От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Государственная программа переселения соотечественников: работа будет продолжена
Категория: Миграция и переселение Дата и время публикации: 18.07.2011 23:50

alt


Как  сообщал портал "Русский век" ранее, Государственная программа содействия переселению соотечественников, разработанная Федеральной миграционной службой совместно с Министерством регионального развития Российской Федерации, стала предметом обсуждения экспертов рабочей группы по обновлению «Стратегии-2020» №7.
Мы предлагаем вниманию читателей  Стенограмму  заседания экспертной группы по доработке "Стратегии 2020" №7 от 30 июня.

Т.Я. Четвернина: Добрый день, уважаемые коллеги! Я думаю, что мы начнем наше заседание, еще не все подошли, по крайней мере, из тех, кто подтвердил свое участие, я думаю, что мы их ждать не будем, они включатся в работу по мере прихода сюда.  Тема нашего сегодняшнего обсуждения: «О реализации Государственной программы оказания содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом». Я полагаю, что Александр Владимирович, который будет презентовать эту программу, расскажет предысторию вопроса, хотя я полагаю, что многие присутствующие здесь представители госорганов уже в теме, поскольку согласовывали, по крайней мере, эту Программу некоторое время назад. Тем не менее, чтобы ускорить процесс обсуждения, начнем нашу работу, и я предоставляю слово Журавскому Александру Владимировичу. Пожалуйста.

А.В. Журавский: Спасибо большое. Эта Государственная программа 22 июня отметила пятилетие со дня утверждения ее Указом Президента. Координатором программы является Федеральная миграционная служба, но в силу того, что межведомственная комиссия, которая занимается этой Госпрограммой была передана в Министерство регионального развития и ее возглавил министр регионального развития, то мы совместными усилиями с Федеральной миграционной службой, с Минздравсоцразвитием, с другими заинтересованными министерствами, выработали некоторые подходы по совершенствованию этой Госпрограммы.

Коротко небольшая предыстория. Вы видите информацию, что 2006-2007 годы были потрачены на подготовку необходимых нормативно-правовых актов, преимущественно Правительством, 15 Постановлений, ведомственные акты. В 2007 году уже было принято 15 пилотных региональных программ. В 2008 году только одна программа, это был период, когда Министерство регионального развития и ряд министерств экономического блока попытались изменить подходы к разработке региональных программ. К сожалению, этого не получилось, а может, к счастью. Когда эта программа была передана в Департамент, который возглавляет докладчик, мы начали параллельно разрабатывать новые подходы к модернизации этой программы, обсуждать в рамках общественных форматов, дискуссионных площадок. В частности, мы инициировали проведение международного информационного Форума «Интеграция соотечественников», это ежегодный форум, последний был во Владивостоке, где мы, даже еще не имея поручений, начали обсуждать, как нам совершенствовать Программу, как изменить или снизить административные барьеры, которые в силу определенных обстоятельств, в том числе в силу специфического восприятия миграционной политики в определенный исторический период, были положены в основу функционирования Государственной программы. Если вы обратите внимание, в январе 2009 года Госпрограмма в части разработки согласования региональных программ переселения была передана в наш Департамент. В 2009 году уже было принято 10 региональных программ, в 2010 – 9, в 2011 году за неполные полгода было принято 3 региональные программы и еще 3 находятся на рассмотрении Правительства. Еще 2 мы в ближайшее время внесем. В принципе, до конца года будет утверждено еще минимум 8 программ. Таким образом, если сейчас функционирует 35 региональных программ, т.е. 35 субъектов Российской Федерации вовлечены в реализацию Госпрограммы, то до конца года таковых будет уже 40.

Есть определенные позитивные тренды, которые даже с точки зрения каких-то количественных показателей свидетельствуют о том, что программа может быть признана в последнее время более успешной, чем 2-3 года назад. Достаточно сказать, что за 5 месяцев этого года в Российскую Федерацию прибыло по госпрограмме 9176 человек, в то время как за аналогичный период 2010 года прибыло 2372 человека, т.е. разница в 4 раза. С нашей точки зрения, это позитивная динамика. Еще около 100 тысяч анкет поданы и являются потенциальным свидетельством того, что эта Программа интересна и важна. Помимо меня здесь присутствуют коллеги из нашего Министерства, госпожа Красько и госпожа Выхованец,  так уж получилось, что мы все трое в органы государственный власти пришли из экспертов, поэтому модернизационный «зуд» присутствовал в нашей деятельности изначально, но хочется всегда большего, чем можно достичь в результате согласительных процедур. Поэтому я хотел бы перейти к вопросу, связанному с тем, что является на данный момент модернизационными подходами к Госпрограмме.

Первое, что я должен сказать, что Госпрограмма была некоторым временным инструментом, который завершает свою миссию с точки зрения прежних разработчиков в 2012 году. Мы считаем, что это не правильно, и более того, мы считаем, что этот инструмент носит характер не только экономического и социально-экономического инструмента развития регионов, с нашей точки зрения, это еще и политический инструмент, потому что это достраивание не столько миграционной политики, сколько политики в отношении соотечественников. В Российской Федерации есть один вектор, который институализирован через государственную программу поддержки соотечественников за рубежом и эту программу реализует, как вы знаете, Министерство иностранных дел. Есть другой вектор государственной политики в отношении соотечественников – институализированный вектор в форме Государственной программы, модернизацию которой мы предлагаем для обсуждения. Мы считаем, что эти два вектора просто необходимы с точки зрения правильной эффективной политики в отношении соотечественников. Это означает лишь то, что эта Программа несет не только некоторые экономические функции, функции, направленные на обеспечение рынка труда, например, регионов, но это и очень важная внешнеполитическая функция по отношению к так называемому «русскому миру», по отношению к большому миру, который функционирует в геокультурном российском контексте. Это функция возможностей, которые предоставляются государством. Необязательно эта функция возможностей перейдет в функцию экономического влияния, макроэкономического влияния. Необязательно эта функция будет серьезным вкладом в ВРП, но что это будет и является важной функцией с точки зрения внешнеполитического имиджа страны, очевидно. Я думаю, здесь большинство людей, имеющие загранпаспорта и общающиеся на различных площадках в различных форматах с нашими соотечественниками. У меня лично ни одной встречи вне зависимости от того, знают ли откуда я и что я имею отношение к Госпрограмме или не знают, знают ли, что я имею отношение к органам государственной власти или нет, например, приезжаешь в Казахстан или в другие страны СНГ или даже в Германию, всегда есть интерес – а что у вас там, что за Госпрограмма, как можно ею воспользоваться. Иногда это завышенные ожидания, иногда это желание переехать в более комфортную среду. Вместе с тем мы знаем, что наша страна вторая после Соединенных Штатов Америки с точки зрения «миграционной привлекательности», закавычим миграционную привлекательность. Может быть это транзитная привлекательность, это обсуждаемо в рамках других форматов и других концепций, но факт имеет место быть и эта привлекательность, в том числе канализируется через интерес к Госпрограмме.

Если перейти к тому, что мы предлагаем и что является согласованной формой усовершенствования нынешней государственной программы. Во-первых, мы предлагаем неограниченный срок действия Госпрограммы. Если это один из важных внешнеполитических факторов, который является функцией возможностей, а не функцией экономических интересов, т.е. не функцией потребительского отношения к потенциалу соотечественников, а функцией предоставления им возможностей, помимо этого еще и экономическим инструментом, это мы тоже не отменяем, то срок действия госпрограммы не должен быть ограничен. При этом мы переходим на трехлетнее бюджетирование, т.е. мы синхронизируем планирование мероприятий Госпрограммы с трехлетним бюджетом, что не было предусмотрено и каждое изменение в план реализации программы, который тоже утверждался Указом Президента, была эпопея, не буду погружаться в это. Дальше технологическая проблема. Поскольку мы всегда хорошо думаем друг о друге, предполагалось, что когда соотечественник получит свидетельство, он воспользуется правом получения гражданства и свидетельство ему будет не нужно. Оказалось, что все не так просто, что многие соотечественники заинтересованы в сохранении гражданства страны исхода и при этом в получении преференций, которые они получают по свидетельству. Таким образом, мы договорились, что срок действия свидетельств участников Госпрограммы будет ограничен тремя годами и, соответственно, определяем порядок аннулирования свидетельств участников Госпрограммы.

В действующей редакции Госпрограммы не определены категории участников Госпрограммы, а выбор территории вселения осуществляется с учетом наличия мест работы, фактически, соотечественник может переселиться только в качестве наемного работника. Это такая форма крепостного прикрепления на определенный срок, с нашей точки зрения форма неэффективная, более того, неработающая, просто понятно, что человек ищет, где лучше, и соотечественник он или не соотечественник, приезжает он по линии трудовой миграции или по линии Государственной программы. Если он не может обеспечить свою семью, не может обеспечить ипотечного кредита, если он вообще может взять кредит, потому что это отдельная история, на которую направлена усовершенствованная редакция Госпрограммы. И вместе с ФМС мы продвигаем тему о том, чтобы распространить на соотечественников права резидентов, т.е. права граждан, чтобы они имели возможность вступать в определенные правоотношения с различными финансовыми институтами, с банками, чтобы не было никакой маргинализации их положения до периода получения гражданства. И здесь мы обсуждали на Форуме интеграции соотечественников несколько лет назад и сейчас по линии Федеральной миграционной службы эта тема практически закрыта.

Категории. Когда мы обсуждали эту тему и в самом начале пути модернизации программы, мы предлагали - во всяком случае, Минрегион, коллеги из других министерств нас тоже поддерживали - определить каналы вхождения или категории соотечественников: это работник по найму, это предприниматель, т.е. те люди, которые могут ввозить капитал, могут ввозить орудия производства, технологии, интеллектуальный капитал, т.е. могут быть интеллектуальными инвесторами, могут быть финансовыми инвесторами, это тип аграрий, т.е. переселенцы, соотечественники, которые ориентированы на развитие агропромышленного сектора, обучающиеся, одна из самых, с моей точки зрения, перспективных категорий, потому что чего греха таить, мы все прекрасно знаем, что все европейские государства, испытывающие проблемы с точки зрения демографии, выстраивают мощные программы по рекрутингу молодых людей из других государств, которые воспринимают возможность образования как некий социальный лифт, плюс хорошая программа обеспечения в период обучения, соответственно вступление в брак преимущественно после завершения учебного процесса или нахождение работы и оказание содействия им в этом, соответственно, может быть дорогая, но серьезная программа во многих европейских государствах существует. Я думаю, что эта Госпрограмма может быть достаточно эффективным и гораздо менее затратным, чем в европейских государствах средством изменения в лучшую сторону демографической и даже возрастной ситуации в Российской Федерации, и с моей точки зрения, это перспективный канал.

Далее, члены общины. С учетом того, что оказалось очень много этнорелигиозных сообществ испытывают желание вернуться на родину, это касается и различных старообрядческих групп из разных стран – от Грузии до Аргентины, то возник вопрос как их переселять, потому что программа «не заточена» под компактные переселения, в этом смысле с нашей точки зрения было бы разумным выстроить гибкий инструмент под этот тип категорий переселенцев и соотечественников, но это больше не экономический, а внешнеполитический, имиджевый канал.

Еще один канал, который одновременно имиджевый и с нашей точки зрения наиболее перспективен в экономическом отношении, более того, он придуман еще до того, как Президент заговорил о необходимости создания недалеко от Москвы замечательных интеллектуальных закрытых инновационных форматов – «Сколково» и прочие. Мы предлагали создать канал - «лицо, имеющее заслуги», при этом это такой канал, который бы предоставлял права либо федеральным органам власти, либо профессиональным ассоциациям, либо институтам, организациям системы Академии наук, представлять  особые преференции либо для человека, либо для группы лиц. Например, это касается людей науки, либо людей искусства, под которых тоже надо гибко «затачивать» инструмент: например, нужно перевести какую-то научную группу, оснастить их хорошей лабораторией и т.д., люди, которые уехали в 90-е годы, таких у нас десятки тысяч, моих знакомых очень много, причем в разных сферах – и математика, и физика, и химия, которые сейчас не против переехать, но мы прекрасно понимаем, что «Сколково» на всех не хватит. Люди, которые сменили гражданство, некоторые из них отказались от гражданства, некоторые являются нашими соотечественниками во втором или в третьем поколении, кажется, это тоже было бы неплохой идеей. В целом, коллеги из других министерств посчитали, что разделение по категориям не нужно, и мы просто говорим, что участник Госпрограммы может заниматься всеми видами деятельности, не запрещенными законодательством, т.е. они могут заниматься образовательной деятельностью и т.д., может быть, это предоставляет более широкие возможности, зато не позволяет выстраивать под каждую категорию инструмент точечной настройки.

