От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Русский самовар в казахской степи…
Категория: Центральная Азия Дата и время публикации: 02.05.2011 22:58

alt

Источник: Столетие.ru


В состоявшихся в апреле досрочных выборах президента Казахстана никакой интриги не было. Население страны, даже в советское время не представлявшее собою монолитную общность, поддержало Нурсултана Назарбаева по разным причинам.

Казахам, получившим статус большинства, импонирует его политика, явно благоприятствующая титульной нации. Русскоговорящее - русские, украинцы, немцы, поляки - население было поставлено перед выбором: не проголосуй они за «отца нации», и перспективы их спокойной жизни будут под угрозой.

Вся избирательная кампания была проведена с ярко выраженным пиететом по отношению к «лидеру нации». Именно ему и его партии была отдана львиная доля эфирного времени, газетных полос, лицо Назарбаева было изображено на большинстве плакатов, трепыхавшихся под нещадными казахстанскими степными ветрами. Манера построения телерепортажей говорила сама за себя. Например, на фоне многочисленных сюжетов о том, как проходят собравшие внушительные толпы митинги в поддержку действующего президента, вдруг мелькает «сюжетец» о предвыборных поездках кандидата от коммунистов. Сразу бросается в глаза, что с ним беседуют лишь несколько человек, все это происходит в плохо освещенном, невзрачном цехе машиностроительного завода. После беседы один из якобы сторонников вдруг с хитрой ухмылкой бросает фразу: «Да, он много обещает социальных гарантий, но откуда он возьмет средства, чтобы выполнить все эти обещания?». Таким образом, репортаж не поддерживает кандидата, а его дискредитирует.

В списке из четырех кандидатов в президенты были лишь представители «титульной нации». А где же русскоязычное население в государстве, провозглашающем принцип равных возможностей для представителей всех наций? Да, в начале 90-х годов премьер-министром там был выходец из Восточного Казахстана Сергей Терещенко.

Но теперь у властей предержащих появился очень тонкий инструмент для отсечения «нежелательных элементов». Это - экзамен на знание казахского языка.

У руля пророссийской казахской компартии - насколько ее сторонники придерживается коммунистических догматов вопрос другой - стоят русские, для которых сдать экзамен оказалось делом неподъемным. Именно по этой причине на недавно состоявшихся выборах в качестве кандидата участвовало далеко не самое первое лицо в партии, Жамбыл Ахметбеков – только он смог пройти это испытание.Хотя четких критериев, как именно следует говорить на языке степей, еще никто не выработал, ведь не существует общепринятых грамматики и словарного запаса. Поэтому говорит сдающий языковой экзамен правильно или нет, во многом зависит от субъективных подходов экзаменатора. В то же время «великий и могучий», как и следовало ожидать, остается средством общения профессионалов, да и для большей части казахов он является все же родным. По неофициальным данным, лишь 40 процентов казахов владеют своим языком, среди русских этот показатель составляет только пять процентов.

Усилий, предпринимаемых для повсеместного внедрения казахского, хватает лишь в части изобретения новых слов, от которых даже у казахов нередко начинаются приступы гомерического смеха. Перевести на казахский учебники по точным наукам – задача практически невозможная. Так что обнародованная в мае прошлого года так называемая доктрина национального единства, в качестве одного из главных принципов которой выступает тезис «одна нация, одна судьба», имеет больше декларативно-схоластический характер.

Каковы же дальнейшие перспективы развития Казахстана? К сожалению тамошней элиты, они не слишком радужны. Все нынешние достижения тем или иным образом, и это необходимо признать, связаны с именем Назарбаева.

Поэтому когда в 2008-м начали циркулировать слухи о его серьезном недомогании, возникла реальная угроза крушения выстроенной им системы. Базовых элементов нынешнего политического режима несколько. Первый кирпичик – это национализм. Чтобы там ни говорилось, но приход и удержание власти Назарбаевым в начале 90-х стали возможны благодаря опоре на националистическую идеологию, основной примат которой – построение мононационального казахского государства. Именно по этой причине в 90-х годах осквернялись памятники русским первопроходцам, скажем, Ермаку.

