От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Русский — не иностранный
Категория: Киргизия Дата и время публикации: 09.07.2011 23:06

alt

Источник: Вечерний Бишкек


Кыргызстан живет ожиданием выборов главы государства. Сесть в главное кресло страны метят многие из политиков. И тут весьма актуальным становится вопрос: на чем сыграть, как обойти соперников? Кое–кому наиболее выигрышной представляется языковая карта, уже не однажды помогавшая набирать очки.
А ныне еще так удачно — вольно или невольно подыграла своими публичными высказываниями президент Роза Отунбаева. И вот уже кыргызскоязычная пресса разразилась самой настоящей истерией.

Каждый слышит то, что хочет
По всему видать, что фраза, произнесенная президентом на внеочередном, седьмом, курултае Ассамблеи народа Кыргызстана, упала на благодатную почву. “Мы должны поставить себе задачу не сегодня, конечно, и не завтра, но через необходимое для подготовки время — нам нужно его определить — перевести все государственное начальное образование на кыргызский язык”, — заявила она.
А что еще может говорить с высокой трибуны патриот своего народа, если он искренне желает сохранить и развивать национальную культуру? В этом высказывании прозвучала озабоченность идентичностью народа, пожелание, чтобы как можно большее количество людей общались на государственном языке. Переход предполагается не сегодня и не завтра, мол, сперва к этому необходимо подготовиться.
Однако же в адрес иноязычных граждан злые реплики раздаются уже сегодня! Нечего, дескать, запугивать тем, что как только обучение в начальных классах начнется на кыргызском, русские и представители иных национальностей уедут. “Как будто их кто–то держит!” — восклицают наши коллеги из кыргызскоязычных газет.
Держит, представьте себе. Лично у меня здесь нашли последний земной приют самые дорогие мне люди — мама и сын. То место, где покоится их прах, для меня и моих близких свято. Я не могу их предать. А если уеду, так оно и будет. Надеюсь, те, кто уважает своих предков, а кыргызскому народу эта черта свойственна, меня поймут и поддержат.
Да, я больше всего беспокоюсь за внуков. Но они школьники и язык учат. Другое дело, как ведется преподавание. Поскольку по образованию я филолог, то смею уверждать: рассуждения мои — не дилетантство. Просто все имеет разумное и логичное объяснение.
Сейчас в кыргызских СМИ раздаются упреки. Мол, если у человека есть желание и старание, то он научится любому языку по словарям и книгам. А если у него патологическая лень или он неуважительно относится к земле, на которой живет, то ему не помогут никакие заграничные суперметоды и литературные разговорники. На самом деле это не так.
Давайте вспомним, как наше поколение изучало английский или немецкий язык в советской школе. Была чистейшей воды зубрежка, и ничего более. Тогда как преподавание любого чужого языка должно идти на коммуникативной основе и по возможности в игровой форме. Не заставлять, а заинтересовывать, не на правописании сперва делать упор, а на разговорной речи. Чтобы подросток, выучив несколько десятков слов, умел их применить в беседе с учителем или сверстниками.
К сожалению, и в современных школах недалеко ушли от зубрежки. Заставляют элементарно “перерисовать” в тетрадь из учебника огромные тексты без всякого перевода. Либо так же бездумно заучивать их наизусть. Оттарабанят дети в классе, получат оценку, а дальше хоть трава не расти. И как в таком случае выучить чужой язык, если и на частных курсах, у репетиторов такая же странная методика? Деньги за занятия отдаешь нехилые, а эффект нулевой. Не сравнить с тем, как ныне строится обучение, скажем, английскому языку. Не случайно же молодежь охотно его изучает и достигает больших успехов, так что легко устраивается на работу в иностранные фирмы.

Есть повод, найдутся и слова
Осваивать чужую речь легче всего не спеша, исподволь. В 70–е годы минувшего века мы с семьей какое–то время жили в Молдавии. Я преподавала русский язык в молдавской школе. Не забыть, какой экзамен устроили мне шестиклассники при первом же знакомстве. Едва я назвала свое имя–отчество, как подростки спросили, понимаю ли, могу ли разговаривать на молдавском. И это было единственное, что я тогда поняла. Дальше они о чем–то на родном наречии кричали, шумели, гоготали. После того урока я долго и безутешно рыдала в учительской. И дала себе слово в тот же день выучить хотя бы приветствие: “бунэ зиуа” — “здравствуйте”.
Молдавский я учила заодно с сыном, который тогда пошел в первый класс. И к концу учебного года мы с ним уже могли хотя бы примерно понимать, о чем разговаривают окружающие, попросить в магазине хлеб, молоко и прочее.
Каково же было наше удивление, когда мы переехали во Фрунзе, а в здешних школах кыргызский язык не изучается! Поверьте, это вызвало отнюдь не радость, а, наоборот, разочарование. Даже тревогу: как же, думала я тогда, мы станем общаться с местным населением? Но проблем не было. Ведь даже в отдаленных горных селениях, куда порой забрасывали журналистские командировки, любой аксакал на просьбу показать дорогу добродушно махал рукой в нужную сторону. А сын на школьном утреннике, посвященном дружбе разных народов, представлял братскую Молдавию. Был одет в яркую национальную одежду и бойко декламировал отрывок из произведения Иона Друцэ. И только после этого мы задвинули ставший ненужным словарик в дальний угол на книжной полке.
Пожалуй, и сегодня нам легче найти общий язык со старшим поколением, ибо в сельской глубинке обучение ведется в основном на госязыке. Хотя очевидна и тенденция к возврату русского. После трагических июньских событий на юге республики люди все чаще ходатайствуют об открытии школ с русским языком обучения, где бы за одной партой сидели дети и кыргызов, и узбеков. Русский всегда был и является языком миролюбия. Закономерно, что ныне он вновь видится особо востребованным.
И не надо удивляться. Ведь даже в такой международной организации культурного сотрудничества, как ТЮРКСОЙ, русский используют наравне с турецким. Создано это общественное объединение по инициативе Турции еще в начале 90–х годов прошлого века, но и до сих пор представителям Кыргызстана, равно как и Казахстана, Азербайджана, проще общаться меж собой на русском, нежели на турецком. Это ли не аргумент в пользу того, как важно знать, быть знатоком не только родной речи. И надобно учесть, что Кыргызстан не мононациональная, а многонациональная страна. Была, есть и, верю, таковой останется! И русский язык в ней не иностранный, а почти как родной. Для большинства населения.

