От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Помним! Гордимся! Низкий вам поклон, ветераны!
Категория: Киргизия Дата и время публикации: 08.05.2011 00:44

alt

Источник: Информационный портал Кыргызстана

9 мая – великий, светлый и радостный праздник. Путь к Победе был долог и труден. На фронте и в тылу от каждого требовалось огромное напряжение физических и духовных сил. Наши ветераны не щадили себя, без остатка отдавали все свои силы борьбе с жестоким врагом. Низкий поклон защитникам, уберегшим страну от порабощения и спасшим мир от фашизма.

Непосредственных участников боевых сражений осталось совсем мало, самым молодым из них уже далеко за восемьдесят. Ветераны – люди особой закалки и особого духа. Они перенесли все ужасы и тяготы войны, выстояли всем смертям назло. Нельзя не восхищаться их мужеством и стойкостью, верой в лучшее и их жизненным оптимизмом.

ИП KGinform расскажет об одном таком удивительном человеке – Юрие Крупине.

Война. Судьба. Жизнь.

Испытания начались для Юрия Крупина задолго до войны. Особенно трудно было в 1933 году, когда от голода умирали тысячи людей. Вместе с родителями он жил тогда на Украине, в городе Никополе, где родился, и где прошло его детство. Семь лет было Юрию, но он хорошо помнит, как однажды ночью к ним пришли арестовывать отца люди в штатском. Накануне родитель где-то раздобыл мешок кукурузной муки. Нашлись «доброжелатели», которые тут же настрочили донос. В своем заявлении они указали также, что глава семьи ходит с наганом.

Видимо, таким образом недруги рассчитывали с ним расправиться, однако они просчитались. Разобравшись, что оружие ему положено по должности, а муку он не украл, а купил на свои кровные, «органы» отпустили отца. Никаких последствий у этой истории не было.

- В то, что НКВД терроризировал население, я не верю, - говорит Юрий Борисович. - Потому что и позже не раз сталкивался с подобными случаями. А бывало всякое. Например, ночью пришли к соседу, у которого было десять костюмов, и забрали лишнюю одежду. Считаю, что это нормально, ведь в стране было такое бедственное положение.

Только жизнь стала немного налаживаться, началась война. В августе 41-го, когда гитлеровцы приближались к Никополю, собрав самые необходимые вещи, Крупины уехали из родного города на подводе. После того как переправились на левый берег Днепра, как и тысячи беженцев, они остановились. Ехать дальше никто не собирался потому, что все верили: врага обязательно остановят, и война, как об этом заявлял Сталин, будет вестись на чужой территории.

А ночью фашисты разбомбили Никополь, под бомбежку попало и левобережье Днепра. Хоть и страшно было, но Юрий внимательно наблюдал за вражескими самолетами. Его очень удивило, что, несмотря на кромешную темноту, они летели на низкой высоте. Как ориентировались, непонятно. Может, благодаря трассирующим пулям? Позже, он еще раз попал под бомбежку. Дело было днем, поэтому Юрий хорошо рассмотрел лица летчиков, которые издевательски смеялись. Сбросив четыре бомбы на три подводы (ни техники, ни солдат рядом не было – только беженцы, в основном женщины и дети), фашисты помахали крыльями самолетов и улетели. Никто, слава богу, не пострадал.

Так 15-летний парнишка столкнулся с врагом. О том, что скоро сам он попадет на службу в военную авиацию Красной армии, Юрий тогда не мог и предположить. Крутых поворотов в его жизни было немало, но в конечном итоге он оказался в воздушных войсках и прослужил в авиации в общей сложности около тридцати лет.

…А мог бы стать доктором.

Добравшись кое-как на подводе до Ростова-на-Дону, семья пересела здесь на поезд и отправилась в Кисловодск. Здесь они пробыли недолго: отца вскоре призвали в армию, а Юрию вместе с матерью пришлось еще раз эвакуироваться - в районе Кавказских минеральных вод высадился гитлеровский десант.

На дороге Нальчик-Грозный он пережил второй налет вражеской авиации. Все попытались укрыться в чахлых кустиках, а Юрий как сидел на бричке, так и остался там. Сколько не звала его мать, он не сдвинулся с места, решил, что прятаться все равно бесполезно.

Перед Грозным случилось еще одно чрезвычайное происшествие. Вскоре после того как две другие подводы ушли вперед, а они остались одни, запряженные в повозки волы легли на землю и, что бы с ними ни делали, не поднимались. Между тем фашисты приближались, было слышно, как где-то рядом идут их танки, еще немного, и все было бы кончено. Тогда, чтобы облегчить повозку, Юрий с нее все сбросил. Словно поняв это, волы вдруг встали и пошли.

В конце концов, они оказались в Фергане, где парень продолжил обучение в школе и после окончания 9 класса поступил в Московский 4-й медицинский институт, эвакуированный сюда из столицы. Во время войны в связи с острой нехваткой кадров, в вузы, оказывается, принимали и без аттестата о среднем образовании.

Сам он в этот институт не рвался, в медики решил пойти по настоянию тети, которая из Запорожья в Фергану приехала раньше их и неплохо ориентировалась в этом городе. Но, вникая на занятиях в суть профессии, Юрий со временем всерьез заинтересовался медициной, однако выучиться на доктора не получилось. Перед экзаменами за первый курс Юрий и его мать заболели брюшным тифом. Сказались постоянные недоедания. В больнице ему внесли инфекцию, и все едва не закончилось ампутацией ноги. Лечение растянулось более чем на полгода.

