От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Сергей Михеев: «Нам нужна Партия здравого смысла»
Категория: Россия Дата и время публикации: 09.04.2011 22:40

alt

Источник: Столетие.ru


- Сергей Александрович, через год мы все будем выбирать президента. «Электорат», похоже, пребывает в спокойствии, зато все пишут о неких российских элитах, которые сильно волнуются, не знают пока имен фаворитов. А что, собственно, переживать, ведь впереди целый год?

- Для элит верный выбор означает сохранение своих позиций и капиталов. «Прислонишься» не туда – могут быть неприятные последствия, как для карьеры, так и для перспектив в бизнесе.

Поэтому элиты и волнуются – при том, что у большинства из тех, кого мы называем российской элитой, на самом деле внятных идеологических предпочтений нет. Для подавляющего большинства из них не имеет никакого значения ни программа, ни идеология фаворита, лишь у небольшой части этих людей наличествуют предпочтения в этой области. Так что можно сказать, речь идет об инстинкте самосохранения. Чем раньше наступит для элит некая определенность, тем легче станет им выстраивать свои действия. А тем, кто поймет, что они оказались вне игры, проще будет вывести свои деньги за рубеж или обеспечивать себе пути для отступления. Вот они, простые причины для волнения в среде тех, кого именуют элитой.


Да, год до выборов – критический срок для начала избирательной кампании, именно этим объясняется огромное число дискуссий, ведущихся на эту тему на самых различных площадках и в изданиях самой различной направленности. Чем дольше будет сохраняться состояние неопределенности, тем меньше времени останется для проведения активной консолидированной кампании. Я говорю исключительно о технологических аспектах, а что касается тех, кого будут именовать «электоратом», то люди пока в массе своей действительно воспринимают Дмитрия Медведева и Владимира Путина как тандем и олицетворение высшей власти. Будущих избирателей особо не волнуют какие-то различия в их подходах к проблемам – говорю об этом с полной уверенностью, которая подкрепляется данными социологических опросов.

- По американским традициям следующая предвыборная кампания начинается сразу после дня голосования, то есть не прекращается никогда, а журналисты очень профессионально эту тему развивают. Это и есть торжество демократии, к которому мы стремимся? Постоянно жить некими «предвыборными заботами»? Ведь симптомы подобной перманентной предвыборной лихорадки у нас уже наблюдаются…

- То, что именуется «предвыборными заботами», достаточно обременительно как для кандидатов, так и для общества.

Что же до власти, то в ситуации, когда в обществе отсутствует консенсус по вопросу о направлении движения страны, бесконечный «выборный процесс» становится средством отвлечения от выработки стратегии развития России. Ее некогда составлять, поскольку каждые несколько лет надо решать вопрос о преемственности власти. Поэтому власть и погружается в бесконечное решение тактических или, в лучшем случае, краткосрочных задач, у нее не остается ни времени, ни сил, ни желания думать о перспективе. Это – одна из негативных особенностей, которая отличает демократию от монархии. Или - от авторитарного правления.

Считает ли население необходимым выражать свое мнение о том, кто достоин – с его точки зрения – руководить страной? Если да, то периодическое проведение выборов неизбежно.

Речь идет о политической системе общества – какой мы хотим ее видеть. Проблема состоит в том, что большинство государств мучается между имитацией демократии и полным от нее отказом. В Америке существует истеблишмент, у которого есть закулисные договоренности по вопросам как внутренней, так и внешней политики. А выборы лишь конституционно оформляют смену кормления той или иной группы этого истеблишмента на определенный период, при том, что в действительности никаких серьезных разногласий внутри этой компании нет. В этом смысле американская демократия является формой аристократической и олигархической власти.

Что касается остального мира - за исключением Западной Европы - то ему электоральная демократия, по сути дела, навязана как отвлечение от насущных забот. А также – как форма проникновения во внутриполитические события других государств. Постоянная апелляция к неким «высшим принципам демократии» позволяет тем же Соединенным Штатам и Европе вмешиваться в дела других стран. Тех, которым, быть может, демократия в таком виде просто-напросто и не нужна. В итоге имитация демократии входит в противоречие с реальной тканью политической жизни и порождает бесконечный конфликт на политическом уровне и раздвоение личности на уровне индивидуума.