В столицу как на старт в будущее
Очевидно, что преподавание в начальной школе исключительно на госязыке неизмеримо сужает рамки общения кыргызстанцев. Ведь, как правильно заметил экс–министр иностранных дел, директор Форсайт–центра Barometer.kg Эднан Карабаев, кыргызский язык способен существовать за пределами республики только на уровне диаспоры. А на всем остальном мировом пространстве языком общения, по его словам, будут английский, русский, китайский, французский и так далее. Такова реальность, и с нею следует считаться.
В отличие от некоторых политиков и их подпевал, владеющих пером, простой народ сие прекрасно понимает. Потому и переезжает из периферийных сел в столицу, чтобы дети могли посещать хорошие школы и получить нормальное образование. В Бишкеке 93 учебных заведения, рассчитанных на 73656 ученических мест. Общеизвестно, что занятия идут в две, а то и в три смены, ибо перегруженность составляет 36 процентов. Любопытна статистика. К началу минувшего учебного года за парту сели 104853 учащихся, а к его завершению осталось на 4500 школьников меньше. Где эти ребята потерялись? Многие, по сведениям городского управления образования, перебрались с родителями в Россию.
Поэтому и в столице, так же, как и в регионах, папы–мамы все чаще настаивают, чтобы их чада обучались у преподавателей–славян. Из 93 школ в Бишкеке кыргызских 10, русских 34, а больше всего смешанных, где соседствуют те и другие классы. Так ведь уже и в чисто кыргызских требуют открыть русские классы. Так, в школе номер 78 в новостройке “Колмо” по настойчивой просьбе родителей ввели в практику класс с русским языком обучения. И он переполнен, нужен еще один. Вот что значит налицо спрос и имеется четкая перспектива. Для кого–то после школы важно поступить в приличный институт у себя на родине и получить востребованную специальность, а кому–то крепкая базовая подготовка нужна для продолжения учебы за рубежом.
Безусловно, внесет свои коррективы и новая форма оплаты труда педагогов. В школах республики, в том числе и в столичных, хронически не хватает предметников. Ситуацию худо–бедно спасают учителя, которые соглашаются работать на двух и более ставках. О качестве обучения говорить в подобных случаях не приходится, но хотя бы уроки ведутся и дети на улице не болтаются. Сейчас зарплату подняли, да и сам расчет ее стал иным. Математикам и физикам нет надобности рвать себя на части. Достаточно иметь 20, максимум 27 часов в неделю, если они станут оплачиваться достойно. Отсюда вопрос: где взять дополнительно наставников и сеятелей разумного, доброго, вечного?
А их, чтобы закрыть брешь в штатном расписании, по самым скромным подсчетам, в предстоящем учебном году понадобится уже не тысяча, а 2,5–3 тысячи человек. Между тем директора школ опасаются, что к моменту августовской тарификации они многих из тех, кто на каникулах подался в дальние края на разведку, попросту недосчитаются.
И все это не вымысел, не запугивание, как пытаются истолковать в кыргызскоязычной прессе. Говорят, что рыба ищет где глубже, а человек где лучше. Понятие “лучше” имеет многогранный смысл. Важно, но совсем не так уж обязательно, чтобы была развитая экономика и был достаток. Был период, кажется, в начале восьмидесятых годов прошлого века, старожилы это помнят, когда с прилавков магазинов во Фрунзе стало исчезать мясо, а ливерную колбасу лепили преимущественно из перловой крупы, и ее отказывались есть даже кошки. А я под Новый год оказалась в Прибалтике, близкой по уровню проживания к европейскому, и привезла оттуда к праздничному столу килограмм настоящего копченого деликатеса. Что было, то было. Но ведь не кинулись собирать домашние пожитки, чтобы перебраться в продуктовый рай. Были трудности, но мы их пережили. Их и сегодня полно. И с ними рано или поздно справимся. Лишь бы политиканы и обслуживающая их пресса перестали мутить воду и силой насаждать то, в чем нет явной необходимости. Все придет само собой, если сохранятся и будут превыше всего мир и дружелюбие.
Зинаида СОРОКИНА.
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test