От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Языковой вопрос, который мешает любить Родину
Категория: Киргизия Дата и время публикации: 28.06.2011 17:21

alt

Источник: 24.kg КЫРГЫЗСТАН


В Кыргызстане представители политической элиты в очередной раз поставили ребром языковой вопрос. На этот раз с подачи президента переходного периода. На внеочередном съезде Ассамблеи народа Кыргызстана Роза Отунбаева заявила, что на «кыргызский язык нужно взглянуть по-новому», и выразила пожелание, чтобы образование в республике со временем было переведено на язык Манаса.

Правда, позже представители ее аппарата извиняющимся тоном сообщили, что глава государства и не думала ущемлять роль русского языка в Кыргызстане, у которого по Конституции статус официального. Оконфузились якобы помощники, подсунув главному докладчику неправленый вариант текста. На том вопрос был исчерпан, но осадок, как говорится, остался.

Слово не воробей

Смысл этой народной мудрости как нельзя лучше характеризует сегодняшнюю ситуацию, особенно когда речь идет о, казалось бы, непродуманных высказываниях отдельных политиков и общественных деятелей. Пытаясь убедить общественность в своей жгучей любви к родине, некоторые псевдопатриоты в своих рассуждениях упирают на то, что кыргызский язык (значение и роль которого в республике, собственно, никто и не оспаривает) должен быть не просто государственным, а единственным.

Остальные языки, в частности русский, могут довольствоваться скромной ролью «придаточного звена» в среде его якобы немногочисленных носителей.

Первым, кто после апрельских событий поднял языковую тему и принялся ее раскачивать, стал Топчубек Тургуналиев, будучи главой Государственного агентства охраны окружающей среды и лесного хозяйства. Не мудрствуя лукаво, он предложил провести в ведомстве люстрацию кадров. В соответствии с замыслом чиновника под сокращение попадали и те, кто не знал в достаточном объеме кыргызский язык. Но, видать, революционные старания Тургуналиева по продвижению государственного языка на уровне лесничих временщики не оценили и... уволили. Однако Роза Отунбаева, дабы не лишать идейного сподвижника кресла, назначила его своим советником по политическим вопросам. На этой должности Топчубек Тургуналиев числится до сих пор.

Еще один радетель скорейшего внедрения языка Манаса в повседневность - руководитель аппарата президента переходного периода Эмильбек Каптагаев.

Он неоднократно заявлял, что для развития госязыка необходимо в кратчайшие сроки перевести все делопроизводство на кыргызский, а на работу принимать только успешно сдавших экзамен на знание госязыка.

Из-под палки?

А исполняющий обязанности мэра Джалал-Абада Максатбек Женбеков, видимо, вдохновившись лингвистической политикой Топчубека Тургуналиева, и вовсе принялся составлять списки тех чиновников, кто не знает кыргызского. Оказывается, для приема на работу и дальнейшего продвижения по карьерной лестнице умение изъясняться и писать (без словаря) на языке Манаса - основной критерий профессионализма.

«Но насильно заставлять учить язык - это нарушение прав человека, - отметил директор Центра социальных исследований Национальной академии наук КР Нурбек Омуралиев. - К тому же такая практика приводит к нарастанию излишней межэтнической напряженности в обществе и перекрывает доступ русскоязычного населения к госуправлению. Каждый вправе сам выбирать язык, на котором он хочет разговаривать и работать. К тому же русский, имеющий статус официального, защищен государством. Следовательно, гражданин имеет право обращаться на этом языке в любое учреждение, и ему обязаны предоставлять на этом же языке всю необходимую информацию».

Взяли за язык

Законодательная власть решила не отставать от исполнительной и даже превзошла ее. Не было еще ни одного заседания в Жогорку Кенеше со дня начала работы высшего законодательного органа, когда депутаты не поднимали бы языковой вопрос. Особо нетерпимые к русской речи резко одергивают народных избранников, выступающих на языке Пушкина, и нещадно критикуют министров и глав ведомств в случае, если те пытаются дебатировать на официальном языке.

«Скажу сразу: меня настораживает такая тенденция. Порой за такими нападками отдельные коллеги пытаются скрыть собственную некомпетентность и просто «заболтать» важную тему», - посетовала депутат от фракции «Ата Мекен» Наталья Никитенко.

Увы, но спикер парламента Ахматбек Келдибеков не только не препятствует конфликту на почве незнания государственного языка, но даже поощряет слуг народа, разжигающих лингвистический вопрос.

После очередной перепалки на тему «кто не знает кыргызский, тот не патриот» депутат от фракции СДПК Ирина Карамушкина даже предложила лишить русский язык его статуса, дабы не раздражать чувствительный к русской речи слух коллег.

