От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Эксперты - об итогах первого года второй киргизской революции
Категория: Киргизия Дата и время публикации: 06.04.2011 22:35

alt

Источник: Фергана.News


7 апреля исполняется год, как в Кыргызстане был свергнут президент Курманбек Бакиев. «Фергана» попросила экспертов по Центральной Азии оценить итоги второй киргизской революции, о которой внутри страны говорят как о «великой» и «народной».

Одни эксперты считают, что еще рано подводить итоги, что государственная система Кыргызстана только формируется и не нужно ждать от этого политического процесса быстрых успехов. Другие говорят о печальном состоянии киргизской политической элиты и кризисе государственного управления. На вопросы «Ферганы» отвечают Артем Улунян, Аждар Куртов, Аркадий Дубнов, Дмитрий Фурман, Алексей Власов.

Артем Улунян, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, руководитель Центра балканских, кавказских и центральноазиатских исследований

Апрельская революция, действительно, является народной, это во-первых. Во-вторых, что немаловажно, она действительно открыла перспективу для развития демократии в Кыргызстане, так как новая конституция Кыргызстана позволяет отказаться от той системы, которая существовала раньше, а именно — фактического единоначалия, и в общем-то, можно сказать, способствовала усилению клановых и групповых связей. Теперь, по новой Конституции, нынешний Жогорку Кенеш (парламент) обладает гораздо б?льшими полномочиями и может являться органом, действительно представляющим интересы всего населения Кыргызстана.

Что касается механизмов формирования [государства] на данном этапе, - да, конечно, здесь есть свои проблемы, но не надо забывать о том, что, во-первых, Кыргызстан — это молодое постсоветское государство, которому 20 лет; во-вторых, на протяжении этих 20 лет там происходило формирование совершенно противоположной системы, нежели та, которая формируется сейчас, и сделать быстро что-либо невозможно. И третий аспект, что тоже немаловажно, - политические силы самого Кыргызстана до сих пор пока еще не сформировались в той степени, в какой они сформировались, скажем, на пространстве Восточной Европы, где можно говорить о развитой политической системе как таковой.

Поэтому я бы не стал отрицать того факта, что это действительно была народная революция, того факта, что в какой-то степени ее можно считать и великой, поскольку произошло изменение в системе подхода к формированию власти, и еще немаловажный момент — все-таки, несмотря ни на что, у Кыргызстана есть перспектива в развитии этой системы, поскольку предыдущая не давала такой перспективы вообще.

Аркадий Дубнов, международный обозреватель газеты «Московские новости»

То состояние, в котором находится нынешняя киргизская элита, встречающая первую годовщину второй революции, на мой взгляд, говорит о том, что цели этой революции еще не достигнуты, если понимать под ними стремление к консолидации власти и народа. По-прежнему самой характерной чертой нынешней политической жизни является популизм. Новые власти обещают скорых решений, например, довести до конца борьбу с преступностью, но это выглядит так же несерьезно, как обещание полностью искоренить коррупцию. А народ делает вид, что верит этим обещаниям и через некоторое время готов потребовать отчета - и это может снова вывести людей на митинги, возникает угроза нового переворота. Киргизия никак не может выйти из этой дурной бесконечности.

По-прежнему среди элиты катастрофически мало политиков, которым свойственно государственное мышление. Основным стимулом деятельности этих политиков является перераспределение ресурсов и укрепление позиций собственного клана или партии, что в данном случае одно и то же.

Выразительная черта нынешнего состояния страны, если судить по действиям элиты, - страна боится узнать себя в лицо. Я имею в виду постоянное откладывание оглашения отчета международной комиссии по расследованию июньских событий, утаивание отчета по расследованию апрельских событий… Это не печалит - это настораживает.