Что касается организации переезда, здесь тоже определенные новации: снимается ограничение по контейнерным перевозкам, из Указа выносится тема этих преференций на уровень Правительства и отдельного акта Правительства, определены члены семьи участника Госпрограммы, существенно расширены – это не только близкие родственники, но и бабушки, дедушки, совершеннолетние братья, сестры, тети, дяди и даже усыновленные супругами дети. Здесь тоже идет снятие тех барьеров, с которыми сталкивались соотечественники при попытке воспользоваться Госпрограммой.

Серьезная тема – территория вселения. Мы договорились, что территорией вселения является не отдельный какой-то муниципальный район или городское поселение субъекта Российской Федерации, субъект сам определяет – считает нужным выделить всю территорию всего субъекта, значит, будет территория всего субъекта. На каком-то этапе мы планировали вообще отказаться от принятия региональных программ, сохраняя их только в приоритетных территориях, а приоритетными преимущественно являются – дальневосточная, приграничная территория, перечень которых устанавливается актом Правительства, и мы отказываемся от категорий территорий вселения, сейчас их 3, и определяем, что есть территория приоритетного заселения и все остальные. Для территории приоритетного заселения - соответствующие большие подъемные, отдельные преференции, перечень устанавливается Правительством, это та цена, которую государство готово платить за то, чтобы заселять опустынивающиеся территории.

Что касается ответственности высшего должностного лица, так получается, что с одной стороны, она предусмотрена в нынешней редакции Госпрограммы, но не конкретизирована, поэтому возникло согласованное предложение, что в сведения о реализации Государственной программы должны включаться доклад о достигнутых значениях показателей для оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации за отчетный год, и должны определяться планируемые значения этих показателей на трехлетний период. Есть еще ряд менее значимых различий, не буду в них погружаться, может быть, наиболее значимые из этих усовершенствований я обозначил и готов ответить либо сам, либо коллеги из Федеральной миграционной службы, из Минздравсоцразвития присоединяться ответить совместно на вопросы. Спасибо.

Т.Я. Четвернина: Спасибо большое, Александр Владимирович. Я думаю, что мы сразу слово передадим Федеральной миграционной службе, поскольку они тесно связаны между собой по реализации данной программы. Поэтому, пожалуйста, Виталий Александрович.

В.А. Яковлев: Спасибо, Татьяна Яковлевна. Уважаемые коллеги, как вы знаете, начало модернизации Государственной программы было положено в 2009 году, результаты ее реализации обсуждались на Всемирном конгрессе соотечественников, в рамках этого конгресса была отдельная секция, посвященная вопросам реализации Государственной программы, и были высказаны интересные предложения от соотечественников, которые легли в основу работы по модернизации программы. В дальнейшем работа строилась на основе поручения Председателя Правительства. Полагаю, что под эгидой Министерства регионального развития всеми федеральными органами исполнительной власти была проведена серьезная весомая работа по модернизации программы. Была масса идей, как Александр Владимирович уже отметил, часть из них ушла, большая часть осталась, и тот документ, который сегодня представлен для обсуждения, является компромиссным вариантом, который содержит значительное количество очень серьезных новаций, которые позволят активизировать Государственную программу и вдохнуть в нее новую жизнь.

Вы знаете, что Программа развивалась, т.е. она не была статичной, принимался ряд нормативно-правовых актов, в частности был Указ Президента №60, который расширил каналы вхождения в Государственную программу, возможность вступить в нее, стать ее членами, стать ее участниками, получили соотечественники, имеющие разрешение на проживание и временный вид на жительство в России. Мы считаем, что это очень важно, поскольку дает таким людям возможность привести членов семьи, обустроиться в России, закрепиться в регионах и т.д. Еще одним важным шагом является снижение налогового бремени для переселенцев, поскольку в первые 6 месяцев пребывания в России они вынуждены были платить налоги на доходы физических лиц в размере 30%, являясь налоговыми нерезидентами, приняты соответствующие изменения в Налоговый кодекс, сегодня участники Госпрограммы облагаются таким же налогом,  как и резиденты – 13%. Кроме того, этим же законом переселенцы освобождены от уплаты госпошлины за регистрацию по месту жительства.

Вместе с тем опыт реализации Программы показывает, что есть определенные «узкие» места, есть проблемы, которые необходимо решать. Думается, что вариант, представленный для вашего рассмотрения, в значительной части эти проблемы решает. Должен сказать, что интерес к Государственной программе растет в последние годы, это мы констатируем. Например, в 2010 году по сравнению с 2009 количество переселенцев увеличилось на 40%, мы считаем, это достаточно высокий показатель. И если сравнивать первое полугодие 2011 года с первым полугодием 2010 года, то также наблюдается увеличение количества переселенцев на 36%, в общем-то, рост достаточно существенный. Думается, что если мы внесем те коррективы в Государственную программу, которые предлагаются в имеющемся у вас варианте, то это позволит еще больше активизировать процесс переселения, поскольку люди получат ряд дополнительных преференций, ряд дополнительных возможностей и это будет способствовать как для  развития людей, так и для развития субъектов Российской Федерации.
Поэтому я просил бы поддержать представленный вариант. Хотел бы обратить ваше внимание, уважаемые коллеги, на то, что было бы целесообразно обеспечить принятие нового варианта Государственной программы уже в этом году, потому что вы все знаете, что мы находимся в процессе бюджетирования, необходимо предусматривать деньги на реализацию Государственной программы. Принятие ее в более поздние сроки затруднит финансирование мероприятий, которые ею предусмотрены. Спасибо.

Т.Я. Четвернина: Спасибо большое, Виталий Александрович. Теперь давайте мы зададим уточняющие вопросы, а комментарии, и в том числе комментарии государственных структур, через которые эта программа проходила, я думаю, вы получите возможность высказаться уже после вопросов. Пожалуйста, вопросы.

Ф.Т. Прокопов: Спасибо. Прокопов, Российский союз промышленников и предпринимателей. Три вопроса к обоим коллегам. Вопрос первый – все-таки, что подтверждает, что программа эффективна? Можно ли привести какие-то свидетельства, подтверждающие, что она эффективна. Например, можно ли сопоставить данные по осевшим соотечественникам, которые приехали в Россию в общем порядке и по Программе. Это первый вопрос, эффективна ли она на самом деле. Второй вопрос – каков качественный состав переселенцев? По крайней мере, в первые годы реализации Программы, когда предполагалось, что будет приезжать в Российскую Федерацию порядка 30 тыс. в год, для многих было неожиданностью то, что это оказались не совсем те люди, которых ожидали. Я имею образовательный уровень, возможность их трудоустройства, были проблемы с трудоустройством и т.д. Изменилось ли эта статистика, влияют ли переселенцы, как коллега Журавский сказал, позитивно влияют на социально-экономическое положение регионов. И третий вопрос – как, по мнению коллег, дальше программа будет преимущественно иметь политический вектор или экономический вектор, если экономическая составляющая все-таки будет, рабочие места, приглашение инвесторов, предпринимателей, студентов, интеллектуалов и т.д., и т.д., то не будет ли у нас в данном случае конфликта с концепцией миграционной политики, которая еще не утверждена, но ведомствами в основном согласована. Три таких вопроса. Спасибо.

Т.Я. Четвернина: Спасибо, Федор Тимофеевич. Еще вопросы. Пожайлуста.

Е.С. Красинец: Красинец (ИСЭПН РАН). Вопрос к Виталию Александровичу. Вы говорили о новациях в сфере реализации этой Программы, в том числе упомянули Указ Президента о том, что Программой могут воспользоваться соотечественники, проживающие на территории России, не только проживающие за рубежом, но и проживающие на территории России, так? Так вот, сколько человек воспользовалось этой инновацией? Спасибо.

Т.Я. Четвернина: Так, пожалуйста, Михаил Борисович.

М.Б. Денисенко: Денисенко, Высшая школа экономики. Вопрос следующего порядка: как вы оцениваете потенциал соотечественников, которые готовы принимать участие в этой программе в ближайшие годы? И страны исхода, если можно, в дополнение к вопросу Федора Тимофеевича: из каких стран преимущественно приезжают соотечественники?

Т.Я. Четвернина: Спасибо. И давайте еще, у кого есть вопросы, чтобы мы сразу очертили круг. Да, давайте. Последний вопрос.

В.Оськин: Оськин, Национальная конфедерация «Развитие человеческого капитала». Вопрос такой: я хотел бы понять, как формируются рабочие места в рамках этой программы под переселенцев и формируются ли они вообще? Спасибо.

Т.Я. Четвернина: Так как Министерство регионального развития будет отвечать всем составом, кто начнет?

А.В. Журавский:  Может быть Виталий бы начал? Потому что тут его большая часть, но мы тоже вставим свою шпильку.

Т.Я. Четвернина: Виталий Александрович, давайте. Принимайте удар на себя первым.

В.А. Яковлев: Коллеги, спасибо за вопросы – очень интересные вопросы. Постараюсь их осветить. Скажем сразу – не все цифровые данные у меня при себе. Поэтому не обессудьте, если не все цифры смогу назвать. Но дополнительно мы всегда сумеем их поднять и т.д. Что касается количества переехавших, на заре программы прогнозы были огромные. Видимо, исходили из понимания, что все находящиеся в странах СНГ соотечественники в первую очередь ринутся в Российскую Федерацию. Но потом в ходе реализации программы был достигнут взвешенный конструктивный подход и понимание того, что цели «переселить всех» у нас нет. То есть задача программы была немножечко иная. И она состояла в том, чтобы соотечественники имели уверенность и понимание того, что при необходимости, если у них возникнет желание переехать в Российскую Федерацию, то государство всегда окажем им в этом содействие.

Что касается количества переселенцев, количества переехавших людей - на сегодняшний день, по свидетельствам участников госпрограммы, составляет 43 478 человек. Это данные на 26 июня этого года. Это общее количество.

Что касается качественного состава – здесь вопросы немножечко друг с другом перекликаются, в частности с вопросом по формированию номенклатуры рабочих мест, которые предоставляют соотечественникам. Здесь надо учитывать, что качественный состав напрямую зависит от тех вакансий, которые соотечественникам предлагаются. Ведь механизм реализации программы таков: действительно, переселенцы согласовываются субъектами на конкретные рабочие места. На те рабочие места, которые субъекты планируют к замещению соотечественниками. Здесь все в руках руководителей субъектов. И должен сказать, что в разных регионах позиции разные. Например, Новосибирск заявляет крайне узкий перечень вакансий, причем он состоит только из учителей и врачей. Естественно, к ним требования: люди с высшим образованием, с опытом работы. И именно таких людей они и принимают. Другие субъекты заявляют, к примеру, рабочие специальности. Соответственно, они согласовывают людей, имеющих такие специальности. Потому что механизм вы прекрасно представляете: документы переселенца с его квалификационными характеристиками, с дипломами и другими документами поступают в уполномоченный орган субъекта, которым, как правило, является региональная служба занятости. И она рассматривает переселенца, его квалификацию на предмет соответствия тем вакансиям, которые предлагаются к замещению.

Что касается вектора программы – цели программы в документе прописаны. Конечно, они преследуют решение нескольких задач. Это и решение демографических проблем, и решение социально-экономических проблем, и решение проблем субъектов с точки зрения людей определенных специальностей. Это я говорю про действующий вариант программы. И, конечно же, политический аспект тоже присутствует. То есть, естественно, Российская Федерация с принятием программы в 2006 году продемонстрировала всему мировому сообществу свою готовность прийти на помощь к соотечественникам, повернулась лицом к тем людям, которые в разное время и по разным причинам убыли из Российской Федерации. Поэтому - я думаю, Александр Владимирович согласится - программа у нас многовекторная.

Что касается лиц, имеющих разрешение на временное проживание и вид на жительство. С момента принятия Указа №60 ситуация развивалась следующим образом. Примерно в течение 3-х месяцев люди осознавали, что произошло, изучали, какие инновации внесены в законодательство, обращались за консультациями в территориальные органы ФМС, поскольку функция оформления участия в программе для таких лиц возложена на территориальные органы нашей службы. И затем процесс пошел, так сказать. То есть люди стали проявлять активный интерес, активное участие, сдавали документы. Но здесь, должен сказать, сразу же возникла сложность. Сложность какого характера? Естественно, люди, имеющие РВП и вид на жительство, уже каким-то образом закрепились в субъектах, где-то они жили, где-то они работали. И здесь мы столкнулись с той сложностью, что далеко не все из них жили в территориях вселения, которые определены региональными программами переселения. А требование к переселенцам – чтобы они жили и работали в территориях вселения. И когда человек желал вступить в программу, но жил в районе, который в территорию вселения не попадает, ему говорили: будь любезен, тогда перебирайся в соседний район. Он говорит: ну а как же, меня это не очень устраивает. Такие сложности были, они и остаются. Поэтому я считаю очень важным, что новый вариант программы нас уводит от этих территорий вселений, и важная часть нашей работы сегодня была направлена на то, чтобы убедить губернаторов максимально расширить территории вселения и в идеале до территорий всего субъекта Российской Федерации. Потому что в противном случае РВП-шники и лица, имеющие вид на жительство, не хотят вступать в программу.