«Считаю, что неправильно без конца муссировать эту тему. Можно подумать, что знание госязыка - гарантия профпригодности того или иного специалиста. Так и хочется порой спросить у наших депутатов, раскачивающих языковую тему: к кому они пойдут в случае болезни - к тому, кто лучше лечит, или к тому, кто лучше говорит по-кыргызски?», - задалась вопросом глава НПО «Коалиция за демократию и гражданское общество» Динара Ошурахунова.

Хочется? Можется!

Однако было бы заблуждением считать, что языковая кампанейщина стартовала именно с приходом к власти нынешних управленцев. Закон, предусматривающий развитие и повсеместное внедрение в массы языка Манаса, разработан и принят еще в 1989 году. Отдельный пункт посвящался силовому блоку союзной тогда республики. В частности, в нем говорилось, что применение кыргызского языка не обязательно в вооруженных силах, пограничных, внутренних и железнодорожных войсках. Оно и понятно. Тогда была одна страна и одна армия.

Тем не менее на поддержание кыргызского языка из союзного бюджета выделялись немалые средства. Готовились специалисты, начали открываться специализированные школы. После обретения Кыргызстаном в 1991 году независимости денег на развитие госязыка стало катастрофически не хватать, и вопросы языкового строительства пустили на самотек. Несовершенная методика обучения, отсутствие квалифицированных преподавателей привело к тому, что русскоязычное население так и не выучило кыргызский язык.

А те языковеды, которых все-таки успели подготовить, не смогли полноценно передать свои знания. Все уперлось в отсутствие учебников и финансов на их издание. Однако лингвисты считают иначе.

По мнению профессора Мамеда Тагаева, при желании можно освоить грамматику любого языка, даже не имея под рукой качественной литературы.

«Когда представители других национальностей на призыв изучать кыргызский язык говорят, что это трудно, нет методик и учебников, они лукавят. Я согласен, что учебники по госязыку не самого лучшего качества, но при желании можно выучить язык и по ним», - высказал он свою точку зрения в интервью ИА «24.kg».

Не программой единой...

Если все концепции по развитию государственного языка сложить воедино, получится солидных размеров талмуд.

Первая масштабная программа, вышедшая из-под пера ученых-филологов, увидела свет еще в 2001 году. Она включала в себя несколько этапов. Последний период завершался в 2010 году. По замыслу авторов, к обозначенному сроку все население Кыргызстана должно было не только разговаривать на кыргызском, но и писать.

Но пока активно используют кыргызский язык лишь в регионах. Что, в принципе, неудивительно. В результате массового оттока русскоязычного населения на местах сократилось число преподавателей русской словесности. Закрывались школы, где предметы преподавались исключительно на русском.

Те, кто не владеет кыргызским, но по долгу службы вынужден бывать в отдаленных уголках нашей республики, сталкивались с тем, что с местным населением, да и с чиновниками крайне сложно достичь полного взаимопонимания. На русском в регионах уже практически не говорят. Но на юге Кыргызстана незнание языка Пушкина превратилось в нешуточную проблему для представителей титульной нации. Поскольку именно жители южных областей составляют 70 процентов от общего потока трудовой миграции. В поисках лучшей доли они отправляются в Россию. Но без элементарных навыков общения на чужбине довольно сложно заработать.

«Самое печальное, что дети этих мигрантов, рожденные в России, вряд ли захотят вернуться на свою историческую родину и трудиться здесь на благо страны, даже при том условии, что они - кыргызы и язык знают», - констатировал профессор, директор учебно-научного центра регионального славяноведения Кыргызско-Российского Славянского университета Валентин Янцен.

Вместо эпилога

Плохому танцору, как известно, мешают ноги. А что мешает представителям нетитульного этноса овладеть кыргызским языком? Может, чрезмерное давление «сверху» вперемежку с дискуссиями о превосходстве кыргызского над русским и наоборот? А может, и то, что нацменьшинствам негласно дают понять: они лишние на этом празднике жизни, и теплое кресло в системе госуправления им заказано только потому, что не знают на должном уровне госязык для служения верой и правдой родному отечеству?

«Внедрению кыргызского помешали две «революции» и непродуманная политика властей. Нельзя заставить изучать язык силой, без личной в нем заинтересованности. Все равно вся информация поступает на русском языке, произведения классиков мировой литературы издаются на русском языке или переводятся на него, коль скоро речь идет о корифеях зарубежной литературы. Книги на кыргызском практически не выпускают. Невозможно найти издания научного профиля на нем. Так что «наполеоновским планам» властей по повсеместному внедрению кыргызского языка на всех уровнях за год, максимум за три, не суждено сбыться», - уверяет политолог Марат Казакпаев.


URL: http://www.24.kg/politic/103746-yazykovoj-vopros-kotoryj-meshaet-lyubit-rodinu.html
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test