От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Мигранты умирают от инфекций, но лечиться не хотят
Категория: Миграция и переселение Дата и время публикации: 21.05.2011 18:58

alt

Источник: РОСБАЛТ


Социальные болезни (туберкулез, ВИЧ, гепатит, сифилис) у мигрантов выявляют в 1,8 раз чаще, чем у москвичей. Такие данные в ходе недавней пресс-конференции озвучила заместитель мэра столицы по вопросам образования и здравоохранения Ольга Голодец. Они, понятно, не включают иностранцев, которые, не утруждаясь общением с врачами, приобретают справки у посредников.

Сегодня город не может их контролировать. Но у политиков и общественников по этому поводу созрело несколько свежих идей.Во-первых, на уровне Евразийского экономического сообщества в настоящее время обсуждается проект соглашения об утверждении единых сертификатов медицинского освидетельствования на территории стран-участниц (Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан и Россия). Как надеется Зумрат Солиева, подполковник милиции, начальник отдела правового обеспечения и международного сотрудничества Миграционной службы МВД Республики Таджикистан, это позволит решить целый ряд проблем.

А их накопилось порядком. «Очень грустно, конечно, об этом говорить, — интервью «Росбалту» Солиева предваряет тяжелым вздохом. — С государственной границы к нам поступают цифры по фактам доставки тел мигрантов на родину. В каждом случае прилагается акт о смерти. Так вот убийства и несчастные случаи есть, но большинство наших граждан умирают по болезням. В том числе и инфекционного характера».

В сравнении с этим ксенофобия русских кажется представительнице таджикского МВД если не выдумкой, то, по крайней мере, существенно преувеличенным риском. Природные условия вкупе со скудным кочевым бытом, по ее словам, гораздо опаснее: «люди приезжают в Россию – климат другой». «Возраст некоторым уже не позволяет адаптироваться, — продолжает она. — Здоровье слабеет. Поэтому, конечно, до выезда нужно обследоваться хорошо».

Согласно совместному приказу двух министерств Таджикистана — внутренних дел и здравоохранения, еще в 2007 году в Душанбе и областных центрах республики были созданы клинико-экспертные комиссии. Всего их пять. «Там, — поясняет Солиева, — обследуются трудовые мигранты, которые выезжают, и те иностранные граждане, которые прибыли к нам в республику на срок более трех месяцев».

Вопрос — как обследуются. «Такого большого наплыва желающих у нас нет», — признается собеседница агентства. В России не принимают на веру заключения местных врачей. Несмотря на соглашение между РФ и РТ о защите прав мигрантов от 2004 года, которое обязывает трудящихся предоставлять «по прибытии на территорию принимающего государства выписку из амбулаторной карты (соответствующий медицинский сертификат), заверенную клинико-экспертной комиссией по месту жительства с   указанием проведенных прививок, и медицинское заключение о профессиональной пригодности для выполнения поручаемой работы».

Почему не действует это соглашение, а подействует принятое в рамках ЕврАзЭС? «При повторном обследовании на территории РФ у многих выявляются заболевания инфекционного характера. А при высокой плотности населения это, естественно, опасно. Россия защищается от распространения заболеваний», — так сотрудница МВД Таджикистана ответила на первую часть вопроса.

Что до второй, то тут она уповает на систему аккредитации: «Возможно, у нас появится аккредитованное медицинское учреждение российское – то учреждение, которому Россия будет доверять. Сертификаты будут признаваться, а людям не придется проходить повторное обследование – это же и время, и деньги. За это время он может потерять своего работодателя».

Как уточняет заместитель начальника отдела трудовой миграции департамента занятности и трудовой миграции Минздравсоцразвития РФ Александр Коротков, на территории стран-доноров откроются (вернее продолжат работу, но в новом статусе) государственные медицинские учреждения, которые будут иметь монопольное право на проверку здоровья будущих мигрантов. В Киргизии, к примеру, по предположению Короткова, таковым могут назначить Национальный госпиталь.

«Должны применяться единые методики обследования, — подчеркивает он. — Если ничего не обнаруживается, человек получает сертификат с определенным номером. Приходит в миграционную службу страны-приема (любой): я хочу работать, вот мое здоровье». А чтобы монополисты не мухлевали с результатами анализов в пользу семейного бюджета, в соглашении ЕврАзЭС будет предусмотрен совместный мониторинг аккредитованных организаций.

