От Отчизны вдали, в Кыргызстане,
Нам судьба - за Россию гореть!
Где бы ни были мы - Россияне,
С тем родиться нам, с тем умереть.
Сохранить русский дух - дело чести!
И Великий язык отстоять!
Пусть все видят: мы русские вместе -
Несломимая сила и рать!
Пусть истории гимн величавый
Землям всем будет слышан в тиши! -
Это громкая русская слава,
И сияние русской души!!!

Светлана Шарова

Казахстан: Язык Пушкина в статусе иностранного…
Категория: Центральная Азия Дата и время публикации: 31.03.2011 01:05

alt

Источник: Русские в Казахстане

По степени распространения русский язык находится на четвертом месте в мире; для 160 млн человек он является родным языком, 300 млн его понимают, свыше 160 народов и национальностей общаются на русском языке, который является одним из основных языков системы ООН и других международных организаций. Однако в бывших союзных республиках позиции русского языка ослабевают, что ведет к росту социальной напряженности среди русскоговорящего населения и представителями «титульной» нации.

Принятие в 1997 году закона «О языках в Республике Казахстан» послужило сигналом обострения социально-этнической ситуации для русского и другого нетитульного населения. Начался стремительный отток русскоязычного населения. Итоги всеобщей переписи населения Казахстана, проведенной в феврале-марте 2009 г., дают возможность сопоставить этнический состав за годы независимости. До распада СССР Казахстан являлся самой полиэтничной союзной республикой. В начале 90-х гг. в демографии произошел кардинальный перелом. Уровень рождаемости казахов опустился до уровня простого воспроизводства населения, а европейских этносов – еще ниже. Европейское население было поставлено перед жесткой необходимостью определиться со своим гражданством и страной проживания. Самым заметным изменением стало значительное увеличение численности титульного этноса. Накануне распада СССР в Казахстане, согласно официальным данным республиканского агентства по статистике, проживало 6,5 млн. казахов. Население Казахстана за счет миграции сократилось в течение 1990-х гг. на 1,8 млн. чел. Следует учитывать, что этническая статистика в Казахстане имеет крайне важное политическое значение. Для казахов, численность которых в результате голода и массовой эмиграции начала 1930-х гг. в Монголию и Синьцзян сократилась как минимум в два раза, после чего они вплоть до конца 1970-х гг. казахи уступали по численности русским. Именно поэтому для современного Казахстана крайне важным является демографическое доминирование.

Согласно официальным данным переписи 2009 г. численность жителей Казахстана по сравнению с 1999 г. увеличилась более чем на 1 млн. чел., составив 16 млн. 5 тыс. чел. По сравнению с 1999 г. число казахов увеличилось на 1/4, а по сравнению с 1989 г. – более чем в полтора раза. Если накануне распада СССР в Казахстане проживало 6,5 млн. казахов, то в конце 1990-х гг. – 8 млн., а к 2009 г. - 10,1 млн. чел. Такой прирост населения обусловлен высокой рождаемостью и миграционным приростом вследствие репатриации оралманов – казахов, проживавших в странах СНГ, Монголии и дальнего зарубежья. Русские пока остаются вторым по численности народом Казахстана, составляя 23,7% его населения [Шустов: электронный ресурс]. Причины эмиграции «некоренного» европейского населения связаны с комплексом факторов, главным из которых является курс на построение казахского национального государства, где прочим этносам отведена роль этнических диаспор.

Наиболее ярким проявлением этого курса является повсеместное введение казахского языка, который по конституции и закону о языках может употребляться во всех сферах государственной и общественной жизни наравне с русским. Тем не менее, начиная с 2006 г. документооборот в республике последовательно переводится на казахский язык, которым плохо владеют не только русские, но и многие казахи. Эти процессы становления вызывают у русских вполне обоснованное опасение за будущее своих детей. Именно с середины 2000-х гг., когда началось введение казахского языка, эмиграция славянского населения из Казахстана вновь усилилась.