Что касается стран исхода, уважаемые коллеги, статистика показывает, что в основном это Украина, Молдавия, Казахстан – государства, которые дают большинство переселенцев. Естественно, и другие страны СНГ. Но при этом, должен сказать, что процесс переселения идет не только из стран Содружества, но и из государств дальнего зарубежья. Здесь надо отметить Германию, Израиль, Соединенные Штаты Америки. Сейчас, кстати говоря, реализуется очень интересный проект, на Дальний Восток переселяются староверы из Боливии. Причем по информации Роспосольства в Ла-Пасе потенциал этих староверов чуть ли не около 1000 человек. Они исторически выходцы из Приморского края. Выясняли, по каким причинам они переселяются: меняется законодательство в Боливии - земли изымаются из частной собственности и переходят во владение государством. А им верования не позволяют на таких землях работать. Вот первая партия таких боливийцев уже прибыла в Приморский край, оформила разрешение на временное проживание, и сейчас ведется работа по предоставлению им гражданства. Очередная партия порядка 45 человек уже, скажем так, в обработке:  документы поступили, с ними работают.

Про формирование рабочих мест я уже пояснил – это компетенция субъекта - что субъект нам предлагает (какие рабочие места), эту информацию мы доводим до наших загранточек. МИД доводит по линии консульских учреждений. И эти рабочие места, которые субъекты определяют, предлагаются к замещению нашими соотечественниками. Спасибо.

Т.Я. Четвернина: Здесь был еще один вопрос, который касался соотношения участников госпрограммы внутри этой большой группы - соотношение тех, кто приехал, и тех, кто получил этот статус «участник госпрограммы» из живущих здесь. В примерном соотношении: сколько внешних, сколько внутренних?

В.А. Яковлев: Сейчас, к сожалению, такой цифры у меня с собой нет. Не готов сейчас сказать точно. Мы можем дополнительно эту информацию довести. Я думаю, что даже это в течение заседания будет, сейчас я свяжусь с коллегами, они статистику поднимут, и такая информация у нас будет.

Т.Я. Четвернина: Прежде чем передать слово коллегам из Министерства регионального развития, у меня общий вопрос - фактически управлением программы занималось два ведомства Министерство регионального развития и ФМС. Кто осуществлял мониторинг реализации этой программы?

А.В. Журавский: Мониторинг реализации программы осуществляет ФМС, как координатор программы. Министерство регионального развития отвечает за выработку политики по отношению к разработке региональных программ, их согласования, и, так уж получилось, поскольку в Министерстве оказалось МВК - то и за модернизацию программы в ее сущностном подходе. Но при этом все, что вокруг программы, то есть нормативно-правовые акты на уровне актов Правительства, ведомственных актов – это в принципе Федеральная миграционная служба. Но поскольку они все равно с нами согласовывают, то все равно эти стратегические подходы, которые закладываются сейчас при модернизации программы, учитываются. Учитываются в течение последних 2-3 лет. Либо коллеги не предлагают, либо мы не согласовываем то, что не бьется с нашим стратегическим видением путей модернизации программы.

Теперь, что касается миграционной политики, как это будет биться с концепцией миграционной политики. Мы вообще считаем, что госпрограмма по соотечественникам имеет очень опосредованное отношение к миграционной политике. Как, например, этническая политика – тоже имеет. Или наркотики – тоже имеют отношение к миграционной политике. Вообще очень многое, что имеет отношение к миграционной политике. Также как миграционный аспект часто имеет корреляцию с другими отраслями и сферами деятельности. Но мы считаем, что в данном случае госпрограмма действительно имеет два измерения: внешнеполитическое с точки зрения имиджа страны как функция возможностей для соотечественников и экономическое для регионов. И если сейчас доминирующим является внешнеполитическое значение, то по мере увеличения количества прибывающих, а мы видим, что это количество увеличивается. Например, по нашим примерным совместным прогнозам, я думаю, что в этом году мы выйдем на 18-20 тысяч человек. Дальше будет больше.

И к вопросу о качестве человеческого потенциала - меняется это качество, потому что постепенно начинаем снимать те ограничения, которые были заложены изначально. И если будет принята новая редакция госпрограммы, то этих ограничений станет совсем мало, потому что сложно привлечь высокоинтеллектуального работника или носителя хороших значимых компетенций, при этом ограничив его мобильность, прикрепив его к какому-то сельскому поселению. Коллега говорил по поводу того, как формируются рабочие места. Не надо забывать, что с учетом процесса согласования с момента его заявки регионом до момента возможности воспользоваться этим рабочим местом проходит 3-4 месяца, иногда полгода, и поэтому этого рабочего места может уже и не быть. И поэтому сейчас нам кажется нормой, которая, мягко говоря, уже совсем отстала от жизни. И есть уже информационный ресурс Минздравсоцразвития, который по этой программе по новым подходам должен перейти в ведение Минрегиона, который будет фактически фиксировать наличие всех рабочих мест. Человек захочет устроиться в городе – он будет в городе. Захочет он в село поехать – он поедет в село, он будет искать себе применение. У него будет спектр возможностей, которыми он будет пользоваться. Соответственно, и расширение этих возможностей, снятие ограничений и таких крепостных ограничений приводит к тому что, меняется и структура переселенцев. Все больше молодых людей пользуются этой госпрограммой. Причем как раз людей, которые получают образование или собираются получать образование. Во всяком случае, я знаю так по Казахстану, по некоторым другим странам СНГ все больше молодых людей после школы подают документы через год после обучения по достижению совершеннолетия на участие в госпрограмме.  Не квоты, не по образовательным квотам, а с целью получения гражданства и расширения возможностей уже как гражданина Российской Федерации. Это одна тема.

Вторая - по поводу попытки связать концепцию миграционной  политики и данную госпрограмму. У нас даже поручение так звучит. Нам вернули госпрограмму с поручением внести в месячный срок после принятия концепции миграционной политики. Понимаете, я с интересом наблюдаю за работой над концепцией миграционной политики последние 5-6 лет. И мы просто может и то не родить, и это похоронить. Поэтому, с моей точки зрения, вещи не очень связанные, и может быть мы просили бы вас, ну то есть они связаны, конечно, и коррелируются, но мы просили бы вас тоже посмотреть, и как-то отозваться на эту позицию. Потому что мы с коллегами тоже пообщались - с миграционной службой, с Минздравсоцразвитием - нам кажется, что эти вещи нельзя взаимоувязывать настолько, чтобы выстраивать  какую-то последовательность с учетом двухаспектности подхода к этой госпрограмме.

Т.Я. Четвернина: Спасибо большое. Те, кто задавал вопросы, получили ответы? Так. Да, пожалуйста, Александр.

А. Разумов: Спасибо, коллеги. Александр Разумов, зам. директора НИИ труда. Видимо, я что-то недопонял. У меня один уточняющий вопрос есть. То есть я так понял, что есть абсолютно четкий водораздел между программой «соотечественники» и теми программами, которые реализуются по линии Федеральной миграционной службы. И та, и те программы, направлены на совершенно разные контингенты людей. То есть нельзя сказать, что часть соотечественников является эмигрантами, а часть эмигрантов является соотечественниками.  Вот есть ли здесь пересечение или нет? Спасибо.

А.В. Журавский: Я не знаю, как ответит на это Федеральная миграционная служба, я не хочу за нее отвечать. Но мне кажется, что надо в понятиях определиться. Я правильно услышал, вы говорите про эмигрантов или про иммигрантов? У нас, в каком-то смысле, все кто прибывает сюда из-за границы, могут быть эмигрантами, если уж в понятийном аппарате таком. Но у нас специфическое восприятие, по законам, так сказать. По соответствующему закону у нас соотечественником является гражданин Российской Федерации, который временно или постоянно пребывает за рубежом. Вот мы пересекаем с вами границу, в командировку уезжаем, сразу становимся соотечественниками. Вот здесь мы граждане, а там мы соотечественники-граждане. Есть какая-то путаница. Здесь есть наша принципиальная Минрегионовская позиция: это не совсем верно. Мы здесь полемизируем с коллегами из МИДа, не хочется сор из избы выносить, но если уж по понятиям определяться, то нужно различать соотечество и согражданство. И четко здесь разводить. Согражданство – это общность правовых связей между Родиной и гражданином. И соответственно, не меняются эти правовые отношения, за границей ты или на территории Российской Федерации, права и возможности меняются, а связи остаются. А соотечественником, с нашей точки зрения, должен быть не гражданин Российской Федерации, который  с большой родины или, ну не важно, с Российской Федерации, находится в каких-то других культурно – моральных отношениях и связях, а не в правовых отношениях.

Т.Я. Четвернина: Так, еще вопросы? Пожалуйста. Давайте еще один круг вопросов и перейдем к обсуждениям. Давайте пойдем вот так по кругу.

В. Оськин: Я хотел бы все-таки уточнить, если можно, Виталий Александрович. Вот, вы говорили 42 тысячи с копейками - это всего по программе. Все-таки сколько из них реально вот те соотечественники и сколько члены их семей? Я хотел бы понять суть. Потому что члены семьи, я понимаю, демографически, политически, а вот чисто экономически, сколько работников прибыло в Россию? Спасибо.

В.А. Яковлев: Прежде всего, хотел бы подчеркнуть, что члены семей они тоже наши соотечественники, их нельзя вычленять из этой группы. Но в среднем средняя семья, статистика наша показывает, состоит где-то из 3-4 человек.  То есть это два работоспособных человека и 1-2 ребенка. Вот такое соотношение.

Е.С. Красинец: Виталий Александрович, еще вопрос. По поводу статистики. Вы сказали, что не все соотечественники, которые приезжают в Россию, трудоустраиваются, потому что, то рабочее место, которое было обговорено, оно оказывается занятым. В этой связи вопрос. Сколько среди соотечественников, прибывающих в Россию, не имеют работы, являются безработными, стоят на учете в Службе занятости? Или они все 100% имеют работу с прибытия?

В.А. Яковлев: Я понял вопрос, поясню. Здесь очень важен момент: сколько времени проходит от согласования соотечественника до его приезда в территорию вселения. Ситуации бывают самые разные. Кто-то приезжает сразу - для того рабочее место 100% обеспечено. У кого-то возникают какие-то проблемы, скажем, ребенок доучивается в ВУЗе - он хочет дождаться каникул или окончания курса. Кто-то заболел, у кого-то иные обстоятельства. Кто-то продает жилье - длительное время не может реализовать. И конечно, если человек приезжает спустя полгода или спустя год, конечно же, работодатель держать место для него не будет, он его займет к этому времени. И тогда соотечественник в общем порядке имеет право при помощи услуг Службы занятости заниматься поиском рабочего места. Поступают обращения иногда от соотечественников-переселенцев о том, что определенные проблемы с получением рабочего места бывают. Не скажу, что это массовые обращения, скорее они носят единичный характер. Как правило, подавляющее большинство соотечественников работу находят и проблем в этом не испытывают сегодня.

Т.Я. Четвернина: Из Минсоцздрава кто-нибудь есть? Нет. У вас наверняка есть информация.

Реплика: Нет. Информации по Российской Федерации, сколько из числа соотечественников состоят на учете в службе занятости, к сожалению, у меня нет. Но исходя из той статистики, которую мы ведем, исходя из анализа деятельности органов государственной службы занятости субъектов, можно сказать, что примерно около 10%, не более, становятся на учет в Службу занятости и, как правило, это происходит через некоторое время. То есть люди, которые приезжают и изначально согласуются, как правило, и это является проблемой, на вакансии с невысокой заработной платой. Мы считаем, что это одна из самых больших проблем реализации действующей программы. И в связи с этим нужно что-то делать. И в частности необходимо, я так полагаю, именно субъекты ориентировать на то, чтобы они при разработке своих программ, предусматривали все-таки те вакансии, на которые действительно привлекательно будет приезжать соотечественникам. Вот если посмотреть те последние региональные программы, которые согласовывались в этом году, средний размер заработной платы -20000 рублей, Для региона это не такой высокий показатель, и вряд ли вакансия на 20000 рублей может быть привлекательна для соотечественника.