Аждар Куртов, главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Российского института стратегических исследований

В отношении того, что праздновать, это, конечно, дело киргизских властей и киргизского народа. Нельзя не обратить внимания на то, что праздники, как правило, учреждает власть. И власть в данном случае, как мне представляется, своим предложением узаконить подобного рода памятное событие использует предоставленные законодательством возможности для собственного пиара. По сути дела, этот праздник не является судьбоносным для истории Киргизии. Конечно, о судьбоносности можно рассуждать по прошествии длительного периода времени, очень часто исторические события, которые кажутся значимыми, великими, переломными, в момент их совершения или сразу после их совершения таковыми перестают быть спустя годы или спустя десятилетия. Потомкам предоставлено судить о величии того или иного события, а современники очень часто используют такую политическую конъюнктуру в своих подходах и оценках.

Оценивая историческое значение апрельской революции, президент Кыргызстана Роза Отунбаева отметила, что «кыргызские революции стали феноменом для мировой общественности»: «Когда наши революции транслировались по всем международным каналам, их воспринимали неоднозначно. Но не прошло и года, как в Северной Африке и на ближнем Востоке начались массовые выступления мирных граждан. Наша апрельская революция высоко оценена, она стала для них примером», - заявила президент на торжественном собрании в честь годовщины апрельских событий.
Я полагаю, что судьбоносности в этом все-таки не было. Вспоминая события 2005 года, ту первую революцию, - тогда тоже много говорилось о великом историческом значении свержения Аскара Акаева, целый год газеты рассуждали, что Киргизия, наконец, встала на путь демократии и прогресса, избавившись, как тогда утверждали, от проклятий акаевского режима. Да и в начальный период независимости ситуация была примерно такой же, и тоже киргизские СМИ и политики взахлеб обсуждали возможности, которые открылись с независимостью для развития демократии в этом центральноазиатском государстве.

Если смотреть с научной точки зрения, то должны быть какие-то факторы, которые тот или иной эксперт или политик приводит в подтверждение своим подчас высокопарным выводам. Какие факты могут подтвердить величие апрельской революции прошлого года?

Я думаю, таких фактов не так уж много. Я думаю, то, что утверждается, что был свергнут коррумпированный режим, ну так этот режим и создавался очень часто теми же политиками, которые сейчас у власти, поскольку многие из них были соратниками, и уже сейчас видно, что новая власть не избавилась от этих порочных, пагубных склонностей, в которых сейчас обвиняется режим Бакиева: и коррупция, и непотизм, и пренебрежение правом, и попытки захвата чужой собственности, и пренебрежение к международным обязательствам, - все это есть и под руководством Розы Отунбаевой, и нынешнего правительства, и таких фактов море.


«Сложившаяся ситуация является чрезвычайно опасной для Кыргызстана. В стране отсутствует проект будущего, находящиеся у власти политические группы и лидеры не ориентированы на решение проблем страны и обеспечение развития, а ориентированы на власть как таковую и на получение доступа к общественным ресурсам в личных или корпоративных целях. Они не демонстрируют ответственность за происходящее, за свои действия, за страну и за будущее. Самым печальным является тот факт, что политическая борьба, которая сейчас идет это борьба именно между этими силами, а не между безответственными и ответственными элитами. Это касается как внутрипарламентской борьбы, так и предстоящих президентских выборов», - заявил руководитель аналитического консорциума «Перспектива» Валентин Богатырев на встрече экспертов в Институте общественной политики 30 марта 2011 года. Полностью текст его выступления на тему «Риски Кыргызстана» читайте на сайте ВРС