Весьма ощутимым становится усиление националистических настроений среди казахского населения республики. Прогнозируется, что в течение 2-3 десятилетий казахи составят до 80% населения, а русские станут этническим меньшинством, т.е. этнический облик Казахстана будет становиться все более «азиатским», а конфессиональный – мусульманским.

Хотя русские в Казахстане пока остаются значительной в количественном выражении диаспорой, но дискриминация в сфере языковой политики и в области допуска русских и другого «нетитульного» населения к госуправлению и представительству во властных и законодательных структурах, стремительно меняет количественный показатель. Стремление политической элиты титульного этноса к радикальной суверенизации республики встретило у большинства русского и другого русскоязычного населения негативное отношение. Новая этнополитическая ситуация обернулась резким превращением русских в нежелательное для этнизированной власти этническое меньшинство. При этом по результатам опроса, проведенного в Казахстане в 1999 году, в республике проживало 14953,1 тыс. человек, представляющих 130 национальностей. Из всего населения республики 6906,5 тыс. человек (46,2%) владеют одним языком, 8046,6 тыс. человек (53,8%) - двумя и более. Преобладающими остаются казахский и русский языки. Русским языком владеют 12673,4 тыс. человек, или 84,8% населения республики. Государственным (казахским) языком владеет 9631,3 тыс. человек - это 64,4% от общей численности населения, в том числе 82,4% - коренное население (казахи). Русский был распространен не только как первый, родной язык, но и как второй язык, на котором многие, не признававшие его родным, свободно говорили. Вопрос использования русского и казахского языка в суверенной республике решался дважды - при принятии Конституций 1993 и 1995 годов. В обоих случаях в качестве государственного провозглашался казахский язык. Русский язык по Конституции 1993 года был объявлен языком межнационального общения, а по Конституции 1995 года русскому языку впервые был придан статус: «В государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским официально употребляется русский язык». В законе 1997 года «О языках в РК» эта формула была повторена.

В 2004 году в закон о языке 1997 года были внесены изменения. Казахский язык провозглашен единственным государственным языком - языком государственного управления, законодательства, судопроизводства и делопроизводства, действующего во всех сферах общественных отношений на всей территории государства. В законе сказано, что долгом каждого гражданина является овладение государственным языком.

Русский язык стал изучаться как иностранный, объем передач на русском языке по телерадиовещательным каналам, независимо от форм собственности, «не должна занимать более 20%» эфирного времени. Весьма туманно формулируется в законе статус русского языка: «языком работы и делопроизводства государственных органов, организаций и органов местного самоуправления Республики Казахстан является государственный язык, наравне с казахским официально употребляется русский язык»…«В работе негосударственных организаций используется государственный и, при необходимости, другие языки».

Быть русским в Казахстане воспринимается самими русскими как возможность жить русской культурой и говорить на родном языке. Сам факт наличия у русских желания сохранить возможность говорить на родном языке не мешает им влиться в «народ Казахстана», правда не на тех условиях, которые им предлагает государство

Наряду с дискриминацией в языковой политике, русские и русскоязычные столкнулись с ущемлением в других сферах жизни – в сфере образования, устройства и продвижения на работе, политических прав и т.д. Но еще более неоднозначными были многократно высказываемые идеи высшего должностного лица республики – президента Нурсултана Назарбаева о «соединении казахского ума и русского трудолюбия» как залога возрождения страны. Все законопроекты, которые отражают интересы русских, имеют мало шансов быть принятыми. Моноэтническое непропорциональное представительство депутатов в парламенте и правительстве позволяет казахскому большинству блокировать принятие жизненно важных для русскоязычного населения решений, способных ослабить межнациональные противоречия.