Т.Я. Четвернина: Вы имеете в виду вакансии, которые регистрируются в Службе занятости? Я думаю, вы оптимист по поводу даже 20000.

Реплика: Те вакансии, которые регистрируются Службой занятости, и которые предлагаются для соотечественника. Есть и 5000, и 6000, и 8000, и действительно, это учителя, это медсестры, это некие бюджетные организации, либо какие-то может быть коммерческие, но, тем не менее, с невысокой зарплатой. Поэтому соотечественники, проработав некоторое время и, наверное, получив гражданство, а это основной стимул для приезда в Россию, становятся безработными. Это отчасти говорит о том, что приезжают либо люди изначально не с такой активной жизненной позицией. То есть они сами не ищут работу, а помимо услуг Службы занятости, которая может подыскать работу, они могут самостоятельно искать работу, став гражданами России, и имея свидетельство участника, точно так же фактически уравниваясь в правах с гражданином России. Так вот, проработав некоторое время, они действительно идут в службу занятости,  становятся на учет, получают пособие по безработице. Но опять-таки, это статистика не более 10%. То есть для тех людей, которые имеют активную жизненную позицию, приезжают в Россию, им государство помогает каким-то образом переехать - выплачивают подъемные, помогают с жильем и все остальное, они находят работу, и они работают. И мы можем здесь сказать, что при согласовании этой программы мы, безусловно, уделяли этому внимание. Но создать такой механизм, который будет позволять соотечественнику выбирать территорию вселения только на основе вакансии – это неправильно. Здесь совершенно верно было сказано, необходимо позволить соотечественнику выбирать. То есть все вакансии, которые существуют на территории, в которую он приезжает, они должны быть доступны, в том числе в рамках программы. То есть он приезжает, он открывает сайт «Работа в России» либо тот портал, о котором мы говорим, который будет вести, как я понимаю, Минрегион в ближайшей перспективе или удаленно, когда будет принята программа. И он выбирает вакансии, трудоустраивается, либо его согласуют на ту вакансию, которую он хочет, с работодателем. А привязывать человека к какой-то конкретной вакансии, чтобы он работал только на этой вакансии и согласовывать его – это неправильно. Здесь необходим более гибкий механизм. И привязываться именно к рабочему месту – это не совсем правильно.

Т.Я. Четвернина: Да, вы правы. Я бы еще здесь добавила что, для того чтобы разрабатывать такие механизмы нужно себе представлять структуру этих соотечественников, которые к нам приезжают или которые здесь живут. К сожалению, мы сегодня не услышали информацию, наверняка она есть в Федеральной миграционной службе или может быть у вас. Потому что, когда вы разрабатываете политику, я так понимаю, что вы в основу этой политики должны класть какие-то определенные расчеты. А не просто фантазировать, что можно сделать. А вот то, о чем вы говорите, на самом деле, нужна хорошая аналитика для того, чтобы принимать дальнейшие решения, разрабатывать механизмы. И 10% - это от числа безработных зарегистрированных? Или 10% соотечественников?

Реплика: Это 10% от числа соотечественников, которые въезжают. При этом мы смотрели, анализировали – из тех, кто въезжает в территорию вселения, которые согласованы на те вакансии, на которые они приезжают, они, как правило, работают какое-то время. То есть они практически на 100% обеспечены работой. Тем не менее, через некоторое время эта работа может их не устраивать. Точно так же как любого человека, точно так же как мы с вами: работаем на какой-то работе, через некоторое время она нас не устраивает, мы стараемся ее поменять.

Т.Я. Четвернина: Я поняла, но информация о согласованных вакансий – у вас она есть? Если да, то откуда она поступает?

Реплика: В каждом субъекте Федерации есть уполномоченный орган, который согласовывает. В том числе, я так понимаю, что координатором является ФМС. В этой работе принимают участие также федеральные органы ФМС. У нас есть информация о количестве трудоустроенных при содействии органов Службы занятости соотечественников; о количестве соотечественников, въехавших на территорию субъекта и вставших на учет в качестве безработных. То есть мы оперируем этими данными. Исходя из этих данных, мы можем сказать, что из того количества соотечественников, которые въезжают на территорию субъекта, не более 10%, а может даже менее (7-8% примерно у нас получилось) становятся через некоторое время на учет в Службу занятости. Но опять-таки уровень хронической безработицы, уровень, когда эти люди приезжают и долгое время находятся в Службе занятости на учете, он совершенно небольшой.

Т.Я. Четвернина: Спасибо. Пожалуйста, еще. Подходите к микрофону.

М.М. Крощенко: Представлюсь, Крощенко Михаил Михайлович, независимый эксперт. Сейчас Геннадий Николаевич говорил по поводу того, что соотечественник должен выбирать территорию вселения. Мы знаем, что сейчас у нас основным критерием является наличие вакансий. В новом варианте программы более широкие возможности для соотечественника: это и предпринимательская деятельность, и личное подсобное хозяйство. То есть мы можем говорить о том, что он может просто не работать, а кормиться со своего огорода. Вопрос состоит в другом: иностранный гражданин может стать соотечественником по своему желанию, но согласует это уполномоченный орган субъекта Российской Федерации. На каком основании, на основании каких критериев уполномоченный орган субъекта будет принимать решения: пускать этого соотечественника или не пускать. Раньше мы говорили: нам нужны медсестры, или врачи, или преподаватели. Исходя из этого, уполномоченный орган Российской Федерации согласовывал: давайте, приезжайте. Сейчас приходит заявка от соотечественника: хочу к вам приехать и заниматься предпринимательской деятельностью (торговать помидорами). Понятно, что это будет отдано на откуп правительству Российской Федерации утверждение каких-то методических рекомендаций по отбору и согласованию кандидатур соотечественников для приезда в субъекты Российской Федерации. Вот  присутствующие здесь представители органов исполнительной власти - Минздравсоцразвития, Минрегион, ФМС, как вы считаете, какие критерии должны быть утверждены, должны ли быть они вообще утверждены для того, чтобы отбирать этих соотечественников – пускать или не пускать, и собственно говоря, считаете ли вы, что нужно вообще поднимать такой вопрос? Потому что рано или поздно встанет вопрос, скажем так, о защите прав и о дискриминации в отношении приезжающих и в отношении тех, кому отказали, в частности, в участии в программе. Спасибо.

Т.Я. Четвернина: Так, Вы будете комментировать?

А.В. Журавский: Справедливый вопрос, очень интересный. В первом варианте той программы, где у нас были категории, для нас все это было ясно, вот для нас, как разработчиков. Сейчас, конечно, так сказать, фокус поплыл немножко. Вы справедливо заметили, можно сказать, в самый корень зрите. Но, тем не менее в силу того, что у нас не закрыто окно для видов деятельности, мы постараемся, с одной стороны, чтобы в данной программе реализовывался принцип безопасности, потому что если это государственный инструмент, то, честно говоря, единственное серьезное ограничение это - ограничение по безопасности. В остальном сделать этот инструмент достаточно открытым как… ну, наша задача сейчас раскрепостить ситуацию, и сделать этот канал широким и доступным. По критериям, может сейчас еще Мария Олеговна добавит…

Мария Олеговна: Я бы хотела немного прокомментировать по поводу, кто согласовывает соотечественника. На данный момент времени это субъект Российской Федерации. Он согласовывает на основании региональной программы, которая в субъекте утверждена. Соответственно, какие приоритеты субъект для себя поставил при разработке программы, таких людей он и будет согласовывать. По анкете, а анкета очень подробная, как правило, видно, что за человек претендует на переезд в конкретную территорию вселения и чем он собирается заниматься. Другая проблема заключается  в том, что на данный момент времени сама госпрограмма ограничивает контингент этих людей исключительно теми, кто планирует работать по найму, абсолютно откидывая из этой сферы, например, студентов, потому что они молодые, их понятно никто пока на вакансии не согласовывает, они едут с целью получить образование, либо, например, предприниматели, человек, заявляющий, что он собирается вести свой бизнес, на данный момент времени в большинстве случаев получает отказ по госпрограмме, поскольку он собирается создавать рабочие места, а не занимать его сам. Именно поэтому мы и вносим вот этот некий вектор разнообразия для видов деятельности.

В первом варианте мы предполагали отсутствие согласования со стороны субъекта Российской Федерации, то есть  в принципе мы предполагали такой вариант. Рассматривали такой вариант, как необязательность разработки региональной программы для субъектов для приема соотечественников. То есть хочет человек ехать в какой-то определенный субъект Российской Федерации вне зависимости от того, есть у него программа или нет, определены эти приоритеты или нет, он может реализовать это свое право, правда, при этом получив минимум поддержки от государства, в частности, собственно, только гражданство, в общем-то, он и получит. При этом выстраивалась некая система сдержек и противовесов для такой самой, естественно, объемной категории, как работники по найму. Предполагалось ее пропускать через бальную систему, в общем, это очень долго-долго обсуждалось, как вы видите по истории разработки новой версии, это в течение практически полутора лет на разных площадках в разные модели отрабатывались. В итоге все-таки пришли к мысли о том, что субъект должен отвечать за тех людей, которых он к себе приглашает. Соотечественники вне зависимости от того, каким видом деятельности они собираются заниматься, не должны быть вне внимания руководства субъекта Российской Федерации. И в данном случае, в представленной версии согласование с уполномоченным органом субъекта кандидата на участие в госпрограмме остается, так же как в действующей программе.

Т.Я. Четвернина: Пожалуйста, комментарии, уже можно, я думаю предлагать свои. Да, Федор Тимофеевич.

Ф.Т. Прокопов: Да, спасибо. Еще раз – Прокопов, Российский союз промышленников и предпринимателей. Я постараюсь достаточно коротко, но я должен признаться, что я член МВК, пассивный член МВК, да, пассивный в последние, наверное, 2.5 года именно, так сказать, пассивный член МВК. Вот, и перед моими глазами прошла вся эволюция этой программы, начиная с ее анонсирования на Старой площади. Я не буду скрывать, что с первого дня ее анонсирования, лично я был ее критиком. Я должен заметить, что я критик программы, но не ФМС и Минрегиона, поскольку коллеги действительно пытаются ее переформатировать в более-менее вразумительный какой-то вид.

Приятно было слышать то, что на первом совещании, как раз в первом подъезде на Старой площади мне приходилось говорить о том, что, наверное, надо делать экономический акцент в этой программе, а не на чисто политический, потому что у нас возникнут проблемы с работой, проблемы привлечения на территорию полукриминальных личностей или низкоквалифицированных работников, семейные цепочки потянутся и так далее, проблема постоянного проживания в той территории, где мы хотели бы их увидеть. Мы хотим, там, на Дальнем Востоке или где-нибудь в глубокой тайге увидеть, ясно, что они туда приедут, через 3 месяца, получив преференции, все равно переедут туда, где человеку жить удобнее, проще, где есть работа, заработная плата и все такое прочее. Очевидные вещи. Именно тогда предлагалось вот то, что в этом году, вот в этом зале очень подробно обсуждалось при рассмотрении концепции миграционной политики, а именно эшелонирование или диверсифицирование миграционной программы, ориентированной на инвесторов, предпринимателей, там академическая, профессиональная миграция, там, миграция талантов и все такое прочее со своими инструментами: ограничения въезда или наоборот поддерживающими инструментами – это все обсуждалось. Значит, поэтому, если эта программа имеет шанс каким-то образом в будущем переформатирована быть в единой идеологии там скажем с теми программами, которые в соответствии с проектом миграционной политики будут формулироваться, это было бы правильно.

То, что программа соотечественников не является эффективной, коллеги, даже не надо реагировать, это и так понятно. За 6 лет 40 тысяч человек приехало в 35 субъектов Федерации, средняя температура – тысяча человек на один субъект Федерации, и мы говорим о том, что через эту тысячу человек мы решаем демографическую, экономическую и прочие проблемы регионов. Это не так. Но то, что она позитивна с точки зрения позиционирования, так сказать, России как государства, заинтересованного, открытого для приема своих бывших граждан и иных соотечественников, в соответствии с определением, это совершенно правильно, это ход правильный. И мне кажется, что если будет эта программа сохраняться и дальше, наверное, есть внешнеполитический смысл, несмотря на ее безумную дороговизну, безумный административный ресурс, который был вовлечен, а я помню все эти транспортные схемы, когда Минтранс рисовал, кого там самолетами, пароходами, поездами, там, это все было. Сейчас это все упростилось, и слава Богу.