Давайте представим себе, что в России неожиданно возникает ничем не стесняемая демократия, которая будет опираться только на абсолютно свободное волеизъявление народа. В таком случае, думаю, мы достаточно быстро получим жесткий, и даже авторитарный режим правления. С помощью той самой демократии, подчеркну. В действительности, не придем мы ни к какому либерализму, а что касается наших либералов, якобы ратующих за свободу, то в этой ситуации они будут там же, где и сегодня. Разве что наступление такого «рая» для них может иметь еще более худшие, чем сейчас, последствия. Их лидеры это, скорее всего, понимают и в действительности никакая свобода им не нужна – ни свобода выбора, ни реальная свобода слова. Кстати, лично я не люблю наших либералов именно потому, что наши либералы, на самом деле - враги реальной демократии. Они к ней и не стремятся, им нужна лишь ее имитация – но такая, при которой они будут «наверху». Их, собственно, полностью устраивают существующие ныне имитационные механизмы, а расстраивает лишь то, что им не «дают порулить». Они эту систему создавали в 90-х под себя, а Владимир Путин ее у них отобрал. За это они на него и обижены, а вовсе не за то, что он «не демократ».

К примеру, все это либеральное двуличие очень ярко демонстрируют доклады ИНСОРа, включая и самый последний. Люди, которые имели прямое отношении к формированию всех наиболее негативных тенденций современного развития России и всем недостаткам нынешней системы, теперь стали главными их критиками и пытаются на этом делать свою циничную игру, выворачивая все наизнанку. А цель простая - полный и окончательный крах России.

Я и раньше говорил и сейчас повторю: наши либералы утверждают, что они не любят какую-то прежнюю, старую Россию. Но на самом деле диагноз другой - они просто ненавидят Россию как таковую и русских, как ее фундамент. Она не устраивает их ни в каком виде. В идеале только ее уничтожение или полное растворение станет для них желаемым итогом «современного развития». Что же касается ИНСОРа, то вообще его доклады всерьез читать не имеет смысла. Даже если им заказать доклад по развитию коневодства, то в итоге мы получим стандартный набор рекомендаций - децентрализация, либерализация и дружба с Западом. Выводы у них заранее готовы, а фактуру можно подставлять любую. То есть, это не аналитика, это пропаганда и политическая технология.

- В 1996-м пропагандисты из команды Бориса Ельцина бомбили избирателей примитивным лозунгом: «Голосуй сердцем!», и точка. Подразумевалось: чего там думать, зачем сравнивать программы и пытаться получить ответы на вопросы. Затем от ставки на эмоции ушли. Теперь избиратели станут изучать программы кандидатов в президенты?

- От ставки на эмоции, которая была сделана в 1996-м, ушли еще и потому, что те выборы были однозначно фальсифицированными, они стали демонстрацией применения административного ресурса. Что касается населения, уверен, что оно все равно продолжало и будет продолжать «голосовать сердцем». Одни делают выбор в пользу того или иного кандидата, исходя из того, нравятся ли им высказывания этого политика или нет. Есть люди, для которых имеет значение даже то, как претендент на высший пост в государстве выглядит внешне. Другие интуитивно для себя решают: кто выступает против государственных интересов, а кто обещает их защищать. Или по критерию «за свободу» – «против свободы». Есть избиратели, которых к выбору толкает ностальгия по Советскому Союзу – при этом они не вдаются в глубокий анализ того, что было в стране в те времена. Для них «тогда» было хорошо – вот и все.

Полагаю, избиратели всегда «голосуют сердцем», и в той же Америке, кстати. Не думаю, что кто-то всерьез в предстоящей предвыборной кампании озаботится глубоким изучением программ партий и их кандидатов. Тем более что эти программы серьезно не отличаются друг от друга, как это было в девяностые годы. А сегодня их можно сформулировать очень кратко: «За все хорошее – и против всего плохого».