Исход русских из Казахстана продолжается и остается значительным. Казахстан медленно, но верно превращается в «моноэтническое» государство. Казахи встревожены фактом оттока русских, но ничего не предпринимают, чтобы их удержать. Тревога основана на том, что вся современная цивилизационная инфраструктура в стране была создана главным образом русско-славянским населением. Казахстан сейчас прирастает нефтегазовыми месторождениями. Разрабатывают их крупные транснациональные корпорации. Работают вахтовым методом, на «социалку» не тратятся: «Пришел, увидел, откачал». Это русские строили в Казахстане современные промышленные предприятия и города вокруг них. Это русским было дело до того, есть ли в аулах школы, больницы и дома культуры, ходит ли туда транспорт и обеспечены ли местные жители работой. Казахстан гордился поднятой целиной и небывалыми урожаями зерновых культур. Целину поднимали тоже русские. За годы социализма коренное население так и не втянулось в индустриальное производство, не научилось производить товары, которые широко использовало в повседневной жизни. Все это делали русские, они знали и умели. И вот теперь русские уходят. Им стало неуютно в казахском государстве. А казахи продолжают упрекать их за старые «притеснения». О каких притеснениях может идти речь, если по старому советскому принципу вперед всегда выдвигались национальные кадры? На всех предприятиях и во все времена руководителями были казахи, а русские – лишь заместителями. Одна из главных обид – повсеместное использование во всех сферах жизни русского языка, а не казахского. Теперь русские уходят. Вместо них на нефтяные и газовые месторождения приходят гастарбайтеры. Они не станут воспринимать Казахстан как свою родину. Во многих аулах и поселках уже ничего не осталось, кроме школ [Исход русских: электронный ресурс].

Из оставшихся русскоязычных жителей Казахстана 60% желают выехать из страны. Например, глава Красноярского регионального агентства по занятости В. Новиков сообщил, что его ведомство получило 256 заявлений от граждан, заинтересованных в миграционной программе. 39% этих людей живут в Казахстане, 20 – в Украине, 16 – в Узбекистане [Амреев 2009 : электронный ресурс].

За первые 15 лет государственной независимости Казахстана (1992-2007 гг.), доля русских в Казахстане сократилась с 37,0% до 23,7%, украинцев – 5,2% до 2,8%, немцев – с 4,7% до 1,4%, белорусов – с 1,1% до 0,6%. Население Казахстана сократилось с 16,9 млн. в 1991 г. до 14,9 млн. в 1999 г. За 1989-1999 гг. количество русских сократилось на 26%, украинцев - на 38%, немцев - на 63%. Эти демографические сдвиги не могли не вызвать изменения в отношениях двух ведущих этносов, в их представлениях о собственном месте в новом государстве.

Согласно Конституции, в Казахстане казахский является государственным языком, а русский наделен статусом официального. 7-я статья Конституции особо оговаривает, что в органах государственной власти русский язык употребляется «наравне» с государственным казахским языком. Более того, в феврале 2007 года отдельным постановлением Конституционный совет Казахстана подтвердил эту законодательную норму, исключив любые попытки ее двусмысленного толкования. «В государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским официально употребляется русский язык», – говорилось в постановлении КС. «В постановлении Конституционного Совета от 8 мая 1997 года № 10/2 пункт 2 ст. 7 Конституции «В государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским официально употребляется русский язык» разъясняется следующим образом: «данная конституционная норма понимается однозначно, что в государственных организациях и органах местного самоуправления казахский и русский языки употребляются в равной степени, одинаково, независимо от каких-либо обстоятельств», – подчеркивалось в тексте постановления КС. Таким образом, всякая двусмысленность была Конституционным судом снята: «наравне» – значит наравне. Однако жизнь вносит коррективы. Никто не отрицает объективную необходимость «двуязычия» в Казахстане. Еще летом 2008 года президент Нурсултан Назарбаев сетовал, что «представители титульной нации, 40% которых, к сожалению, либо плохо говорят, либо вообще не знают родного языка. И что теперь, все равно говорить только на казахском языке: кто поймет, тот поймет, а на остальных наплевать? Разве я лично могу так поступить?». Но уже тогда, в 2008 г., казахстанскими властями было принято решение о полном переводе к 2010 году всего делопроизводства на казахский язык. Русская общественность Казахстана так и не дождалась ответа на вопросы председателя Республиканского славянского движения «Лад» М. Крамаренко: Будет ли в парламенте обеспечен параллельный документооборот на официальном русском языке, который, в соответствии с Конституцией, должен употребляться в государственных органах власти наравне с государственным казахским языком? Насколько полноценным будет участие в законотворческом процессе русскоязычных депутатов, не владеющих (или плохо владеющих) государственным казахским языком? Не скажется ли это обстоятельство на качестве законотворческой работы парламента и не уподобятся ли «нетитульные» депутаты (при отсутствии должной терминологической базы и существующем качестве перевода) «китайским болванчикам»?

