От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

«Великое кочевье» на пути к полному киргизскому щастью
Категория: Взгляд со стороны Дата и время публикации: 28.06.2011 17:41

alt

Источник: Русские в Казахстане


В субботу 18 июня 2011 года в Киргизстане произошло знаковое событие – внеочередной VII курултай (съезд) Ассамблеи народа Киргизии, в котором приняли участие глава государства Роза Отунбаева, депутаты парламента, члены правительства, а также делегаты от национально-культурных центров из всех регионов страны.

Основным пунктом повестки дня была долгожданная “Концепция этнической политики и консолидации общества Кыргызской Республики и План действий до 2015 года”.
Концепцию, “которая бы гарантировала нас от повторения конфликтов в будущем”, делегаты съезда обсудили и, как водится, единогласно утвердили. Не была бы эта тема интересной, коли не затрагивала бы жизненные перспективы российских соотечественников, проживающих в Киргизии.  Непосредственно и отнюдь не в лучшую сторону. О них и пойдёт речь далее.

Концепция преследовала как минимум три цели. Во-первых, показать согражданам эффективность пребывания на рабочем месте высшего должностного лица государства – Розы Отунбаевой.  Можно считать, что это её персональный отчёт о проделанной работе и извинения за ошскую вакханалию. Во-вторых, это  своеобразный ответ правительства страны на рекомендации международной комиссии по расследованию прошлогодних трагических событий на юге, в которых, в частности, предлагалось следующее: “Власти Кыргызстана должны публично признать, что КР представляет собой мультиэтническое общество, и публично заявить о приверженности понятию мультиэтнического государства… Государству следует воспользоваться возможностью присоединиться к Европейской хартии региональных языков и языков национальных меньшинств”. И, наконец, в-третьих – это официальный старт предвыборной президентской гонки. Напомню, выборы президента страны намечены на конец осени этого года.

Надо отметить, что в Киргизии выступление любого чиновника, мало-мальски наделённого властью, всегда имеет две стороны: декларативную и содержательную. С первой всё ясно – благими намерениями вымощена дорога сами знаете куда. Вот именно – к электоральной биомассе. С содержательной частью, в случае её присутствия, не всё так просто.

Вот и Роза Отунбаева не стала исключением, несмотря на свой самый высокий в государстве должностной статус. В начале своего выступления госпожа президент не выходила за пределы стандартных канонов, всё сведя к привычным лозунгам о толерантности, согласии и межнациональной дружбе. Так, например, она осторожно предложила определиться, какое государство и общество необходимо строить в республике. “Если это моноэтническая страна и общество, и исключительно киргизское государство, то тогда мы должны об этом открыто заявить, менять Конституцию, объявлять всех остальных меньшинствами и прописывать в Конституции и законах их особые права, которые бы гарантировали как их этническое развитие, так и соблюдение особых этнических прав. Таковы высокие стандарты Европейской хартии этнических меньшинств”, – заявила глава государства. При этом она отметила, что такой курс заведёт в тупик, поскольку во всех цивилизованных и нецивилизованных странах основой государства является право, а не принадлежность к этнической группе.

Много слов было сказано о том, что весь минувший год власти проводили кропотливую и серьёзную работу по преодолению межэтнических разногласий, а также о том, что кровавые события не должны повториться: “Если Кыргызстан будет строить мононациональное государство, то от этого только обеднеет”.

А затем все эти лозунги и призывы были перечеркнуты, что называется единым взмахом пера. Громом среди ясного неба стали фразы о реформировании языковой компоненты образования: “Дети всех национальностей после начальной школы должны владеть кыргызским языком. Именно владеть, а не просто сдать экзамен и получить оценку. Для этого нужны эффективные методики, которых у нас нет, но они есть повсеместно в мире”. Далее Р. Отунбаева добавила, что необходимо перевести всё государственное образование на киргизский язык. По её словам, овладение госязыком должно быть стимулом, определяющим личную конкурентоспособность, активное участие граждан в общественно-политической жизни страны.