Мне кажется, следующее - все-таки  внешнеполитический смысл, наверное, имеет эта программа, а то, что будущие наши граждане или там соотечественники, которые будут приезжать в Россию по этой программе, должны иметь некие преференции по сравнению с теми мигрантами, которые приезжают обычным путем, наверное, с точки зрения внешней политики, это тоже, так сказать, хорошо. Правда, хорошо было бы, чтобы программа была бы менее дорогой, в том числе с точки зрения задействованного административного ресурса, очень сложные бюрократические технологии, и они не всегда нужны. Вот пример с вакансиями, так сказать, он это показывает, что просто безумная выдумка была при формировании самой региональной программы – тотальный опрос предприятий, ну-ка, давайте, какое у вас жилье, какие вы даете вакансии, а почему у вас только общежития, а почему вы не даете квартиры, губернатора на ковер, ну и все такое прочее. «Бизнес, ты должен быть социально ответственным, построй там квартиры, дома, для будущих переселенцев». «Кого мы получим?» – задаем мы вопрос. «Не твое дело, ты сначала построй, потом мы тебе пришлем того, кого…». В том числе, Калининградская область, как пионер, скажем, вот в этой программе, она первая и вкусила все прелести вот этих, так сказать, незаточенных зубчиков. Но это уже пройденный этап.

Мне что хотелось бы. Ну, наверное, нужное, первое – решить задачу с тем, чтобы не стопорить эту программу начиная с 1 января 2012 года. Наверное, в данном случае коллег нужно поддержать в новом формате, в прежнем формате, но чтобы программа продолжала действовать, там, в следующем году. Ресурс уже задействован.

Второе – может быть даже не дожидаясь, когда будет утверждена концепция миграционной политики, а я рассчитываю, надеюсь, так сказать, что уже в этом году вместе с ФМС, может быть вместе с Минрегионом, Минздравом, с другими министерствами будут более четко обсуждаться механизмы возможной миграционной программы (эшелонированные, ориентированные на определенные группы мигрантов программы). Так вот, чтобы хотя бы в идеологии  и в концепции, и в использовании ограничивающих и поощрительных инструментов, у нас была бы одна и та же политика, которая касается интеллектуалов, которых мы ждем из США и так далее, и так далее, которые не могут быть признанными соотечественниками, и для соотечественников. Если речь идет об учебной миграции, нам с вами все равно из Бразилии, Аргентины, Австралии есть общее правило, но дополнительные преференции для тех, кто может быть признан соотечественниками, ну и так далее. Вот в этом формате, мне кажется, тогда программа переселения соотечественников, она, наверное, так сказать такое свое политическое место в большом социально-экономическом проекте могла бы занять, а социально-экономический проект, я имею в виду, обновленная миграционная политика в РФ. Спасибо.

Т.Я. Четвернина: Так, давайте теперь мы пойдем слева направо. Кто хочет еще высказаться из сидящих слева? Да, пожалуйста.

М. Маслова: Маслова, Минэкономразвития. Хотелось бы начать с концепции новой миграционной политики, которую мы  обсуждаем в рамках экспертной группы, и в рамках которой предлагается упростить приезд в РФ на постоянное место жительства, и разрабатываются различные программы по различным категориям мигрантов, то, о чем говорил Федор Тимофеевич. Мне кажется, тема соотечественников, которая так же в проекте концепции миграционной политики обозначена, она никоим образом не противоречит  проекту концепции и всем обсуждениям этого проекта, которые здесь проходили. Она органично в нее, естественно, встроена. И тот проект новой редакции программы государственной по содействию переселению соотечественников в РФ из-за рубежа, он, собственно говоря, ничем не противоречит основным направлениям, которые мы с вами обсуждаем при разработке концепции миграционной политики. Этот проект имеет определенные преимущества– проектный подход именно к реализации государственной политики в отношении соотечественников. Наверное, нет у присутствующих здесь возражений по поводу того, что содействие переселению соотечественников в РФ – это хорошо, это нужно. Никто в рамках обсуждения концепции миграционной не говорил, что это не так.

Предлагаемый именно проектный подход, он позволяет что, вот, в принципе, обозначены в проекте новой редакции программы принципы реализации программы. Значит, что позволяет проектный подход – финансовую обеспеченность мероприятий, баланс интересов переселенцев и принимающего сообщества, в целом РФ и тех территорий, куда въезжают соотечественники, адресность гарантий социальной поддержки, обусловленность этих гарантий спецификой регионов вселения соотечественников. Мне кажется, если подходить к вопросу содействия переселению в РФ соотечественников вообще безотносительно какого-то региона, безотносительно какой бы то ни было программы, мы вот эти принципы обеспечить не сможем. И тогда мы не сможем оказывать содействие переселению. Содействие переселению – это затратный процесс, и мы не можем абсолютно всем оказывать содействие в переселении, но у нас  есть определенные приоритеты, тот же Дальний Восток, приграничные территории, где вполне оправданно оказание такой финансовой поддержки в виде подъемных и так далее, значит, и мы знаем, что многие соотечественники, которые хотели бы переселиться, те 100 тысяч анкет, которые поступили уже от желающих соотечественников, многие из них нуждаются  в этой поддержке, в том числе и на компенсацию транспортных расходов, в том числе и на подъемные, в том числе и в поиске работы. Я согласна с Михаилом Михайловичем Крощенко, что ограничивать только вакансиями, которые когда-то на этапе согласования региональной программы работодатели заявили, что соотечественники только на эти вакансии могут претендовать, это, наверное, неправильно.

Нужно чтобы соотечественники имели возможность трудоустраиваться по любым вакансиям, которые имеются в субъекте. Но это уже дело, так сказать, технологии реализации этой региональной программы. Поэтому, мне кажется, что программа содействия переселению соотечественников, она является инструментом такой вот некой организационной инфраструктуры, пользуясь которой соотечественник может приехать и переселить свою семью в РФ, и прежде всего она, конечно, имеет политическое, имиджевое значение для РФ, побочно она решает так же проблемы, вернее помогает решить проблемы демографические, экономические, с точки зрения трудовых ресурсов. Но она не является инструментом решения экономических проблем, она просто, так сказать, содействует этому в ходе своей реализации. Поэтому мне кажется никакого противоречия у того проекта, который мы рассматривали, с теми направлениями совершенствования миграционной политики, которые мы обсуждаем, нет. Все, спасибо.

Т.Я. Четвернина: Спасибо большое. А вот можно еще попросить высказаться те структуры, которые, я так понимаю, выразили свое несогласие с категориальным подходом в том варианте, который изначально разработал Минрегион, если это возможно, потому что может просто люди поменялись. Кто был с этим не согласен? Нет, просто интересно услышать аргументацию.

Реплика: Вот мы в частности предлагали не категории соотечественников, мы в целом и в принципе были «за» создание неких видов переселения, мы полагали, что это не категории, что соотечественников не надо делить на категории, да, а именно обеспечить некие виды переселения. Вид переселения, направленный на приобретение работы на территории России, вид переселения на обучение, вот это то, о чем говорилось здесь. И эта идея, я так понимаю, она в принципе сохранилась и в том варианте, который…

Т.Я. Четвернина: Но это тоже категории. Это учебный мигрант, наемный работник, это из того, что…

А.В. Журавский
: Здесь полемика строилась вокруг следующего специфического восприятия: категория – это дифференциация преференций, вот так это воспринималось, а поскольку это все потребует и дополнительных финансовых средств, и так далее.. Нам-то тоже кажется, что если уж так рассуждать по категориям и понятиям, то категория и тип переселения… мы не держимся за слова, можно назвать не категория, а тип переселения, ну как угодно, можем назвать и каналом вхождения, можно назвать трубопроводом, да как угодно, мы договоримся об объеме понятия, а слово может быть самое разное. Нам казалось, что в принципе это такая интересная и гибкая система, которая позволит, грубо говоря, опять же не очень хорошим словом, канализировать, может быть, потоки наших соотечественников по видам переселения. Мы на самом деле очень многие вопросы, которые были снесены в результате такой бурной дискуссии на площадке аппарата правительства по прошествии какой-то там постсовещательной рефлексии, вдруг, оказывается, что на самом – то деле мы все согласны, но просто  говорили разными словами. Поэтому вполне возможно, что какие-то там отдельные аспекты, которые улучшат то, что сейчас имеет место быть, можно было бы и дополнить, если у других наших коллег из министерств не будет вопросов.

Т.Я. Четвернина: Спасибо. Михаил Борисович.

М.Б. Денисенко: Если можно буквально два слова. Во-первых, как уже было сказано, и совершенно справедливо, если говорить о концепции, которая сейчас разрабатывается, обсуждается, то собственно программа содействия переселению соотечественников является просто составляющей частью этой концепции, здесь действительно нет никаких противоречий, и, с моей точно зрения, мы сейчас, наоборот, всячески должны содействовать тому, чтобы представленный нам сегодня документ был принят даже до принятия самой концепции, ну хотя бы даже по одной простой причине – ведь эта программа является по сути дела единственной у нас в стране иммиграционной программой. В концепции достаточно много мест уделяется организации других программ, но их пока нет, в каком виде они будут существовать, сейчас ведутся споры.

Это по сути дела единственная действительно иммиграционная программа, пусть она не большая по своему демографическому и экономическому значению, но, тем не менее, это программа, которая позволяет 40 тысячам человек, позволила за 3 года, переехать в Россию. Много это или мало, мы можем, конечно, пользоваться критериями экономической эффективности, можем пользоваться критериями демографической эффективности, но если говорить действительно о судьбах людей, то в принципе, наверное, это не мало. Но, а если все-таки переходить к судьбам тех, которые еще не переехали и, может быть, никогда не переедут, я все-таки хочу сказать, что это может быть пожелание уже к самой программе. То есть я всеми руками «за». Недостатки определенные  есть, и я сам, наверное, отношусь в большей степени к критикам этой программы, но программа должна быть принята, одобрена как можно скорее до начала, до принятия концепции.

Но в целом, если обратиться к некоторым цифрам, вот сегодня прозвучал тезис, что Россия – вторая по привлекательности страна в мире, с точки зрения миграции. Нет, это конечно неверно. Мы все пользуемся цифрами Организации Объединенных Наций, вот кто так  говорит. 12 млн. людей, мигрантов в России, но никто не задумывается.. редко точнее задумывается, что это люди, которые родились за пределами России, и большая часть из них родилась на территории Советского союза в 70-е гг., 60-е гг., 50-е гг. и я думаю, что из присутствующих здесь людей таких мигрантов очень много. Как раз Россия, к сожалению, не очень привлекательная страна, и последние годы цифры это показывают. И с этой точки зрения эта программа она все же вносит свой вклад в увеличение привлекательности России как страны иммиграции. По сути дела это единственная программа, которая более-менее понятна в настоящий момент. Я могу сказать, что по программе ВКС гораздо больше вопросов возникает, она не доработана, на самом деле. Именно если говорить о высококвалифицированных специалистах, по сравнению с соотечественниками. Хотя к соотечественникам возникают вопросы. Вот в частности у меня возникает такого рода вопрос – он на самом деле возникал изначально, когда эта программа формировалась.

Мне, например, не нравится экономическая составляющая этой программы. Эта программа, мне всегда казалось, должна быть именно гуманитарной, гуманитарной в смысле репатриационной. Точно так же как принимают соотечественников в Германии, в Израиле, в Польше, причем в этих странах принимают разное количество соотечественников, в Польше  эти цифры совсем, скажем, в настоящее время небольшие. Но во главу угла как раз ставится вот этот гуманитарный, с одной стороны, аспект, который на самом деле сегодня, наверное, звучит в контексте внешнеполитическом и соответственно в этом контексте вопрос о вакансии решается по-другому, в принципе, так или иначе сегодня этот сюжет прозвучал. Не люди для вакансий, а вакансии для людей, которые переселяются в эту страну. С этой точки зрения, мне кажется, что в идеале, может быть не в этом цикле, а в следующем цикле, круг людей, который может переселиться в Россию, конечно, он не должен ограничиваться только специалистами определенных профилей, он должен быть расширен. Он должен включать, в частности, и тех, кто вообще не может работать и выйти на рынок труда, я имею в виду пенсионеров. Ведь если говорить прямо о тех, кто сейчас находится из наших соотечественников в Центральной Азии, то в самом тяжелом положении, конечно, оказались люди старших возрастов, у которых нет родственников в России, у которых, может быть, вообще нет родственников, и которые действительно хотят переехать туда, где они, может быть, когда-то родились или даже родились их предки. Но, к сожалению,  вот этого аспекта, этого важного очень сюжета, гуманитарного, эта программа не решает. Мне бы, конечно, в принципе хотелось, чтобы этот сюжет, он в будущем все-таки был бы развит, хотя, конечно, в общем людей таких мало на самом деле останется.