Те, чьими усилиями и талантом Казахстан был превращен в развитую аграрно-индустриальную страну с соответствующей материально-духовной атрибутикой, состарились или умерли. Наиболее дееспособная часть наследников их опыта и знаний, и их непосредственных потомков покинула Казахстан. Того динамизма, который обеспечивался прежде ими, сейчас в Казахстане нет. Осознание, что такие коренные перемены уже необратимо и кардинально трансформировали образ жизни людей, изменило отношение казахского большинства к русскому меньшинству населения. В секторе реальной экономики так же, как и прежде, ведущую роль играют представители некоренного населения. Но это уже не русские сограждане, а иностранцы из дальнего зарубежья

Между этносами либо идет острая конкурентная борьба, разгораются конфликты по жизненно важным вопросам, либо складываются отношения господства-подчинения.

Данные социологических опросов фиксируют, что позитивные, добрососедские отношения между русскими и казахами сохраняются даже в самые критические моменты. Но отмечаются и существенные колебания, особенно среди молодежи. Так, например, в 1999 г. в характеристиках казахов русскими впервые стали упоминаться такие качества, как «национализм» и «жестокость», стремление доминировать с использованием азиатских традиций. К моменту распада СССР среди казахов накопилось много претензий к «старшему брату». Так называемая «колониальная неблагодарность» казахов выплеснулась в том, что русских стали обвинять в геноциде, в искоренении национального языка и культуры. Затем произошел глобальный миграционный отток, миллионы русских, украинцев, немцев покинули страну. Эмиграция русскоязычных достигла апогея в 1994 г. Казахи стали «титульным» этносом и достигли в стране абсолютного численного большинства. Эти перемены нашли отражение в идеологии. Многонациональный характер государства сохранился, но все ключевые посты принадлежат исключительно казахам. В дальнейших планах некоторых идеологов - полная «казахизация» страны. Так, например, доктор исторических наук Азимбай Гали пишет: «Что такое хорошо для Казахстана и казахов? Интеграция, ассимиляция и аккультурация на основе казахских ценностей… Будут уменьшаться носители этого (русского) языка, меньше будет эпигонов, и в качестве международного казахи предпочтут английский, в качестве родного - казахский» [Чернышев 2006]. Такие идеологи подогревают в казахской среде бытовой национализм, национальную кичливость и ксенофобию. Тенденция к созданию этнократического государства тревожит неказахов, которые живут в Казахстане. В условиях отношений господства-подчинения негативные стереотипы резко актуализируются, становятся мощным фактором, препятствующим пониманию и доверию между народами.