- Конечно, ведь никто не станет обещать ухудшения положения сограждан в случае своей победы. Раньше разительно отличались лишь пути достижения этого счастья. Вы согласны с тем, что оппозиция сегодня постепенно сглаживает «острые углы» своих программ, а правящая «Единая Россия» заимствует у оппонентов тезисы, которые больше всего нас волнуют? Так что, пора говорить о создании одной мощной партии, которая поведет страну вперед?

- Все потихоньку, скажу так, центрируются – ведь каждая партия, как говорят в Америке, хочет превратиться в «партию catch all», то есть «хватай всех», на все вкусы. Чтобы понравиться всем, неизбежно приходишь к отцентрированной позиции по всем вопросам. Да что там долго говорить, если либеральная оппозиция в своих взглядах стала сходиться с левыми, и даже критиковать рожденные ею же раньше программные тезисы. Сейчас в борьбе за электорат либералы берут на вооружение и лозунги леворадикальной оппозиции, и даже национал-патриотических сил. Жизнь заставляет: чтобы понравиться всем, приходится «усредняться». По сути дела, нам действительно нужна одна партия, назову ее Партией здравого смысла. Это было бы лучшим вариантом для страны, ведь в плане интересов избирателей и страны есть некая константа, и вычислить ее несложно. Другое дело, что к такой константе политики придти не хотят: здесь сталкиваются внутренние, внешние, частные и групповые интересы.

- Выборы закончатся – и мы станем жить лучше? Ведь именно на это рассчитывают избиратели, причем многие хотят, чтобы благоденствие наступило сразу. В противном случае начнут говорить известное «За что голосовали?»

- Думаю, «коллективный разум» наших людей осознает: никаких таких великих позитивных перемен ждать не следует. Мы это понимаем, поскольку в действенность выборного механизма никто всерьез и не верит. Наши сограждане в девяностые годы видели либералов у власти, затем их сменили так называемые государственники – при этом никто из нас на быстрые перемены к лучшему, заполняя бюллетень для голосования, не рассчитывал. Ну разве что в самом конце 80-х и начале 90-х. Разве что совсем наивные люди, только вот сегодня у нас их практически не осталось. Все понимают: происходящее сегодня – в значительной степени игра.

Наше население ищет справедливую власть. И больше ничего ей не нужно. При этом сограждан совершенно не волнует, станет ли эта власть именовать себя либеральной или консервативной. По большому счету, всем нам на некий политический «брэнд» наплевать. Людей больше всего заботит, будет ли эта власть справедливой – или же окажется несправедливой. Я уверен: наше население в массе своей не желает голосовать за оппозицию и готово отдать свои симпатии власти. Но – в том случае, если власть эта будет действительно справедливой.

- Тогда бы понять, что такое «справедливость»…

- Все просто: население хочет, чтобы в стране существовали вменяемые законы, отвечающие здравому смыслу и понятиям справедливости. И чтобы перед этими законами все были равны! Больше ничего не надо. А сегодня сограждане убеждены, что законы наши несправедливы, что перед законом одни равны больше, чем другие. К примеру, националистические волнения происходят не по причине ксенофобии, они вызваны убежденностью людей в том, что определенная группа населения хочет подняться над законом. Поставить себя выше его.

Повторюсь: нам не нужно ничего, кроме справедливой власти, при которой все были бы равны перед законом. А какими «-измами» будет себя эта власть именовать, населению – до энергосберегающей лампочки.

- После ухода с поста Бориса Ельцина политики, которых ныне именуют «либералами», а раньше называли «демократами», потеряли очень большой административный ресурс. Избиратели стали отдавать предпочтение тем, кого раньше презрительно клеймили «консерваторами». Скажите, а на предстоящих выборах вы видите столкновение «тяжеловесов» из первого и второго лагерей? Или же в нынешних реалиях «либералы» обречены на прозябание в российской политике?