По сути, выступление президента  превратилось в многослойную деконструкцию, где фактически смешались и отрицали друг друга языковая политика и экономика, чувство национального достоинства и межэтнические разногласия, призыв к интеграции и одновременно – сегрегации проживающих у нас народов. А также попытка завуалированного шантажа России: не поможете нам, вашим же хуже будет.

Но Россия внезапно перестала быть государством, оплачивающим своих мнимых союзников из кармана не так уж и богатого населения. Времена младших и старших братьев канули в лету. На смену пришло взаимовыгодное, равноправное сотрудничество, основанное на приоритете национальных интересов. Помощь может оказываться только там, где Федерация реально получит какую-то выгоду, экономический или геополитический результат. Россия  прекратила выбрасывать деньги на ветер, приобретая политических компаньонов сомнительного качества. В Киргизстане это сразу почувствовали. И незамедлительно отреагировали.

Я не буду приводить все необдуманные заявления госпожи президента на съезде Ассамблеи народа Киргизстана хотя бы потому, что такие неприкрыто националистические выпады с её стороны стали неожиданными. Вполне вероятно, что за этим стоят определённые силы во властной верхушке госуправления. Несомненно другое. Если в полиэтнической стране, где межнациональные конфликты уже дважды приводили к полномасштабным трагедиям, а матери ещё не осушили своих слёз, президент в присутствии сотен официальных лиц фактически открыто призывает к проведению мононациональной политики и построению этноцентристского государства, то это не просто политическая ошибка или необдуманные слова. Это чёткое и недвусмысленное предупреждение представителям нетитульных наций о том, что их теперь уже на практике, то есть по-настоящему будут лишать самых элементарных прав. Например, права на получение образования на родном языке. Не говоря уже о том, что отныне путь в сколько-нибудь значительные эшелоны власти им напрочь заказан.

Это уже озвученный главой государства карт-бланш титульной среде, ориентир освящённого государственной машиной покровительства, чреватый опасными и непредсказуемо-скверными последствиями очередного несчастья. Из этнической темы сделали мощное средневековое оружие, потому что национальный диктат опирается не на “культурное ядро” полиэтнического общества, состоящее из многовековых знаний и накопленного опыта наших далеко не глупых предков, а в основном на традиции и предрассудки младописьменного народа. Интеллектуальная природа народовластия не позволяет титульным (слово-то какое, как обложка книги) чиновникам заняться более неотложными задачами, угасающей экономикой, например. Именно поэтому выступление президента Р. Отунбаевой вызвало стихийный протест и отторжение у русскоязычной диаспоры. Рефлектирующая часть населения, в основном русскоговорящие, кожей чувствуют то состояние общества, в которое их вгоняют наши законодатели и гаранты конституционных прав, благодаря таким вот заявлениям.

Мы не обольщаемся и хорошо понимаем, что никто нас в Киргизии защищать не станет, если только не защитим себя сами. России мы нужны лишь в пределах  её “территориальных вод”, а не за границей. Будет Россия могучей – это придаст уважение к носителям её государственного языка в любой точке планеты со всеми концепциями, вместе взятыми, наоборот – тоже более чем верно.

Забавно всё-таки другое. В соответствии с текстом, буквой и духом самой Концепции, цитирую: “Государство создает необходимые условия для овладения всеми гражданами государственным, официальным и одним из международных языков, а также не препятствует использованию родных языков, начиная с учреждений дошкольного образования до основного общего образования… Государство гарантирует представителям всех этносов, образующих народ Кыргызстана, сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития, не допускает дискриминации по признаку незнания государственного и официального языков”.

Ясно как божий день, что рассуждения Р. Отунбаевой – для внутреннего пользования, руководство к действию местных чиновников всех рангов. А приведённая из концепции выдержка – для международных наблюдателей. Дескать, сами почитайте, у нас всё замечательно. Но реального, довольно удручающего положения вещей этот текст не заменит.

Так уж получается, что  мы с точностью до медицинского диагноза становимся либо кыргызстанцами, либо кЫргЫзами.

Не подлежит сомнению право любого народа на развитие своего родного языка.  Вопрос лишь в том, что за 20 лет независимости киргизы не добились в этом деле существенных результатов, несмотря на солидную финансовую поддержку международных организаций. Нет серьёзных учёных, профессионалов соответствующего уровня, а выделенные из бюджета немалые средства просто-напросто расхищаются. Здесь всё хотят сразу и за чужой счёт. А это уже ментальная проблема.