Но как можно достичь подобных целей, когда казахи в советское время были, по сути, меньшинством? Ответ прост: только путем планомерного вытеснения русскоязычного населения с экономически и социально значимых позиций в обществе. Конечно, добиться подобных «успехов» было непросто, особенно с учетом необходимости выстраивания близких отношений с Москвой. Приходилось и приходится постоянно лавировать, громко заявляя миру о том, что для всех наций в Казахстане созданы равные права. А на деле тихой сапой проталкивать идею о приведении всех и вся к единому казахскому знаменателю. Делается это все крайне дозировано и осторожно.

Направлений несколько. Одним из них является переименование городов, носящих русские названия. Именно так Усть-Каменогорск стал Оскеменом, на очереди - Павлодар и Петропавловск. Тон задает глава государства, заявляя, что «в последнее время в среде казахской интеллигенции все чаще озвучивается вопрос о переименовании казахстанских городов», и что подобная деятельность - «один из признаков независимого государства».

Еще одна составляющая – попытки перевести казахский алфавит на латиницу. Ученые мужи совершено справедливо указывают, что подобным образом может быть потеряна связь с целым пластом культуры страны, созданным в советскую эпоху – ведь тот же классический роман «Абай» написан именно кириллицей. В ответ аргумент: латиница, мол, принята в большинстве стран. Наиболее «весомый» довод звучит так: если перейдем на латиницу, это облегчит жизнь казахам, переселяющимся на историческую родину из других стран. Но ведь казахи перебираются и из России, иных стран СНГ, где в ходу все же кириллица.

Неважно, по-видимому, стратегическое решение уже принято, и латинизация внедряется исподволь, например, ее уже используют на номерных знаках автомобилей.

Казахский стал обязательным для изучения в школах страны, несмотря на, мягко говоря, прохладное отношение к нему большинства учеников. Однако мало кому известно, что казахскую тему «продавливают» и на других предметах. Например, на уроках рисования большинство детских произведений – о степях. Дети с русскими фамилиями рисуют своих сверстников на фоне юрты, в одежде народа степей, и все это называется «Первое свидание». Интересное смешение «французского с нижегородским» - по казахским обычаям молодые не встречались до свадьбы, за них все решали родители. К тому же открытые лица изображенных на картине людей противоречат исламу, верховенства которого добивается Астана. Власти страны видят для себя угрозу и в православии. Поэтому ведут усиленную пропаганду исламских ценностей: даже в городах с преобладающим русским населением, где казахов не больше десяти-двадцати процентов, воздвигаются сравнимые по размерам с православными храмами мечети.

Одно из великих, по уверению властей, достижений - перенос столицы из Алма-Аты в Астану. Мол, Алма-Ата была хорошей столицей для Казахской ССР, но не годилась на роль главного города для обретшего независимость Казахстана. Странно и неубедительно, ясное дело. Знакомство с Астаной оставляет, мягко говоря, неоднозначное впечатление. Кажется, будто кто-то настойчиво стремится сделать из не очень-то удобно расположенного населенного пункта нечто с претензией на величавость. Веет искусственностью от «одетых» в помпезный тяжелый гранит обычных хрущевок, которым посчастливилось выходить окнами на проспекты Астаны. Но стоит зайти во двор, и сразу же натыкаешься на обычную типовую пятиэтажку. Более того, некоторые районы города так и остались собранием старых покосившихся строений со стенами, рассеченными от основания до крыши трещинами. Конечно, в Астане множество весьма оригинальных строений из стекла и бетона, особенно, что касается ее делового и политического центра. От небоскребов поначалу захватывает дыхание, но, когда ты захочешь подойти к ним поближе, практически сразу рядом с вами появляется человек в штатском и вежливо интересуется, что вы здесь делаете. Эти взмывшие свечками в небо гиганты строительной мысли резко контрастируют с все еще многочисленным частным сектором. Местные власти попытались убрать его с глаз долой, обнеся такие кварталы забором из тонкого металлического листа, но от этого грязи, вечной спутницы частного сектора, в городе меньше не стало. На фоне сильнейшего дефицита дающей тень зелени деревьев доминируют здания желтого, золотого и голубого цветов, призванные подчеркивать уважение к национальному флагу, которой олицетворяет собой желтое солнце на фоне безоблачного голубого степного неба. Есть, правда, и зеленые здания, которые символизируют еще одну национальную святыню: ислам. Изобилует Астана и обширнейшими торговыми центрами, их выстроено так много, что они практически никогда не знают наплыва покупателей в подлинном смысле этого слова. Особенно впечатляет одно из подобных сооружений, сразу за которым начинается голая степь...