В феврале 1944 года Юрий был призван в армию и попал в запасной стрелковый полк, который переформировывался в Фергане. Через месяц часть отправляли на фронт. Перед самой отправкой поступила команда: все, у кого образование 9 классов и больше, поступают в особое распоряжение. Вместе с Юрием таких набралось человек двадцать. Куда их отправят, никто не знал. В тот же день эту двадцатку доставили на ближайшую железнодорожную станцию Маргелан. Только в вагоне им сказали, что направляются они не на запад, как все остальные, а на восток, во Фрунзе.

Старые знакомые – «Юнкерсы».

В столице Киргизской ССР Юрий Крупин окончил авиационную радиотехническую школу гражданского воздушного флота. В январе 1945 года весь выпуск отправили на фронт, а его и еще троих вновь испеченных младших сержантов оставили в школе инструкторами.

- Меня это очень удивило, ведь экзамены я сдал на «тройки», - вспоминает ветеран. – Такое решение объяснили тем, что у меня, дескать, есть способности к радиотехнике. Я действительно неплохо разбирался в схемах и, вообще, увлекся этим делом.

Главное управление воздушного флота, куда Юрий и его товарищи послали письмо с просьбой отправить их на фронт, дало «добро», и все вскоре оказались в районе боевых действий. Юрий был назначен на должность техника по радиосвязи в авиационный транспортный полк. Его главная задача заключалась в обеспечении связи с самолетами, в том числе с … гитлеровскими. Дело в том, что в части, где он проходил службу, было несколько трофейных «Юнкерсов». Самолеты, по словам Крупина, хорошие, надежные. Их, оказывается, прозвали «коровами» - посадка низкая и, вообще, очень напоминают рогатых животных. Боевые будни проходили быстро, Юрий глубоко вникал в технические возможности советской радиосвязи.

Когда война закончилась, сержанта Крупина отправили вначале в Москву, а затем в Казахстан, где продолжилась его срочная служба. В Караганде он служил на радиомаяке аэродрома. Казармы не было, поэтому на маяке и жил. Кроме него, там проходили службу еще два солдата. Сильно их не контролировали – в общем, на этом аэродроме Юрий Крупин нашел свою половинку Викторию, которая работала там радисткой. Когда командир подразделения узнал, что солдат женился, он его крепко отругал за нарушение устава, но деваться было некуда, пришлось смириться.

После того как с Гражданского воздушного флота было снято военное положение, Крупин попал в боевой полк в Сталинабад (сейчас Душанбе), где прослужил до 1950 года. Подошло время увольняться в запас, но не тут-то было. Поступило распоряжение: срочно прибыть в Ташкент, в штаб Туркестанского военного округа. Там его ждали погоны младшего лейтенанта, офицерское обмундирование и новое назначение.

Служба в Гисарах, что в 12 километрах от Душанбе, запомнилась прежде всего тем, что здесь он впервые увидел взлет четверки самолетов. Вообще, летали очень много. Во время дивизионных сборов все небо было в самолетах. «Чувствовалась сила, мощь - потрясающее зрелище! В памяти хорошо запечатлелась эта картина», - поделился Юрий Борисович.

Бывают и незаменимые…

Позже он попал в Кант, где тогда стоял учебный полк, и прослужил здесь 18 лет. Самолеты МиГ-15 и МиГ-18 уже тогда были напичканы радиоэлектроникой (системы опознавания, навигации и радиолокации и т.д.), а специалистов по этому профилю не хватало. Крупин был единственный в полку радиотехник, поэтому его часто перебрасывали из одной эскадрильи в другую и не отпускали на учебу в академию. А он, между прочим, основательно подготовился к поступлению: окончил 10-й класс вечерней школы, университет марксизма-ленинизма и много занимался самостоятельно.

Он часто брал с собой на службу учебники, вот только открывать их удавалось крайне редко. Ничего удивительного, тем более в каждой эскадрилье было по 25 самолетов, а не по 12, как в боевых авиационных частях. Долгое время Крупин занимал должность начальника группы регламентных работ, а в 1966 году его поставили инженером полка по радиосвязи, хотя у него и не было специального высшего образования.

После ухода в отставку Юрий Борисович отдыхал недолго, через два месяца он устроился на работу. Поразительно, но и сегодня он по-прежнему, вот уже 42-й год, трудится связистом в той же строительной организации, а ведь ему недавно исполнилось 85 лет. Откуда только силы берутся? «Если бы не коллектив, может, и в живых бы уже меня не было», - признается ветеран. – Люди, вместе с которыми работаю много лет, здорово поддерживают».

В 2009-м умерла супруга Виктория Николаевна, с которой они прожили душа в душу 63 года. Юрий Борисович не сдается, держится, а как иначе, ведь нужно заботиться о дочери Ольге, которая с детства не разговаривает. Помимо всего прочего, он активно занимается общественной деятельностью, как член совета ветеранов при российском посольстве участвует практически во всех важных мероприятиях. Но и это еще не все. Недавно в квартире фронтовика появилась оргтехника - он начал осваивать компьютер. Нет никаких сомнений в том, что и это дело будет ему по плечу. Крепкого Вам здоровья, Юрий Борисович, и долгих лет жизни!

Виктор МУРЗОВ

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test