От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Таджикистан: русский язык по-прежнему вне закона
Категория: Новости сайта Дата и время публикации: 16.07.2011 00:18

alt

Источник: Русское единство


Власти Таджикистана предприняли несколько странных, на первый взгляд, шагов по изменению юридического статуса русского языка. 9 июня верхняя палата парламента утвердила принятые ранее нижней палатой поправки к закону «О нормативно-правовых актах», в соответствии с которыми русский язык вновь может использоваться в законотворческой деятельности.

Одновременно были приняты изменения  к законам «Об органах прокуратуры», «О Конституционном суде», «Об Уполномоченном по правам человека», «Об органах национальной безопасности», «Об Агентстве по государственному финансовому контролю и борьбе с коррупцией», «О государственной службе» и Таможенному кодексу, установившие, что для работы в этих учреждениях отныне требуется обязательное знание государственного, то есть – таджикского языка.

На первый взгляд эти шаги выглядят очень нелогично и даже противоречат друг другу. С одной стороны, русским языком теперь можно пользоваться в законотворческой деятельности, с другой – для работы в органах власти отныне необходимо знание таджикского языка. Все поступающие на государственную службу теперь должны сдавать специальные тесты, порядок прохождения которых определяется правительством страны. Причем требование знания таджикского языка, по мнению выступавшего на заседании парламента депутата академика М. Илолова, является нормой конституции Таджикистана, соблюдение которой обязательно. На таджикском языке, по его словам, должна вестись и вся переписка между органами власти.

Противоречие это, однако, является чисто внешним и объясняется особенностями сложившейся в республике этноязыковой ситуации. Требование обязательного знания таджикского языка для чиновников является не чем иным, как средством политической мобилизации. Эксплуатируя языковую тематику, власти стремятся отвлечь население от внутренних трудностей, переключив внимание на крайне острые национальные проблемы, и упрочить тем самым свое положение. Что касается разрешения на использование русского языка при подготовке нормативно-правовых актов, то оно вводится в интересах самих властей. Многочисленные диалектические особенности таджикского языка, характерные для разных регионов, а нередко – и отсутствие необходимой терминологии затрудняют подготовку на нем законов. Использование русского языка заметно упрощает законотворческий процесс. Интересы России или русского населения никакой роли здесь не играют, что лишний раз подтверждается требованием обязательного знания таджикского языка для госслужащих.

Поправки в закон «О нормативно-правовых актах», исключающие подготовку документов на русском языке, были приняты верхней палатой таджикского парламента в марте 2010 г., а нижней – еще в январе. В соответствии с ними все документы, включая указы президента, постановления правительства, законы, кодексы, постановления парламента, международные договоры и другие правовые акты, должны готовиться только на таджикском языке, тогда как раньше допускалась их подготовка на русском. Последняя оговорка была отнюдь не случайной. Многие законы Таджикистана, такие, как закон «Об общественных объединениях», «О кредитных историях», «О банковской деятельности», «О банкротстве» и другие, попросту дублируют законы России, Казахстана или Киргизии. Как правило, они готовились на русском языке, после чего переводились на таджикский. Необходимость подготовки законов исключительно на таджикском языке нарушала эту «стройную схему», создавая явные проблемы в функционировании органов власти.

Новый закон «О государственном языке», принятый в октябре 2009 г., запрещает использовать русский язык не только в официальных документах, но и при обращении в органы власти. Для того чтобы получить обычную справку из ЖЭКа или поликлиники, все жители республики в соответствии с положениями закона должны пользоваться только таджикским языком. Это требования создают проблемы не столько для русских, которых, по последним оценкам, осталось в республике не более 30 тыс., сколько для значительной части самих  таджиков. По оценке лидера Альянса национальных меньшинств Таджикистана Виктора Кима, общее число людей, интересы которых ущемлены новым законом о языке, составило около 0,5 млн. чел. из 7,5-миллионного населения страны.  После принятия нового закона о языке срочно учить таджикский или пользоваться услугами переводчиков вынуждены не менее четверти проживающих в стране этнических таджиков. Были зафиксированы даже случаи увольнения с работы судей – этнических таджиков, которые так и не смогли адаптироваться к новым языковым требованиям.

Правовое положение русского языка в Таджикистане едва ли не напрямую зависит от состояния российско-таджикских отношений, которые в последнее время переживают далеко не лучшие времена. Недавняя история показывает, что в периоды хороших отношений с Москвой таджикские власти склонны подчеркивать свое позитивное отношение к русскому языку, а когда отношения ухудшаются, все происходит с точностью до наоборот. В середине первого десятилетия 2000-х гг. отношения России и Таджикистана явно находились на подъеме. После состоявшегося в октябре 2004 г. визита президента России В. Путина в Душанбе стороны договорились о реализации целого ряда крупных проектов, инвестором которых должна была выступать Россия. Главным из них стало строительство крупнейшей в регионе Рогунской ГЭС, с помощью которой руководство энергодефицитной республики рассчитывало не только удовлетворить все внутренние потребности в электроэнергии, но и начать ее поставки за рубеж.

В этот период власти республики всячески подчеркивали заботу о развитии русского языка. Весной 2002 г. президентами России В. Путиным и Таджикистана Э. Рахмоном было подписано соглашение о строительстве телевизионной передающей станции, которая позволила бы транслировать на всю территорию республики программы российского телевидения. В апреле 2003 г. во время визита в Душанбе председателя Совета Федерации РФ С. Миронова президент Рахмон подписал указ, в соответствии с которым во всех общеобразовательных школах страны было введено обязательное изучение русского языка. Глава Таджикистана тогда заявил, что «русский язык для таджиков является вторым родным языком». Правда, статус обязательного для изучения предмета наряду с русским тогда же получил и английский язык. На практике осуществить ни то, ни другое было невозможно, так как в результате массовой эмиграции Таджикистан почти полностью потерял русскоязычное население и попросту не располагал педагогическими кадрами. По данным МИД РФ, в 2001 г. образование на русском языке получали лишь около 1% из 1,5 млн. таджикских школьников.

В конце 2000-х гг. благоприятный период в двусторонних отношениях закончился, что не замедлило сказаться на положении русского языка. Проблемы назревали давно, но особенно остро они проявились после того, как Россия в начале 2009 г. подержала позицию Узбекистана, всячески стремившегося помешать строительству Рогунской ГЭС. В июле 2009 г. президент Таджикистана заявил о необходимости принятия нового закона о государственном языке, предусматривавшего использование в качестве официального только таджикского языка, а уже в октябре 2009 г. этот закон был одобрен парламентом. В конституции положение о том, что русский язык в Таджикистане является языком межнационального общения, сохранилось. В выступлениях, предназначенных для внешней аудитории, таджикские власти не преминут это подчеркнуть. Однако на практике эта норма ничего не значит.

Никакого практического продолжения, по-видимому, не будет иметь и разрешение использовать русский язык в законотворческой деятельности. По крайней мере, до тех пор, пока в отношениях России и Таджикистана не наступит очередная «оттепель». О ее наступлении, однако, сегодня ничего не говорит. Более того, отношения двух стран продолжают оставаться довольно прохладными. Таджикистан явно затягивает переговоры о пребывании в республике группы российских военных советников, консультировавших местных силовиков по вопросам охраны границы, а Госдума РФ весной этого года обсуждала вопрос введениях со странами Центральной Азии визового режима. Надеяться на скорое улучшение правового положения русского языка в такой ситуации не стоит.

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test