Другой аспект, может быть об этом тоже стоит подумать в будущем, это гражданство. Я, честно говоря, не понимаю, почему соотечественники, которые приезжают в Германию, получают фактически немецкое гражданство без затяжки, без каких-то условных, так скажем, статусов, промежуточных статусов. Почему мы не можем это сделать сразу? Если это диктуется соображениями безопасности, может быть,  до того как предоставляется возможность переехать  в Россию решить все вопросы безопасности, а потом, соответственно, человек приезжает и получает статус гражданина, не ожидая этого важного момента полгода, год, пусть даже это упрощенное получение, но все равно это занимает много времени. Мне кажется, что многие в этом плане вопросы опять-таки и экономического, и гуманитарного порядка они бы снимались. И с этой точки зрения программа бы стала более привлекательной, именно для соотечественников.

А что касается программ экономической миграции, то как раз одна из задач той концепции, которая разрабатывается, это именно разработка программ экономической иммиграции из зарубежных стран, соответственно, обеспечение разного рода преференций, привлечения иностранцев и так далее. Но это программы, которые будут рассчитаны, скажем так, на более широкий круг потенциальных участников экономической деятельности будущей России. А так, в целом, я еще раз хочу подчеркнуть, что программа важная,  программа в каком-то смысле у нас единственная, и может быть она даже станет системообразующей программой, другие будут к ней, скажем так, присоединяться. Мы ее должны действительно поддержать, а что касается будущего программы, то как говорится, я по выступлению выступающих понял, что все это подлежит дискуссии, все это может модернизироваться со временем по мере того как будут реализовываться другие программы, если они на самом деле появятся. Спасибо тем, кто принимал участие в разработке этой программы. Она действительно стала лучше по сравнению с тем, что было. Спасибо.

Т.Я. Четвернина: Спасибо, Михаил Борисович. Пожалуйста. Только представьтесь, пожалуйста.

Л.И. Графова: Лидия Графова, Форум переселенческих организаций и редактор журнала «Миграция 21 век», я 20 лет не только пишу, но и живу с репатриантами. И эта программа настолько долгожданная, я просто знаю, как к ней люди относились даже те, кто всю эту самую репатриацию, всю эту трагедию перенес на себе. Потом я знаю, какая была замечательная программа, которую Минрегион сначала предлагал, потом ее всячески обрезали, обрезали. Ведь в том виде, как она была, когда человек просто пришпиливался к рабочему месту, давайте прямо говорить, она ж себя не оправдала, по-простому говоря, она просто провалилась, именно из-за того, что у нее был не репатриационный дух, который совершенно необходим нашей иммиграционной политике, потому что еще очень долго будут болеть раны разорванного единого человеческого пространства Советского Союза. В ней не было этого духа репатриации, а был такой вот какой-то прагматический, прямо скажем, нечеловеческий дух. И вот значит, она провалилась, потом ее стали реанимировать. Я делала интервью с Максимом Травниковым, был прекрасный проект, потом его сильно-сильно урезали. Этот вариант, насколько мне известно, подан в феврале, что делают столько месяцев, почему с февраля уже скоро дождемся, опять будет осень, потом и зима, жизнь человеческая настолько быстро кончается, и знаете, тут есть такая хитрость, когда задумывалась эта программа, там же не про людей думали, там думали про то, чтобы гражданство давать только тем, которых мы пошлем туда, где они нужны. Это было совершенно откровенно. Когда вот, допустим, предлагалось продлить часть 4 статьи 14, может быть вы помните, что она давала возможность быстро получить нашим соотечественникам российское гражданство. 3 раза продлевалась, она была очень востребована, а потом уже, когда хотели ее вообще сделать бессрочной, нужна бессрочность, упрощенный порядок нужен, совершенно откровенно было написано, что это будет мешать реализации программы добровольного переселения. Понимаете? То есть надо отрезать возможности упрощенного получения гражданства, чтобы все шли через программу. Я не знаю, как на счет получения регистрации? Ведь, допустим, трагедии великие происходят в том же Калининграде, который занимает первое место по числу приехавших, там же люди не могут получить регистрацию по месту проживания, но где может человек только что приехавший найти эту самую регистрацию? Предлагалось в Думе, в Думе разрабатывался, рассматривался этот проект, чтобы хотя бы для этой программы сделать исключение, но это не прошло. Я-то вообще считаю, что надо вернуться к тому варианту, который был сначала предложен Минрегионом, чтобы люди могли ехать в любое место, которое оно избрали, все-таки хватит уже, надо этот Гулаговский дух, надо уже как-то с ним прощаться, иначе Россия …, действительно, демография-то у нас ужасная. И вот я хотела бы спросить – как ФМС думает по поводу того, чтобы люди, приезжая, могли не мучиться с регистрацией, с получением разрешения на временное проживание, что делать-то?

И потом, конечно, я считаю, что надо принимать как можно скорее эту концепцию, потому что она давно-давно уже всячески обсуждена. А что касается концепции, то она ведь вступит не раньше, чем в будущем году, а люди-то живут каждый день. Так вот как на счет того, чтобы люди могли не мучиться с получением гражданства?

В.А. Яковлев: Лидия Ивановна, спасибо за вопрос. Значит, я бы хотел пояснить по ситуации с регистрацией, прежде всего, и в частности, касаясь Калининградской проблематики. Вопрос проработан очень внимательно. Со стороны ФМС России никаких проблем с регистрацией нет вообще. Значит, здесь проблема одна – желание  либо отсутствие такового у администрации субъекта заключать с переселенцами договоры о предоставлении места жительства. Вот, если такие договоры в имеющихся центрах временного размещения будут заключаться, то никаких проблем со стороны ФМС с регистрацией этих лиц по месту жительства, либо по месту пребывания абсолютно нет. Вот, есть соответствующее разъяснение генеральной прокуратуры на эту тему, еще в 2008 году эти разъяснения были направлены во все территориальные органы и службы, и вопрос упирается только в наличие договоров между собственником помещения и, так сказать, переселенцем. Если администрация области такие договоры подписывает, мы их регистрируем.

Л. И. Графова: А если не подписывает?

В.А. Яковлев: Нет, в Калининграде есть центры временного размещения, так сказать..

Л. И. Графова: Там 300 человек живет…

В.А. Яковлев: Коллеги, здесь надо понимать, что вопрос жилищного обустройства для переселенца, он должен решаться этим переселенцем, мы ведь не можем граждан, которые живут в России и стоят, условно говоря, за жильем в очереди по 10-15 лет, вперед этих людей давать квартиры, так сказать, людям, прибывшим только сегодня. Это приведет к социальной напряженности в регионах, так сказать, к антагонизму и так далее. Поэтому вопрос здесь можно ставить по-другому – либо это решение жилищного вопроса в стране, в субъектах, и тогда естественно соотечественники приезжающие будут в рамках общей очереди это жилье получать, а на первое время, есть поручение Председателя правительства руководителям субъектов создать эти центры, поручению уже больше года, так сказать, выполнено оно, к сожалению, только в 4-х субъектах на сегодня, остальные субъекты не спешат эту работу проводить. Поэтому вопрос здесь никак не к ФМС, а к руководству субъекта.

Т.Я. Четвернина: Спасибо. Еще желающие выступить? Так, мы можно сейчас девушке дадим слово, да.

Юлианна Алексина: Здравствуйте. Юлианна Алексина. Вот, безусловно, все, что высказывалось и все, что видно в этом проекте, говорит о том, что программа действительно улучшилась, многое сделано. Но у меня есть не пожелание, не замечание, а вот просто как рассуждение такое – введены два интересных момента: первое - это то, что виды деятельности расширены, что теперь иностранные граждане могут претендовать на разные работы и не быть привязаны к этому перечню установленных вакансий, которые формируются зачастую очень странно и не всегда хорошо оплачиваемы, и то, что теперь иностранные граждане, которые имеют вид на жительство и разрешение на временное проживание, могут так же претендовать на участие в этой программе. Почему вы обошли временно пребывающих иностранных граждан? Они имеют уже работу, они хотят жить в России, и если бы они могли претендовать, было бы тоже очень интересно, вот только такой момент. Было бы очень здорово.

Реплика: Я просто кратко скажу, что в первом варианте и, по крайней мере, еще в нескольких… и по получению гражданства, значит, у нас вместе с временно проживающими была формулировка временно пребывающие. И человек временно пребывающий имел, в общем-то, как соотечественник все те же права. К сожалению, в процессе обсуждения за полтора года про гражданство этого нет, а если он пребывает, он естественно сейчас.. ну там субъекты выходят из ситуации как бы, но в принципе эти все положения про пребывающих, их нет..

Юлианна Алексина: Просто опять получается, что люди имеют желание, но не имеют вид на жительство и временное проживание получить крайне сложно, а люди имеют работу и в принципе могли бы работать, но жалко, что не поддержали этот момент.

Реплика: Дело в том, что временно пребывающие на самом деле.. самая большая проблема это была проблема, связанная с гражданством, получением гражданства, потому что по закону о гражданстве человек должен именно проживать, иметь место жительства, чтобы получить гражданство, а то, что касается временно пребывающих, постановка на учет в службу занятости, допустим, вот это сейчас субъекты более-менее решают, но, в общем-то, это тоже остается проблемой. Но они в этом статусе очень не долго, они получают РВП. Нет, РВП они получают, не квоты, это не сложно, они получают в течение двух недель.

А.В. Журавский: Нет, я хотел сказать, что это вообще более широкая проблема, она решается в рамках миграционного законодательства, мы не можем создать какую-то особую привилегию, только вот для соотечественников, находящихся в таком статусе, который регулируется миграционным законодательством. Поэтому здесь, наверное, это не тот случай, когда для соотечественников возможно сделать исключение из законодательства, то есть это как бы  проблема более широкого характера.

В.А. Яковлев: Кроме того надо учитывать, уважаемые коллеги, что здесь временно пребывающие абсолютно не лишены возможности вступить  в участники госпрограммы, они пребывают здесь временно и потом возвращаются на родину, и на родине им никто не запрещает подать документы и так сказать..

Юлианна Алексина: Так тут они имеют работу, зачем им? Они уже имеют эту работу.

В.А. Яковлев: Работу они имеют временную. Если речь идет о трудовых мигрантах, то работу они имеют временную.

Юлианна Алексина: А если работодатель готов дать им постоянную работу? Зачем им выезжать?

В.А. Яковлев: Ну, у них правовой статус временно пребывающих.

Юлианна Алексина: Это понятно. Спасибо.

Мария Олеговна: В любом случае нужно предпринимать действия у себя в стране, для того, что выехать на ПМЖ в Россию по любому придется возвращаться в свою страну для этого. То есть в данном случае как бы вопрос даже не во внутреннем российском законодательстве, а вопрос в международном законодательстве.

Т.Я. Четвернина: Эти вопрос на самом деле обсуждались в рамках концепции миграционной политики. Эти проблемы действительно есть, вопросы в том, что их надо решать, а не создавать дополнительные препятствия для того,  чтобы мы опять говорили о том, что Россия не очень привлекательная страна для  переезда на постоянное место жительства. Так, пожалуйста. Нет, извините, пожалуйста, Минфин.

В. Васильев: Владимир Васильев, Министерство финансов. Я хотел такой вопрос задать – вот по вашей оценке, несколько раз прозвучал такой тезис про дороговизну этой программы, а какая составляющая важнее, то, что предоставляется им компенсация затрат на переезд либо упрощенная система наконец-то получения всех необходимых документов для того, чтобы они все-таки устроились на работу? Потому что как я понимаю, люди сюда приезжают, чтобы в упрощенном порядке получить все необходимые документы, как говорил коллега из Минздравсоцразвития, побыстрее эту работу за 6 тысяч забросить и куда-нибудь устроиться в другое место. Но тогда эти ресурсы упрощенные работаю только в рамках этой программы, ну по ощущениям, по крайней мере, как я здесь послушал. А о том, что предоставляется им высокооплачиваемые места рабочие, это, я так понимаю, в регионах их не так много, и они уже заняты лицами, которые там проживают, и вопрос тогда встает про инновации, про ипотеку и так далее. Это все дорогие очень услуги, и кто, за какой счет их будет оплачивать, тоже не понятно. Вот все-таки целесообразность трат на администрирование дикое, на вот переезд и все, она на первом месте или нет в этой программе?

Т.Я. Четвернина: То есть вопрос в том, какая самая затратная часть программы? Структура программы многокомпонентная, какая из них самая затратная, потому что было озвучено, что самая большая – административная.