Есть и другая идея. Она исходит от общественности и главным образом ориентирована на Москву. «Мигрантов необходимо обследовать в специализированных центрах в режиме одного окна: пришел, сдал, через пять дней узнал результаты, ушел», — такой вывод руководитель одной из частных столичных клиник Всеволод Храмцов сделал после несложной математической процедуры. Чтобы получить справку об отсутствии опасных инфекций (для разрешения на работу) иностранцу нужно побывать в трех диспансерах: кожно-венерологическом, противотуберкулезном и наркологическом. На все про все, как подсчитал Храмцов, требуется в среднем от 12 до 15 дней.

«Он приехал из необеспеченной страны, у него там осталась семья, он должен заработать деньги, — напоминает директор медцентра. – Пойдет он по всем этим точкам? Скорее, он пойдет к метро и купит эту справку за полторы тысячи (иногда дешевле). А потом отдаст посреднику, который принесет в ФМС целый чемодан таких бумажек и попросит знакомого принять их, закрыв один глаз».

«В связи с тем, что большинство документов подделывается, не выполняется и не выполнялось постановление правительства, которое могло бы обезопасить москвичей и россиян при полном обследовании въезжающих», — настаивает Храмцов.

К тому же в течение 90 суток иностранцы в принципе не обязаны предъявлять в ФМС справки о состоянии здоровья (п. 8 ст. 13 ФЗ №110). Краткосрочные разрешения на работу им выдают без опаски за местное население. А видимых причин, которые бы мешали гастарбайтеру раз в три месяца пересекать границу, нет.

Среди минусов миграционного законодательства называют обычно и тот факт, что до освидетельствования иностранных граждан допустили коммерческие клиники (как видим, недовольны этим даже в коммерческих клиниках). В начале 2000-х, напомним, сотрудники миграционной службы не принимали к рассмотрению документы без печати госучреждения. Но в 2007 году УФАС по Москве и Московской области квалифицировала заведенный порядок как недобросовестную конкуренцию, сняв всякие ограничения.

Пресс-секретарь департамента здравоохранения столицы Инга Токманцева говорит, что «после вступления данного решения в законную силу» в департаменте стали отмечать «снижение количества иностранных граждан, обследованных в подведомственных лечебных учреждениях». За три года – с 2007-го по 2010-й – этот показатель сократился (округляя) со 138 тыс. до 20 тыс. Вместе с ним резко изменилась статистика заболеваемости. Скажем, если в 2007 году департамент выявил 643 случая туберкулеза, то в 2010-м – всего 52.

«Приведенные данные характеризуют санитарно-эпидемиологическую обстановку в среде мигрантов как неблагоприятную», — комментирует Токманцева.

Как руководитель платного центра Всеволод Храмцов избегает мысли об отмене решения антимонопольной службы и потому считает, что «единственный вариант – единая автоматизированная система». Суть ее в следующем: человек сдает анализы там, где пожелает, но врач клиники, который их у него примет, обязан будет направить часть проб в государственную лабораторию – одну, допустим, на три-четыре ЛПУ. Там проводят независимые тесты. Полученные результаты (сразу из обоих источников) поступают на суд ФМС.

«Это простой прием, который уменьшит возможность для незаконных маневров», — полагает Храмцов.

Но это не исключает другого нюанса: в настоящее время, как уточняют в департаменте здравоохранения, нет законного основания для вынесения решения о нежелательности пребывания иностранного гражданина на территории РФ. За исключением ВИЧ-инфекции: при положительных результатах в течение 24 часов направляется экстренное извещение в Московский городской центр СПИД, а также в управление виз и регистрации ГУВД Москвы.

Во всех остальных случаях ЛПУ, выявившее у мигранта инфекцию, сообщает об этом в территориальный орган Роспотребнадзора («для проведения противоэпидемических мероприятий»), а самому больному рекомендует обратиться в профильное лечебное учреждение. При подозрении на лепру, например, — в Научно-исследовательскую лабораторию иммунохимиотерапии лепры. На внелегочные локализации туберкулеза — в клинико-диагностический центр на базе туберкулезной клинической больницы №7. Иностранцев с активной формой туберкулеза госпитализируют.

«Мы проводим полный курс, пока эпидемиологическая ситуация не позволит выписать больного. Открытые формы не выписываются», — рассказывает главный врач Туберкулезной больницы № 11 Лариса Алексеева. «Никому из тех, кто к нам обращается, — подчеркивает она, — мы не отказываем. И надо отдать должное иностранцам: они стараются вылечиться. Они все не хотят болеть. Они приехали работать».

Вот только общая статистика столичного депздрава говорит об обратном. Отказ иностранных граждан от дальнейшего лечения при выявлении туберкулеза в диспансерах составляет до 65%, при выявлении сифилиса — до 30%. И здесь никаких идей, увы, нет.

Дарья Миронова

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test