То, что величие состоит в перемене формы правления — это для меня, как для правоведа, достаточно смешно. Разные страны выбирают разные формы правления, и здесь никто не может сказать априори, что парламентская республика всегда и повсюду, во всех условиях - это более развитая, более демократичная форма правления, чем президентская, полупрезидентская или даже монархия. Существует множество монархий, где таких безобразий, какие творятся ныне в Киргизии, просто нет, и поэтому вывод такой: переход к парламентской республике не есть всемирно-историческое достижение Киргизии. Этот эксперимент еще не закончен, и уже сейчас киргизские газеты пестрят статьями о том, что не худо бы вернуться к президентской форме правления, и что парламентскую форму правления, вероятно, выбрали все-таки очень скороспело. Тем более что, если абстрагироваться от того, что лучше, что хуже, - парламентская или президентская форма правления, - нужно сказать, что в Киргизии ведь очень наскоро была написана Конституция под парламентскую форму правления, и она изобилует противоречиями, которые хочешь-не хочешь, нужно исправлять. Потому как этот революционный энтузиазм в данном случае сыграл плохую роль. Законодатель должен работать в условиях спокойствия, размеренности и определенного рода неторопливости. Правовые нормы тогда хорошо ложатся на бумагу, когда никто не подгоняет законодателей, тем более над законодателями не довлеют какие-то революционные догмы или стремление во что бы то ни стало, вопреки объективным обстоятельствам утвердить свою точку зрения. Законодатель — это человек, который должен семь раз отмерить и один раз отрезать. А когда принималась конституция в прошлом году, такого абсолютно не было. Общественная форма этому не способствовала, просто обществу киргизскому в очередной раз навязали какую-то красивую идею и заставили фактически выйти на конституционный референдум — проголосовать за далеко не лучший вариант, изобретенный политиками.

Если говорить о перспективах всего того, что творится в Киргизии, то с каждым шагом убеждаешься, что, по сути дела, киргизские политики проводят такую самоедскую линию: эти их экономические эксперименты, как правило, сводятся к теме распределения собственности, то есть новое национальное богатство не создается, а пытаются каким-то образом переиграть правила игры на рынке — отобрать собственность у одних и передать другим. Конечно, это делается под красивыми лозунгами необходимости национализации, но за этим стоит, во-первых, тривиальное стремление к наживе, и этого нельзя отрицать, а во-вторых, это непонимание того, что государство долго в таком режиме - политико-правовом и экономическом - существовать просто не может. Уменьшающиеся национальные богатства когда-то приведут к ситуации, когда делить больше будет нечего. И тогда люди начнут, что называется, отбирать друг у друга уже последнее. А как правило, последнее отбирается только с помощью силы. Это значит, что нынешняя экономическая практика Киргизии — это путь к гражданской войне. И я думаю, что Киргизии этого не избежать.

Дмитрий Фурман, главный научный сотрудник Института Европы

Революция означала переход от авторитарной системы к попытке построения демократии на основе Конституции парламентской республики. Свергнуть авторитарный режим можно за один день, а построить демократию нельзя ни за день, ни за год. В процессе построения парламентской демократической республики киргизское общество уже сделало ряд «планок»: уже был проведен референдум по Отунбаевой, очень важной планкой были парламентские выборы, и предстоит еще очень важный рубеж - новые президентские выборы. Если Киргизия сможет без характерного для киргизского общества впадения в хаос пройти и эту планку, просуществовать в рамках принятой Конституции хотя бы еще несколько лет, то Конституция упрочится, - и я думаю, что киргизское общество выйдет на путь стабильного, нормального демократического политического развития.

Алексей Власов, генеральный директор ИАЦ МГУ

Итоги подводить еще рано, но тот процесс, который был запущен весенними событиями прошлого года, еще не завершен, и пока невозможно предсказать, в какие формы он воплотится в ближайшие 3-4 месяца. Нельзя исключать и вероятность новой революции, «Тюльпана-3».

Но в целом понятно одно - продолжается процесс внутреннего дробления политического класса Кыргызстана, и возможно - такая вероятность тоже есть - в будущем этот процесс примет неконтролируемый характер и может привести, в перспективе, к распаду страны - по крайней мере, Бишкек может потерять контроль над ситуацией в регионах.

Подготовили Феруза Джани, Мария Яновская

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test