В. Васильев: Нет, имелось в виду по важности для переселенцев, по Вашей оценке, все-таки, компенсация вот этих сумм на переезд либо потому что в рамках только этого механизма они могут получить наконец-то в упрощенном порядке доступ  и все необходимые документы.

А.В. Журавский: Я отвечу, потом Виталий Александрович продолжит. Начну издалека. Тут недавно Gallup проводил исследование очень большое во многих странах мира, пытаясь выяснить, причем вот от социальных групп, получающих 2 доллара… причем недавно рассказывали на общественном совете по формированию инвестиционного климата… до значит людей там, у которых доход несколько миллионов долларов в день… и изучали все-таки что является основным мотивом в их жизни, так сказать, главным мотивирующим аспектом их активности. К чему они стремятся, чего они хотят. Более 80% называют работа. Вне зависимости от имущественного ценза. А для людей богатых это еще самореализация, то есть это более качественный определитель того, что он ищет  в работе.

Большинство людей, которые приезжают в рамках госпрограммы не отличаются от тех людей, о  которых я говорил. Они не совсем посередине, но, наверно, ближе к двум долларом, вот, для них тоже само главное это работа, второе - жилье, потому, что если ты получаешь хорошую работу, то ты  с жильем разберешься. Что касается подъемных, подъемные играют функцию вспомоществования на первом этапе, и скорее важен тут сам факт возможности предоставления со стороны государства некоего социального пакета плюс компенсации переезда, и дальше это же не во всех регионах мы даем подъемные, как вы знаете. Вот.

Поэтому снимая проблему зарегулированности и прикрепленности к рабочему месту, мы снимаем проблему поиска и получения, соответственно, доступа к хорошо оплачиваемой работе потому, что человек сам выбирает регион и сам выбирает себе место работы. Никто его не неволит. Дальше он сам хозяин своей судьбы. В этом отношении те преференции, которые остаются в логике сегодняшнего модернизационного подхода к госпрограмме – это, прежде всего поддержка (большие подъёмные) для переезда людей на Дальний Восток, в приграничные территории.

Только если этот инструмент будет функционировать – это тоже будет бессмысленно с нашей точки зрения. Почему мы ещё говорили про каналы? Потому что на Дальний Восток поедут люди либо в федеральный университет, либо на развитие агропромышленного комплекса. Соответственно, либо должен быть решён вопрос квотирования, либо соответственного обеспечения этого образовательного канала, либо соответствующий землеотвод и гибкие инструменты вхождения в те возможности, которое предоставляет сегодняшнее законодательство в сфере развития агропромышленного комплекса: лизинг, кредиты и т.д. и т.п. Либо законодательство о среднем и малом предпринимательстве. Всё. Предоставить равные возможности и определённые подъёмные – это даст возможность человеку развиваться, если он хочет. Я так думаю, надеюсь, что прав.

Т.Я. Четвернина: Спасибо. Ещё вопрос.

Ф.Т. Прокопов: У меня вопрос к Минрегиону. Сегодня в некоторых ведомствах обсуждается идея следующего порядка: прежде чем открыть вакансию для иностранцев, соотечественника-несоотечественника, не знаю, будет ли сделана разница, эта вакансия должна повисеть три месяца в региональной службе занятости. И если на неё не будет претендовать российский гражданин, только тогда она будет предоставлена иностранцу. Каково ваше отношение с точки зрения программы соотечественников?

А.В. Журавский: Знаете, мы не вовлечены в процесс обсуждения, поэтому мне сложно отреагировать. Наверное, защита национального рынка труда имеет какой-то смысл. Но поскольку люди будут пользоваться общедоступными информационными ресурсами, а время прохождения больше трёх месяцев с момента появления этой вакансии до момента использования возможности, я думаю, что тем и решится. Вообще, я не слышал об этом, поэтому не могу сходу взять и сформулировать свою позицию. Надо посмотреть.

Реплика: Этот вопрос в принципе не относится к программе переселения соотечественников. Кстати, этот момент, в котором мы сталкиваемся со многими предпринимателями, работодателями, особенно в отдалённых регионах, таких, как Дальний Восток, о том, что предприниматели, работодатели, которые малый и средний бизнес, не знают, что участники государственной программы проходят вне квоты. Чтобы взять участника государственной программы, даже иностранца, работодателю не требуется разрешение на привлечение иностранной рабочей силы. Об этом мало кто из предпринимателей в курсе, как недавно оказалось. Мы проводили большую работу. В прошлом году МИФИС-форум «Интеграция соотечественников на Дальнем Востоке» был заточен под эту проблематику. Мы проводили ярмарку вакансий специально, оповещая работодателей Дальнего Востока о том, что они могут привлекать на рабочие места соотечественников мимо квотной кампании. Этот вопрос, мне кажется, не к программе, это отдельная песня.

О.Д. Воробьева: Воробьёва Ольга Дмитриевна. Я, может быть, глупый вопрос задам, но хотелось бы услышать. Потому что для оценки эффективности чего-либо и тем более реализации такой мощной программы хотелось бы знать, сколько всё-таки средств затрачено на её реализацию? С 22 июня, со дня объявления войны соотечественниками, 2006 года, сколько средств на эту федеральную целевую программу?

А.В. Журавский: Конечно, на это лучше бы ответил представитель координатора, или Минфин на это ответил, но у нас есть некоторая цифирь. Она приблизительная и округлённая до примерных величин. Выплаты участникам в 2008-ом году

О.Д. Воробьева: А с 2006-ого нельзя начать?

А.В. Журавский: А не было в 2006-ом.

О.Д. Воробьева: Или с 2007-ого? С 2008-ого пошло финансирование?

А.В. Журавский: Да. Фактически, да. В 2008-ом году выплаты участникам семей, включая подъёмные пособия, транспортные расходы, пошлины и т.д. – 213,4 млн. Ещё около 150, точную цифру я не знаю – это были т.н. субсидии субъектам РФ, покрывающие часть их расходов, т.е. это субсидии компенсационного характера. В конце года после того, как субъект представляет свои расходы, есть определённая сумма на одного переселенца, которую может компенсировать Минфин, и это делает Минфин. Расходы федеральных органов власти, включая программный продукт «Соотечественники», работу за рубежом МИД-ов и миграционной службы, информационное обеспечение в 2008-ом году было 272 млн. Таким образом, где-то около 363 млн. – то, что получили соотечественники в виде конкретных денег на руки или услуг со стороны субъекта, включая центр временного размещения. И 272,8 млн. – это федеральных органов исполнительной власти. При этом вообще на реализацию программы планировалось выделять ежегодно по 7 млрд. рублей, но, как вы понимаете, большая часть этих денег вернулась в бюджет, потому, что была не реализована. В 2009-ом году выделялось 1,5 млрд. рублей, тоже значительная часть возвращена, потому что где-то примерно 1125 млн., плюс-минус, может Минфин нам точнее цифры назовёт. На 2010-ый год и до 2012-ого было запланировано 1 млрд. 200 млн., и примерно на этом уровне происходит освоение этих средств. Думаю, что с этого года денег будет уже не хватать. По государственным меркам это очень недорогая программа, если пересчитать даже на одного соотечественника.

О.Д. Воробьева: Да, я это и хотела сделать – разделить на одного соотечественника. Но сделать это крайне сложно. Я не понимаю, почему это сложно сделать? Ведь в бюджете предусматриваются средства, выделяемые на программу. И субъекты выделяют. Всё это можно сложить, а нереализованное отнять, и с 2008-ого по 2010-ый, и потом делить на соотечественников. Конечно, это единственная иммиграционная программа, и других нет, но, может быть, можно – мне так представляется, не могу эту цифру не доказать, не опровергнуть – можно было сосредоточиться на решении незатратных с финансовой точки зрения вопросах – с регистрацией, с предоставлением гражданства. Тут уже прозвучала фраза, что смысл программы не в предоставлении привилегий соотечественникам. Тогда, простите, в чём её смысл? Её смысл в предоставлении привилегий. Но почему-то он сводится к предоставлению денег, рабочих мест, которых своим гражданам не хватает, таких, высокооплачиваемых. Но самые ключевые, первые вопросы не решаются. Значит, всё остальное стопорится, и идёт по замкнутому кругу весь процесс. В отсутствии регистрации виноваты регионы. Ну, решите этот вопрос с регионами! Измените этот порядок на федеральном уровне – регистрация для соотечественников на законодательном уровне. Это очень смешно, но вот именно в это всё и упирается. А вот 240 тысяч человек миграционного прироста в прошлом году, по-моему, в это число не входят. Приехали и всё, как-то решили проблемы сами. Иностранцы они или соотечественники – не знаю. Но у нас вот такая была величина миграционного прироста – разница между прибывшими и выбывшими. Хотя он тоже далеко не совершенен. Я думаю, больше на самом деле. Прибывших у нас очень лукаво регистрируют.
Мне кажется, в таком направлении корректировка была бы более разумна, эффективна и действенна. Мы смотрим на страны и перенимаем опыт тех, которые являются гораздо более миграционно привлекательными – Германия, США и т.д. И их механизм направлен на то, что, действительно, кого-то отсечь, но своим репатриантам привилегии предоставить. Мы-то заманивать должны, простите. У нас эмиграция колоссальная. Колоссальная потеря специалистов, утечка мозгов, умов, мускулов и чего угодно. Мы заманивать должны, а мы при предоставлении статуса стесняемся, а какие-то бешеные деньги на административный ресурс тратим. Извините, я поздно пришла, может быть, я говорю то, о чём уже говорили. Мне кажется, вот это направлении было бы гораздо более эффективным.

А.В. Журавский: Вы знаете, пока вы говорили, я подсчитал. В районе от 90 до 130 тысяч рублей на человека.

Т.Я. Четвернина: Нет-нет, это не так.

А.В. Журавский: Так и получается. Ладно, коллеги, я к чему. Когда вы говорите насчёт миграционно привлекательной Федеративной Республики Германия и большого окна возможностей в рамках программы репатриации. Вы у меня второй человек, который говорит об опыте Германии. У нас есть межправкомиссия по проблемам российских немцев. Нашими коллегами с германской стороны являются МВД ФРГ, непосредственно сопредседателем с германской стороны является господин Кристоф Бергнер, уполномоченный по правам поздних переселенцев. Человек, который отвечает за тех, кого вы назвали репатриантами. Так вот, окно этих возможностей для репатриации давно уже захлопнулось с точки зрения социальных преференций и т.д. То, что было в 90-е гг. при Ваффеншмидте, и то, что есть сейчас – это, мягко говоря, две большие разницы. Доказательство своей этничности – очень не простой в Германии способ. И те социальные преференции, которые получали переселенцы, которые начинали выезжать в конце 80-х, а особенно хорошо после 92-ого года, после заключения межправсоглашений между Россией и Германией, так называемого поэтапного восстановления государственности российских немцев, т.е. восстановления Поволжской республики, и сейчас – это разные вещи. Поэтому, честно говоря, вы о каком опусе сейчас говорите о репатриации?

О.Д. Воробьева: Я как раз и говорю о том, что этот опыт для нас неприемлем, у нас совершенно другие задачи.

А.В. Журавский: Я и говорю, зачем на него ссылаться, если он неприемлем? Сейчас Германия не может интегрировать даже российских немцев, не говоря о турках.

Т.Я. Четвернина: Сколько у нас ещё желающих выступить? Три человека. Давайте.

В. Оськин: Спасибо. Я слушая разные мнения об этом, всё-таки утверждаюсь в том, что экономическая составляющая очень важна – то, о чём Фёдор Тимофеевич говорил, другие присутствующие. Когда мы говорим: «Да, политически важная программа». И тут я представляю, что эти люди, которых мы подтянули сюда, связываются с теми, кто собирается подтянуться и спрашивают: «А как ты там устроился? Хорошо ли тебе там? Есть ли у тебя работа?», а он: «Да вот, маюсь. Нет. Вот служба занятости предлагает, но предлагает 15 тысяч – на эти деньги я не проживу, тем более, когда я ещё семью привёз». «А как ты ищешь работу?». Ну, вот, он как-то ищет. Мы полагаемся на то, что наши граждане как-то ищут и как-то они находят. Иногда мы слышим, а чего они не идут в службу занятости, там же полно вакансий. Я это не к тому, чтобы сказать, что служба занятости неправильно это делает. Она это делает правильно, но по-своему. Надо не забывать, что у нас уже есть национальная кадровая индустрия. Она существует, у неё есть большие ресурсы. Сегодня кризис уже завершается, и сегодня уже по некоторым элементам рынка труда есть кадровый голод. Нет людей, которых можно привлечь. Их ищут, их переманивают с других регионов, повышают преференции для них. А почему это всё стоит в стороне от программы соотечественников, коллеги? Вот такой наивный вопрос. А почему нам не обратиться к возможностям кадровой индустрии? Не построить информационный мостик с тем, чтобы решались задачи и соотечественников, которые хотят найти работу, и тех работодателей, которые обращаются к рекрутерам? Или к интернет - рекрутерам. Обращаются и спрашивают: «Нам нужны люди. Мы платим за это. Найдите нам!» И они ищут, но они не используют этот канал, а ведь это хороший канал.