Руководитель Президентского фонда по изучению казахского языка Б.Абдыгалиев, в газете «Айкын» от 19 февраля 2009 года (28) заявил: «Став независимым этносом, нам нечего бояться. Не лучше ли, используя смешанные школы, перетягивать представителей других этносов на свою сторону?». Этот призыв совсем не похож на оговорку по Фрейду, скорее всего - это сознательное внедрение в общественное сознание казахов идеи о желательности этой самой «казахизации», что весьма опасно для хрупкого межнационального мира. «Нечего бояться» общепринятых нормы морали, а через смешанные школы надо «перетянуть представителей других этносов» в «казахи», - так рассуждает чиновник. Опыт Финляндии и Швейцарии показал: только максимальный либерализм в удовлетворении национальных потребностей может стать почвой, на которой не может произрастать сепаратизм, экстремизм, национализм, дискредитация, дискриминация и подобные нежелательные для социума явления. На «круглом столе», посвященном проблемам русского языка в РК, 2/3 его участников сошлись на том, что русский в Казахстане – «уходящая натура». Политолог А.Саримов полагает, что «через 40-50 лет эволюционный процесс приведет к тому, что в Казахстане население будет говорить на китайском и английском языках».

Вопрос о языке лежит в социально-политической плоскости, судьба русского языка в РК зависит от отношения к этому вопросу правительства страны. В. Лукашев отмечает: «Ситуация по русским школам отлична от того, что говорят. Количество школ сокращается, а число учеников в каждом классе, возрастает. Если в казахской школе 20 учеников в классе - это норма, то в русской и 40 считается мало. В будущем всё будет зависеть от национальной элиты». В школах произошло резкое сокращение количества часов на изучение русского языка: с 4–5 раз в неделю до 2 уроков русского языка и 1 русской литературы (8 класс). На английский язык отведено 4 часа в неделю, на казахский язык 5, т.е. на английский и казахский языки отводится в 2–2,5 раза больше, чем на русский язык, на котором осуществляется межнациональное общение не только в РК, но по всему постсоветскому пространству. Это и есть свидетельство дискредитации русского языка. Русский язык действительно объединяет все народы, живущие в бывших союзных республиках, он имеет статус языка международного общения. Это язык политики, бизнеса, науки и культуры.

Русский язык в РК активно вытесняется английским. Русские дети получают паспорт, в котором все написано на казахском и на английском языке, пожилым русским людям выдаются справки, результаты анализов и др. документация на казахском языке. Трансляция российских фильмов, переведенных на казахский язык, не прерывается рекламой, а демонстрация тех же фильмов на русском языке не только прерывается каждые 3-5 минут рекламой, но и показывается исключительно в ночное время. «Русское радио» говорит на казахском языке. Это уже не «бытовой национализм», а политика притеснения русского языка и выдавливания русского населения из республики. Объективно можно отметить, что в РК нет равенства в отношении языков; не выполняются пункты Конституции РК, в частности - п. 3 ст. 7: государство не заботится, в должной мере, о создании условий для изучения и развития языков народов Казахстана. Это касается, прежде всего, казахского и русского языков. Учебники по казахскому языку адресованы тем, для кого казахский язык является родным. Они написаны непрофессионально: отсутствуют словари с необходимыми для перевода словами, лексика упражнений не соотнесена с возрастом обучающихся, задания составлены некорректно (имеются ошибки в самих формулировках) и т.д. Не отработана методика обучения казахскому языку, не применяются современные методические рекомендации, основанные на психологии (суггестивная, например). «Современная языковая политика - политика «кнута», проводимая властью, принижает значение русскоговорящих наций, в том числе и казахов, а потому наносит государству невосполнимый вред» [Лапшин: электронный ресурс].

Фактов дискриминации в РК по языковому и национальному признаку можно привести много. И они носят далеко не «бытовой характер», поскольку затрагивают гражданские, социальные и политические права неказахов.

(СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ НЕАДЕКВАТНО ВОСПРИНЯТОЙ ДЕЛОВОЙ ИНФОРМАЦИИ)
Верещагина А.А. (Алматы)

Седьмая волна психологии (Вып. 7). Сб. под ред. Козлова В.В.– Ярославль: МАПН, ЯрГУ, 2010 г., стр. 133-139

Верещагина А.А. - Алматы
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Если Вы уже зарегистрированы, выполните вход на сайт.

test