Бросается в глаза явное преобладание титульной нации на улицах столицы. А ведь еще в 90-х все было не так – Целиноград и по названию, и по национальному составу был русским городом.

Секрета нет: правительство всячески поощряет переселение титульной нации в новую столицу, многие чиновники имеют квартиры и в Алма-Ате, и в Астане. Москве пытаются внушить, что выбор в пользу Астаны - бывшего Целинограда - был сделан после долгих поисков. Одним из неплохих кандидатов была намного более обжитая и продвинутая в культурном отношении Караганда. Однако официальная пропаганда гласит, что, мол, Караганду отвергли из-за повышенной сейсмичности. Но ведь равнинные районы, а именно в такой местности и раскинулась Караганда, сейсмоопасными не являются – это общеизвестно. Ничего не слыхивали о сейсмичности своего города и карагандинские геологи. Надуманным выглядит и еще один аргумент: на месте Астаны ранее проходили встречи глав различных казахских кочевых родов. Но, позвольте, у бесписьменных на тот момент казахов не было возможности точно зафиксировать свое местоположение, летописей у них не существовало. Ходят упорные слухи о том, что целью переноса столицы было создание казахского анклава на пророссийском севере страны. Боязнь потерять эти области из-за их постепенного дрейфа в Россию – идефикс руководства.

Впрочем, есть куда более реальная угроза: Китай считает земли, расположенные к югу от озера Балхаш, своей исконной территорией, «обосновывая» это тем, что они когда-то входили в состав державы монголов.

Поскольку в этой державе находился и Китай, то, следовательно, все земли монголов – ныне земля потомков Конфуция. На официальном уровне Пекин пока ничего не говорит, но действует довольно напористо. В Алма-Ате уже появился китайский квартал, куда чужакам попасть непросто. В этом городе множатся филиалы китайских компаний. Например, недавно открылось представительство одного из государственных банков Поднебесной. Казахстан довольно сильно завязан на Китай в экономическом плане – чего только стоит сооруженный несколько лет назад газопровод, снабжающий голубым топливом самую населенную страну мира. Китайские компании заняли прочное место в экономике страны – особенно это касается горнодобывающей промышленности, а уж о ширпотребе и говорить не стоит. Странная деталь: вроде бы далеко не бедствующая Астана берет в долг у Пекина. По неофициальной информации, речь идет о нескольких миллиардах долларов. Взамен китайцы попросили сдать им в долгосрочную аренду несколько миллионов гектаров пахотных земель - якобы для выращивания рапса. Эту новость, которую стараются не замечать в победных реляциях официоза, широко обсуждают практически все жители Казахстана, независимо от их национальной принадлежности.

Опасаясь долгосрочных планов Пекина, Астана спешит заручиться поддержкой во всех концах земли, прежде всего - у заокеанских друзей. С одной стороны, они вроде бы помогают Астане – часть элиты этой страны была взращена в США, порой в престижных университетах.

Однако для Вашингтона это великое степное государство - всего лишь удобный плацдарм, с которого удобно действовать против двух своих главных соперников, Китая и России.

Еще один «союзник» Казахстана, Европа, нанесла Астане удар под дых, признав апрельские выборы президента нелигитимными. А ведь наблюдателей ОБСЕ приглашали с одной целью: чтобы они зафиксировали «полную демократичность волеизъявления свободного народа»…

Россия - волей неволей - вынуждена поддерживать действия казахстанского руководства. Несмотря на всю его неоднозначную политику, демонстрируя лояльность даже в ущерб своим интересам. Мы, например, поставляем сырье для последующей переработки на Павлодарском НПЗ - несмотря на то, что ежегодно теряем на этом, по некоторым данным, до двух миллиардов долларов. С Минском же считаем каждую копейку.

И все же мало найдется в стране людей, которые ставят под сомнение взаимосвязь исторических судеб казахского и русского народов. Символично, что даже в традиционном убранстве казахской юрты чисто русский самовар занимает свое прочное место…

Андрей Лебедев
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test