Я вспоминаю своё рекрутинговое прошлое – это год 96-ой – когда это было совсем ещё не развито. Была у меня вакансия в известную, мощную электротехническую компанию, шведскую, но здесь, у нас. Мы распространяли эту вакансию и искали людей в России. И мне приходит резюме откуда-то из Скандинавских стран. Человек уехал туда. Дама, она уехала, она очень успешная, она получает там хорошие деньги, но ностальгия пилит её, пилит. Она говорит, что нашла эту информацию, и хотела бы вернуться в Россию. «Я хотела бы переехать». 96-ой год, да? Сейчас все равно эта ностальгия пилит многих, в том числе тех, кто уезжает за более хорошей работой, за лучшими условиями.

Давайте мы попробуем использовать те возможности, которые есть у нас в стране. Не только административные, не только существующие в госплане, а существующие в коммерческом плане. Давайте мы найдём возможности состыковать эти интересы. Я думаю, это будет хорошее движение для этой программы, именно, чтобы люди получали работу, чтобы консультировали этих людей по поводу, как искать работу. Опять же, вспоминая своё прошлое, я помню, когда, бывало, приходят к рекрутеру, и он не может на эту вакансию человека продвинуть. Но он объясняет – «у тебя такие-то, такие-то возможности»; и человек сам находит. Ведь можно же привлечь профессионалов нашего национального рынка труда к тому, чтобы они консультировали этих людей. А сегодня консультация – это не обязательно везти наших людей туда. Или привозить соотечественников сюда и консультировать. Есть же возможности, которые дают информационные технологии. В том же Skype вообще денег не надо. Но главное организовать этот процесс. Такое моё предложение. Я считаю, что если мы организуем синергию того, что уже есть у нас с этой программой, то эта программа получит новую жизнь, и в том числе новый политический вес. Спасибо.

Реплика:… что прослеживается? Многие приезжают не для того, чтобы получить работу или закрепиться на данной территории как таковой. А многие едут из-за того, чтобы дети их могли получить образование. Это очень важный стимул. Понимаете, я работаю со студентами. И многие студенты, которые приезжают и на общих основаниях получают высшее образование, насколько они прилежны, насколько они внимательны, насколько они хотят получить это образование. Общаясь с родителями, я выявила закономерность, что родители говорят, что будут работать здесь на любой работе, любой, что мне предоставят. Лишь бы ребёнок или внук ходил в детский сад, изучал родной язык и получил высшее образование в России. Поэтому мне кажется, что среди преференций, которые могли бы быть предусмотрены в рамках государственной программы – может быть, содействие, может быть, квоты. Я не знаю, как это лучше сделать, наверное, здесь специалисты из Министерства регионального развития и других структур лучше это знают. Но этот стимул очень важный, и он позволит закрепить на территории людей, которые имеют рабочие профессии и готовы работать ради длительного времени, чтобы их дети получили образование. Причём не только высшее, но, так скажем, качественное образование.

Второй момент, на который обращают внимание, общаясь с миграционной службой. Это те, которые приезжают их тех республик, о которых я говорю, потому что наш субъект – буферная зона, он ближе контактирует, нежели Москва или другие субъекты федерации, с Казахстаном, Таджикистаном и т.д. Многие российские граждане, наши соотечественники, хотят работать и даже хотят получить рабочие специальности, поэтому программа, может быть, переподготовки именно в качестве рабочих таких специальностей тоже могла бы стимулировать к тому, чтобы они жили на определённой территории. Это то, что я хотела сказать. И последнее. Я, конечно, поддерживаю, что программа имеет важный политический и социальный резонанс. Безусловно, это, наверное, достоинство этой программы в позиционировании России на международной арене. Но, тем не менее, в рамках ключевых изменений я бы хотела обратить внимание на ещё такой момент – виды деятельности участников госпрограмм. Здесь определены виды деятельности, которыми может заниматься участник – все, не запрещённые законодательством. Так широко невозможно трактовать, потому что есть, как здесь уже говорили, связанные с национальной безопасностью, со стратегическими интересами России. Главное, конечно, нельзя запрещать, но, может быть, по истечении какого-то времени проживания или закрепления в России он может замещать любые вакансии, но не сразу по приезду. Какие-то ограничения здесь стоит ввести. Всё, спасибо.

Т.Я. Четвернина: Пожалуйста, ещё один выступающий, и дадим заключительное слово основным докладчикам.

Е.С. Красинец: Евгений Красинец, ИСЭП РАН. Нужно отметить, что замысел программы позитивен, и все усилия, направленные на модернизацию и улучшение этой программы следует поддерживать. Это факт. Но, прежде чем заниматься модернизацией программы, нужно посмотреть, как она реализовывалась и что её тормозило. Насколько она результативна? Если мы посмотрим результативность этой программы, то мы увидим, что она мизерная. Здесь назывались цифры, что по этой программе переселены 46 тысяч человек. Во-первых, это почти за пять лет – 4,5 года – это раз. Во-вторых, это с членами семей переселенцев-соотечественников, которые получают удостоверения – это два. В-третьих, нужно учитывать, что примерно 40% у нас переселяются в Калининградскую область. В-четвёртых, без всяких дополнительных и государственных усилий у нас ежегодно в страну переселяется 300 тысяч человек мигрантов на постоянное место жительства.

Есть программа, нет программы – по 300 тысяч переселяется. А здесь огромные затраты, о которых говорила Ольга Дмитриевна. И мы видим, каков результат на выходе этих затрат – результат минимальный. Поэтому прежде чем вносить предложения по модернизации этой программы, нужно понять, почему она так плохо идёт. Я думаю, дело не только в том, что не все регионы включились в её реализацию. Мне кажется, основной компонент, о котором сегодня почему-то никто не говорил – это проблема обеспечения соотечественников жильём. Понятно, что проблема решается очень сложно, но факт остаётся фактом. Соотечественники, которые приезжают в Россию, в лучшем случае поселяются в центрах временного размещения, но именно в центрах временного размещения. А они оттуда должны выехать. И это не решает проблемы регистрации, о которой уже говорилось. В центрах временного размещения они получают временную регистрацию. Постоянную регистрацию они могут получить только в том случае, если они получат постоянное жильё. А постоянное жильё они не получат. Почему? Потому что у них нет средств. Ипотеку они взять не могут, потому что у них нет денег. Арендовать жильё им очень сложно, потому что заработная плата составляет примерно 10-12 тысяч рублей в месяц, им нужно кормить семьи. И жилищная обустроенность – это самый острый вопрос переселенцев, которые переселяются по этой программе.

Поэтому, если мы хотим, чтобы у нас результаты по этой программе были более весомыми, мы должны каким-то образом эту проблему обозначить или, по крайней мере, пытаться решить. Инструменты могут быть разные – и субсидии, и льготы, и различного рода сертификаты жилищные. Может быть, не во всех регионах, может быть, в стратегически важных – на востоке страны, в южных регионах востока страны. Если мы хотим активизировать этот процесс, мы должны обратить внимание на эту составляющую – обеспеченность переселенцев жильём. Я думаю, что можно положительно отнестись к этой новой редакции, и учесть те замечания, которые были высказаны сегодня в ходе обсуждения этого вопроса. Спасибо.

Т.Я. Четвернина: Спасибо большое. Мы сейчас дадим слово Яковлеву Виталию Александровичу и, соответственно, Александру Владимировичу. Только кратко.

В.А. Яковлев: Прежде всего, я хотел всех коллег поблагодарить за те интересные мнения и соображения, которые сегодня были высказаны. Я думаю, что мы с Министерством регионального развития их дополнительно обсудим, обдумаем. Отрадно отметить то, что большинство коллег отметило, что госпрограмма нужна, госпрограмме нужно жить, развиваться; что её необходимо в кратчайшие сроки принять. Спасибо.

А.В. Журавский: Я так же хочу поблагодарить, как и Виталий Александрович, за терпимое отношение к нашему продукту, который является результатом в какой-то степени компромиссов. Я так же услышал, как и все здесь представители органов федеральной власти, интерес к либо категориям, либо видам деятельности - как угодно – особенно к образовательному каналу. С моей точки зрения эту тему нельзя проигнорировать с учётом того, какая это доминирующая экспертная позиция. Ещё раз хочу повторить, что при всех подсчётах, в районе 120 тысяч в среднем на одного человека, это с учётом семьи, расходы. Это в среднем, где-то меньше, где-то больше. Хочу поблагодарить за то, что у нас есть такая площадка, куда мы можем с таким внутренним душевным трепетом прийти и выслушать, часто нелицеприятные суждения, подискутировать, услышать новые позиции. Несколько позиций меня заинтересовали, не буду сейчас говорить. Я думаю, мы ещё обсудим и некоторыми из предложений воспользуемся. Спасибо вам большое.

Т.Я. Четвернина: Я, наверное, тоже кратко подведу итоги. Собственно, та цель, которая была поставлена перед сегодняшним заседанием, перед экспертным сообществом, я надеюсь, судя по выступлениям коллег, в общем достигнута. Я хочу сказать, что мы, безусловно, вам дадим стенограмму и напишем аналитическую записку по этой стенограмме. Как уже вы ей распорядитесь – это на ваше усмотрение. Но первое, действительно, все говорят о том, что сама по себе программа нужна. Правда, споры идут, нужно ли усиливать её политический или гуманитарный аспект, которые формируют имидж Российской Федерации, или нужно делать акцент на экономической составляющей. Мнения здесь разделились, но мне кажется, вам самим нужно определиться, как вы к этому относитесь.

Далее звучал вопрос, хорошо ли это, что эта программа большая, в смысле, включает большое количество участников? Или это хорошо, что она маленькая программа. Потому что, в зависимости от того, имеет ли она гуманитарный или экономический аспект, размер участников программы, наверное, тоже имеет значение. Здесь тоже разные точки зрения, те, которые прозвучали. В частности, если говорить об имидже России, то аспект нужно делать в большей степени на преференциях соотечественникам. А если мы говорим о преференциях, то программа не может быть большой, потому что просто российский бюджет её не потянет, да и не собирается её тянуть. Поэтому если мы устанавливаем преференции, то нужно очень чётко понимать, что это за преференции. Потому что когда мы говорим, что хорошо, что чем больше к нам приезжают, тем лучше, но при этом мы говорим, что всем дорогу оплатить не можем, то, так или иначе, мы все равно всех приезжающих ранжируем по некоторому критерию. И насколько произвольно устанавливается этот критерий – либо объективно формируемый критерий, либо критерии, которые создаются на уровне субъектов федерации, либо на федеративном уровне – это вопрос уже выходит за плоскость собственно самих критериев.

Много вопросов, какие акценты в этой программе нам нужны. 

Так же мы все согласились практически, в том числе и в выступлениях докладчиков, хотя в некоторых выступлениях я услышала противоположную точку зрения, но, по существу, она оказалась той же самой – что программа поддержки соотечественников является составной частью миграционной политики. Это как отдельная, очень чёткая, и, по крайней мере, понятная программа, которая может быть легко вписана в миграционную концепцию Российской Федерации. Мне кажется, что мы готовы принять участие в её доработке, рецензирование провести. Мы легко примем в этом участие, потому что, по большому счёту, очень многие вещи, которые вы говорили, повторяют концепцию миграционной политики. Поэтому здесь я больших противоречий, не то, что противоречий, я вижу очень много…

Реплика без микрофона


Т.Я. Четвернина: Кто после кого родил – это вопрос тоже спорный, потому что у нас тут разные группы сидят. Мы не будем тут обсуждать, потому что дело это бесперспективное. Главное, что мы думаем в одном ключе. Соответственно, мы сделаем заключение нашей экспертной группы на основе той стенограммы, которую мы получим. Но я бы рекомендовала вам подготовить некую аналитическую записку по результатам обсуждения к вашему проекту программы с тем, чтобы мы могли тогда от лица и Министерства, и ФМС, и экспертной группы обратиться к аппарату правительства с тем, чтобы рассмотреть раньше. Спасибо большое за то, что вы пришли и приняли активное участие в этом обсуждении.

РИА Новости
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test