По данным Министерства образования и науки Киргизии, в республике более двух тысяч школ, в которых обучается свыше одного миллиона учащихся. Из них с русским языком обучения – 162 школы, со смешанным (классы с кыргызским и русским языками обучения) – 400 школ. В русскоязычных школах обучается 280 тысяч детей. Примечательно то обстоятельство, что с каждым годом растёт поток желающих обучаться в русскоязычных школах, особенно в сельской местности. Уже сегодня почти 80 %  школьного обучения ведётся исключительно на киргизском языке, но от этого качество знаний  и уровень профессиональной подготовленности госчиновников почему-то не улучшается. Более того, мы видим явную деградацию политического истеблишмента за последние 20 лет. Чем же тогда мешают президенту республики оставшиеся 20 % русскоязычных школ? Ответ очевиден – уровень преподавания несравненно выше, и весь образовательный процесс поставлен неизмеримо лучше.

“Никто не принижает другие языки, но мы обязаны и должны по-новому взглянуть на роль государственного языка”, – заявила президент Роза Отунбаева, выступая 21 июня в Бишкеке на региональной конференции “Продвижение прав меньшинств в Центральной Азии – эффективное участие в общественной жизни”.

Однако большинство представителей русскоязычной диаспоры Киргизстана придерживается иного мнения: следует по-новому взглянуть на экономические и социальные проблемы, нежели на языковые, тем более что как минимум 70 % киргизов и так по-русски уже не говорят, хотя многие этот язык ещё понимают.

Объективно получается, что в основе внутригосударственных неурядиц, экономических потрясений и унизительной бедности народа Киргизстана лежит беспросветное невежество основной части населения страны. Создаётся впечатление, что государство не заинтересовано в формировании личностных компетенций граждан в виде профессиональных знаний и навыков. Декларируя приверженность стандартам демократического образования и воспитания, государственные деятели от социальной политики совершенно не думают ни о собственных носителях, ни о собственном генофонде, особенно в сельской глубинке, превращая всю страну в маргинальных попрошаек на обочине мировой цивилизации.

Пытаясь противодействовать всеобщей глобализации и защищая национальную самобытность, киргизские власти стали проповедовать идею чистоты нации на государственном уровне и в самой нетерпимой форме. Всё началось с нагнетания страстей вокруг языка как основного хранителя духовных ценностей народа. При этом чиновники к собственной культуре относятся кощунственно, а за язык борются “ожесточённо”, порождая “чемоданные настроения” живущих в Киргизстане русскоговорящих и лишая их приемлемого социального комфорта, ради которого билось не одно поколение, пытаясь обеспечить потомков.

Именно правительство делает всё от него зависящее, чтобы те, кто и хотел когда-то выучить киргизский язык, расхотели это делать начисто, в полном соответствии с “эффектом бумеранга” и некомпетентностью советников высоких государственных мужей.

А значит, и полемику в отношении языка необходимо прекратить и начать относиться к этой проблеме равнодушно, дабы не быть обвинённым как минимум в сепаратизме. Попробуем спокойно пережить эту эпопею. Если русскоязычные уйдут от дискуссии, то нацпаты лишатся возможности обострить межнациональный вопрос, и политическая динамика будет легко и просто “спущена на тормозах”.  В Киргизстане однозначно нет ни денег, ни научного потенциала для реализации подобного прожекта. Вот тогда и станет понятным значение 70 % киргизскоговорящих для экономического развития страны, а заодно и нехитрый тезис о том, что “больше” – далеко не всегда означает “лучше”.

Национальная карта в Киргизии давно стала инструментом достижения верховной власти. В соотнесении с разумом пропорция обратная: меньше ума – больше национализма.

У нас лишь тогда наступит окончательный мир и этническое согласие, когда скончается мелкий бес ультранационализма, а это будет довольно нескоро, потому что отсутствие экономической уверенности в завтрашнем дне автоматически продлевает его прожорливый и мучительно долгий век.

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test