- Если говорить о выборах в Государственную Думу, которые будут предшествовать голосованию за кандидатов в президенты, то КПРФ займет второе место по итогам волеизъявления. Это убедительно доказывают состоявшиеся 13 марта региональные выборы в органы законодательной власти. Полагаю, что общенациональный потолок для коммунистов составит 25 процентов голосов. В случае, если им не будут мешать, именно с таким результатом они придут в Госдуму следующего созыва.

- Это то, что называется «протестным голосованием», или же сограждане выберут их по своим убеждениям?

- Смесь из электорального ядра коммунистов, протестного голосования плюс того, что бы я назвал «ностальгическим выбором». Потому что на самом деле всерьез в коммунизм у нас практически никто не верит, даже те, кто хранит самые хорошие и добрые воспоминания о Советском Союзе. Для них то время и было «временем справедливости». Однако лимит голосов, которые получит КПРФ, как раз ограничивается коммунистической идеологией партии. То, что к ним привлекает, их же и тормозит.

Что касается ЛДПР, полагаю, проходной балл партия Владимира Жириновского может набрать, эксплуатируя тему национализма, хотя большинство тех, кто считает себя националистами, к ЛДПР относятся с недоверием. Либералов же типа «Правого дела» могут начать «протаскивать» в Госдуму, чтобы показать: последние избирательные реформы были проведены не зря, в законодательных органах должны «цвести все цветы», и пусть хотя бы один-два говоруна от либералов попадут в нижнюю палату парламента.

Что касается президентских выборов, то главный вопрос и главная интрига сведется к кандидатурам Дмитрия Медведева и Владимира Путина. Сейчас даже те, кто считает себя оппозиционерами, пытаются определиться именно в «системе координат» из этих двух фамилий. Поддержать того или иного. Это можно считать довольно интересным технологическим ходом со стороны власти: навязывать выбор из двух достаточно похожих людей, даже при том, что между ними, судя по всему, намечаются какие-то разногласия во взглядах на ту или иную проблему. В итоге тот, кто станет кандидатом от власти, тот и победит, нечего тут и рассуждать.

Конечно, Геннадий Зюганов не наберет тех 25 процентов, которые может получить его партия на парламентских выборах. Коммунисты – это единственная настоящая политическая партия в России, опирающаяся на идеологию и идеи, а не партия своего лидера. Поэтому у КПРФ и нет руководителя, за которого все избиратели бросятся голосовать в день выборов.

- Полагаю, вы разделите мнение итальянского писателя Артуро Графа, два века назад изрекшего: «Чтобы вести разумную и правильную политику, недостаточно знать людей, надо любить их». А кандидаты на пост президента, как вы считаете, согласятся с этим утверждением?

- Боюсь, это и есть серьезнейшая проблема всего нашего правящего класса и элиты, да и всех, ставящих себя выше «простых смертных»: они относятся к людям как к таковым без большого уважения, и, уж тем более, любви. Они – это сословие, и, умышленно или нет, вся эта элита отделяет себя от «серой массы». И, конечно же, при этом не рассматривает политику как сферу достижения общественного и общенародного блага. Что такое общественное благо и как работать во имя его достижения – вот вопрос, который выпал из нашей политической дискуссии. В итоге политика оценивается по признакам эффективности и неэффективности, при этом эффективность – понятие, под которое можно подогнать все. Но чаще всего имеются в виду деньги. Исчезновение из нашей политической жизни самого понятия общественного блага - одна из очень серьезных проблем, значит, у нас отсутствуют критерии для оценки конкретных политиков и политики в целом.

Элита любит избирателей – как средство достижения своих целей. Но, естественно, в первую очередь, она любит себя. Этот нарциссизм очень емко характеризует постсоветские элиты в целом. Особенно тяжко это протекает на фоне известного синдрома «из грязи в князи». Хотя ведь это болезнь, которая всегда была, есть и будет, и не только у нас…


Беседу вел Виктор Грибачев

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test