел отстоять самих себя. После этого любые попытки нападения на канал мы начали рассматривать как очередные шаги властей рейдерски захватить наше СМИ. Коллектив прекрасно понимает, что сама идея парламентского телевидения – бредовая, что это отразится и на рейтингах, и на доходах канала, и что если сейчас «Пятый» себя хоть как-то окупает и может выплачивать зарплаты персоналу, то при переходе в статус парламентского этого не будет. Кто его тогда смотреть будет. Мы рассматриваем инициативу парламента как идею, которая в итоге не будет реализована.

- К каким-то более решительным шагам вы готовы?

- Сейчас мы ждем из Жогорку Кенеша хотя бы какую-нибудь бумажку, в которой будет изложено, на каком основании нас не пускают в ЖК и препятствуют работе. Уже на основании этого документа и того, что в ней будет написано, мы будем подавать в суд. Поскольку просто по логике депутаты не должны так действовать. Если они нарушают Конституцию, то о чем вообще можно говорить?

- А если случится так, что суд вы проиграете, вы смиритесь с парламентаризацией и навязыванием «объективности»? Ведь есть же какие-то рычаги борьбы с подобными инициативами!

- Прежде чем суд примет сторону парламента, им нужно будет доказать, что «Пятый канал» действительно очернял работу парламента. То, что мы показываем истинное положение дел, еще не означает, что мы очерняем депутатов. Если же канал сделают парламентским, с большой долей вероятности скажу, что на телеканале в этом случае не останется ни меня, ни 90 процентов коллектива. Парламенту перейдет наше оборудование, а их телевидение будут развивать уже другие люди. Коллектив, состоящий из 120 человек, в этом солидарен.

- В связи со скандалом вы ощущаете чью-либо поддержку, тех же зрителей, экспертов, может, депутатов?

- По тем отзывам и звонкам, которые мы вчера получали, по тем комментариям, мы сделали вывод, что в скандале с лишением нас аккредитации Кельдибекова и его окружение поддерживают лишь работники пресс-службы. Остальные фракции, кроме, естественно,  «Ата-Журта», говорят, что решение руководства парламента ни в какие рамки не лезет. С нами согласны, что один человек, будь то спикер или еще кто-то, не в праве был решать за всех. Сегодня этот вопрос снова обсуждается во фракциях.

- Возможно ли, что лишение вас аккредитации – это первый  шаг для того, чтобы зажать вас перед выборами, загнать в рамки? Или же это инициатива непосредственно Кельдибекова?

- Скорее второе… Ну не будем мы освещать деятельность парламента, ну и что? Остальные пути ведь для нас свободны! Мы можем делать что хотим. Я думаю, что это инициатива спикера или его советников, которые не до конца поняли суть всей ситуации, не осознали, что может произойти, если вопрос с каналом начнет обсуждаться. Для меня действия Кельдибекова – это демонстрация собственной беспомощности, когда ничего нельзя сделать, повлиять не получается, они принимают решение лишить аккредитации. Кстати, скандал с каналом был воспринят коллективом с восторгом, поскольку это означает, что мнение «Пятого» важно для зрителей, с нашей позицией считаются. Это означает, что зритель воспринимает нашу информацию при проекции выводов о деятельности ЖК. А депутаты этого боятся.

- В СМИ прозвучали лозунги поддержать «Пятый канал» акциями протеста, бойкотом в плане освещения деятельности парламента. Как вы к этому относитесь?

- В принципе, сама идея солидарности достойна уважения и всяческой поддержки. Но я отлично понимаю, что при желании поддержать нас многие просто не смогут бойкотировать заседание парламента, поскольку, например, ОТРК и «ЭлТР» связаны обязательствами с государством, другие не будут этого делать из-за коммерческого интереса. Идея бойкота похвальна, но реализовать ее  будет сложно. Мы это понимаем и не обижаемся на наших коллег.

- Как вы считаете, если в целом оценивать ситуацию на рынке СМИ Киргизии, есть ли в стране свобода слова?

- Если говорить именно о целостной картине, включая кыргызоязычную прессу, то этой свободы сейчас столько, сколько не было за все 20 лет нашей независимости.  Что касается телеканалов, то если сравнивать с периодом до апреля 2010 года, то можно утверждать, что сейчас свобода слова есть, поскольку в нынешнее время можно говорить больше, чем раньше, однако поведение парламента перечеркивает всю картину, все маленькие ростки демократии в СМИ.

- Однако телевизионные журналисты постоянно жалуются, что руководство телеканалов ограничивает их теми или иными правилами, табуируя те или иные темы.

- Табу и рамки зависят от той позиции, ниши, которую занимает СМИ. Скажем, если телевизионный канал является коммерческим, он не станет делать выпуски новостей больше 10 минут. Это тоже своего рода рамка. Что касается нашего канала, как таковых жестких ограничений что показывать, а что нет, мы не вводим.

- Как вы относитесь к требованию ЦИК запретить прямую трансляцию российских телеканалов?

- Сама по себе эта идея абсурдна. Всем понятно, откуда она взялась. Но из-за одного человека лишать всю страну возможности смотреть телевизор – глупо. Мало того, что это – нарушение закона о доступе к информации, так это еще и попирание коммерческих интересов. Так, например, зрители «Ала-ТВ» платили деньги за этот продукт. Плюс ко всему запрет прямого эфира очень затратен для самих каналов. Еще один момент: а кто будет определять этичность и неэтичность материала, показанного в эфире российских каналов. Хрюшу со Степашей, которые случайно скажут слово «Бишкек», можно будет пускать в эфир? Или если во время агитации на любом из каналов пойдет российский сюжет о стихийном бедствии в Киргизии – это можно будет показывать? Нет критериев, по которым это нужно оценивать, нет персонала, который это будет делать. Это глупость несусветная.

- Получается, что парламент нынешнего созыва войдет в историю глупыми демаршами по отношению к СМИ?

- Да! Они войдут в историю именно как душители свободы слова, показывающие безграмотность и некомпетентность. Там собрались люди, ограниченные в своем сознании, понимании. Они ведут себя так, и законы принимают соответствующие. Что касается ограниченности, то она хорошо видна по ссылкам в Твиттере, в которых приводятся высказывания господина Маматокторова – пресс-секретаря Жогорку Кенеша. В них он ругается матом в отношении журналистов. Как так можно? Почему человек, который должен формировать имидж государственной структуры, не способен договориться с журналистами? О какой культуре и качестве работы парламента после этого можно говорить? Кстати, отличительная черта этого конфликта: вся переписка ушла в Facebook, Twitter, на ленты информационных сайтов. Мы оттуда узнаем о том, что пресс-служба ЖК думает о нашем канале. Причем, когда мы приехали взять у Маматокторова интервью тет-а-тет, он почему-то ничего негативного нам не сказал. Однако сидеть в сети Интернет и закидывать друг друга какашками – это нормально! Пойти на открытый разговор с нами никто из ЖК не способен.

- Отразится ли конфликт на работе канала?

- Я думаю, что нет. Конфликт должен разрешиться рано или поздно, поскольку среди нардепов еще остались разумные люди. Разум победит глупость. Что касается того промежутка времени, за который конфликт удастся уладить, то в эти дни у нас в эфире просто не будет депутатов. У нас накануне спрашивали, чем же мы тогда будем забивать эфир. Мы можем эти три-четыре минуты парламентских новостей отдать под благотворительность. Пользе от этого будет гораздо больше, чем от трансляций заседания ЖК.

Евгения Бердникова

Источник: News-Asia

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test